Бы­жыр­марган

Жыл ста­рик со ста­рухой. У них был один па­рень, по име­ни Бы­жыр­марган. Бед­ные они бы­ли. Сын про­сит от­ца сде­лать ему стрел­ку. Тот сде­лал. Сын по­шел и зас­тре­лил со­року. При­нес до­мой; по­лови­ну со­роки сва­рили, по­лови­ну на дру­гой раз ос­та­вили. На­елись.

Сын опять по­шел охот­ни­чать; по­пала ему ут­ка. И так он мас­тер стал стре­лять, пер­вый охот­ник стал.
Один раз по­шел он охот­ни­чать. Ви­дит: на до­роге огонь го­рит. За­ходит Бы­жыр­марган в огонь, а там ле­жит змея. Взял Бы­жыр­марган стрел­ку и выб­ро­сил змею из ог­ня.

Змея ска­зала ему: «Спа­сибо те­бе за это. Пой­дем к нам в гос­ти». — Все рас­ска­зала ему, ку­да и как ид­ти. «Как при­дешь в из­бу, го­вори от­цу: са­ля ма­ликам! (здравс­твуй!) Уго­щать он те­бя бу­дет. А ког­да пой­дешь до­мой, то он даст те­бе сун­дук — лю­бой, ка­кой ду­ша же­ла­ет: крас­ный, зе­леный, чер­ный… Ес­ли чер­ный сун­дук возь­мешь, то там все змеи бу­дут, ес­ли зе­леный — яще­рицы, ес­ли крас­ный — огонь. Ты бе­ри бе­лый сун­дук».

Приш­ли в их­ний дом. Бы­жыр­марган ска­зал: «Са­ля ма­ликам» (здравс­твуй). — «Ес­ли бы не этот се­лям, то я ра­зор­вал бы те­бя на две час­ти и прог­ло­тил бы!» — Стал его уго­щать. — «Спа­сибо те­бе: сы­на та­щил». — Сколь вре­мя гос­тил, до­мой по­ра. — «Про­щай­те», — го­ворит. — Отец змея и го­ворит ему: «Пос­той, я те­бе по­дарок дам — лю­бой сун­дук бе­ри; ко­торый по­жела­ешь, от­дам!» — Бы­жыр­марган выб­рал бе­лый сун­дук. — «На свою зем­лю по­ка не вый­дешь, не от­во­ряй сун­дук!» — «Лад­но». — Поп­ро­щал­ся и по­шел до­мой.

При­нес Бы­жыр­марган сун­дук на свою зем­лю и от­во­рил. Как сун­дук от­во­рил, тут дом пос­тро­ил­ся, и ба­ба ему, и вся­кое хо­зяй­ство — са­мовар и все. Дом шиб­ко хо­роший: у ца­ря нет та­кого. Бо­гатый стал; от­ца и мать к се­бе жить та­щил.
Царь осер­дился на не­го: за­чем луч­ше цар­ско­го дом пос­тро­ил? Пос­лал сол­да­та к Бы­жыр­марга­ну: «Пус­кай го­товит­ся на вой­ну со мной». — Сол­дат ска­зал. Бы­жыр­марган на дверь взгля­нул — зап­ла­кал, в крас­ный угол взгля­нул — рас­сме­ял­ся. Ба­ба го­ворит ему: «Схо­ди к мо­ему от­цу, поп­ро­си у не­го во­ен­ных стре­лок; он те­бе даст», — го­ворит. — «Лад­но». — По­шел. 10 дней толь­ко сро­ку дал ему царь.

При­шел к тес­тю и поп­ро­сил у не­го стре­лок. — «Лад­но», — го­ворит. — Три ты­сячи стре­лок дал ему. — «Там, — го­ворит, — дочь зна­ет, что де­лать с ни­ми». — При­нес стрел­ки до­мой, от­дал ба­бе. Ба­ба по­нес­ла их на озе­ро мыть; бе­лые ста­ли, по­ложи­ла их на ска­мей­ку под окош­ко в ряд.

Вре­мя выш­ло. Соб­ра­лись цар­ские сол­да­ты. Ба­ба ве­лела Бы­жыр­марга­ну за­лезть на кры­шу и там си­деть. Стрел­ки эти ста­ли ше­велить­ся: им стре­лять­ся охо­та. По­том ста­ли сол­да­ты стре­лять пря­мо в из­бу му­жику. Тог­да и стрел­ки ста­ли са­ми стре­лять: стре­ля­ют, по­пада­ют и все про­ходят че­рез че­лове­ка даль­ше; не ос­та­ют­ся в те­ле, а стре­ля­ют по­том дру­гого и треть­его. В 15 ми­нут весь цар­ский полк кон­ча­ли, по­том ос­та­нови­лись.

Царь то­же не стал во­евать. Он ска­зал: «Ста­нем те­перь бо­роть­ся: у ме­ня есть се­миго­дова­лый бык, ты с ним бу­дешь бо­роть­ся!» — Бы­жыр­марган взгля­нул на дверь — зап­ла­кал, взгля­нул в крас­ный угол — зас­ме­ял­ся. Ба­ба ему го­ворит: «Что ре­вешь? Ни­чего не бой­ся. Не­си от­цу стрел­ки (а стрел­ки все во­роти­лись на­зад) и про­си у не­го опо­яс­ку».

По­шел Бы­жыр­марган к тес­тю; от­нес ему стрел­ки, гос­тил у не­го. — «Мне, — го­ворит, — на­до опо­яс­ку». — Тесть дал ему шел­ко­вую опо­яс­ку. Взял и при­нес ее до­мой. Ба­ба учит его: «Ког­да при­дешь на май­дан, да­дут те­бе мя­са — ешь, и не да­дут — рви и ешь! Кто те­бя тол­кнет, кто не тол­кнет, все рав­но па­дай. Ког­да бу­дет те­бя бык бо­дать, бро­сай ему на ро­га эту опо­яс­ку».

Бы­жыр­марган при­шел на май­дан, пря­мо рвет мя­со и ест; кто-ни­будь его тол­кнет, алима­лень­ко по­шеве­лит, он па­да­ет. На­род сме­ет­ся над ним: «Хо­рош, — го­ворит, — бо­рец».

Вре­мя нас­та­ло бо­роть­ся. Цар­ские слу­ги при­вели на опо­яс­ке се­миго­дова­лого бы­ка; бык шиб­ко злой, бо­да­ет­ся, идет к Бы­жыр­марга­ну кру­то, пря­мо бо­дать. Как бык по­дошел, Бы­жыр­марган бро­сил ему опо­яс­ку пря­мо на ро­га и да­вай его вер­теть. (Лег­ко стал под­ни­мать бы­ка.) Вер­тел, вер­тел его и бро­сил на 17 са­жен; до смер­ти кон­чал бы­ка.
Весь на­род уди­вил­ся. Май­дан кон­чился.

Дён 10 прош­ло. Опять царь по­сыла­ет к Бы­жыр­марга­ну: «Да­вай пус­кать бе­гун­цов: ес­ли моя ло­шадь преж­де при­дет, твою го­лову от­се­кем; твоя ло­шадь преж­де при­дет, мою го­лову от­се­кём».

Бы­жыр­марган на дверь пос­мотрел, зап­ла­кал; в крас­ный угол взгля­нул — рас­сме­ял­ся. Спра­шива­ет у ба­бы: «Что бу­дем де­лать те­перь?» — «Ай­да, шел­ко­вую опо­яс­ку не­си от­цу, а он даст те­бе тул­па­ра».
Схо­дил и поп­ро­сил у тес­тя: «Бе­гун­цов хо­тим пус­кать, ло­шадь мне на­до бы». — «Вот, — го­ворит, — у ме­ня ма­лой тул­пар, бе­ри! Заж­мурь гла­за, бей его раз и по­том гля­ди». — Заж­му­рил гла­за, уда­рил тул­па­ра; смот­рит: до­ма, в свою из­бу при­шел.

Майдан на­чал­ся. Пус­ти­ли бе­гун­цов; идут они. У Бы­жыр­марга­на да­леко впе­ред идет тул­пар, цар­ско­го бе­гун­ца не ви­дать за ним. Семь шел­ко­вых ве­ревок про­тяну­то бы­ло на кон­це бе­га; шесть ве­ревок пор­вал тул­пар, толь­ко на пос­ледней ос­та­новил­ся. Цар­ский бе­гунец при­шел мно­го пос­ле.

Бы­жыр­марган сде­лал­ся ца­рем.