Царь и Черепан

Бы­вало: поп да царь, да бо­ярин соб­ра­лись в один лик (по­хожи друг на друж­ка) и на­дели оди­накое платье на се­бя, и пош­ли про­хажи­вать­ся. И тог­да раз­го­вор про­межу се­бя ве­дут.
Царь спра­шива­ет:
— Что на зем­ле все­го до­роже?
От­ве­ча­ет поп:
— На зем­ле то все­го до­роже, у ко­го же­на хо­роша!
Го­ворит царь:
— А, ба­рин, ты что ска­жешь?
— То все­го до­роже, у ко­го де­нег мно­го!
— А я счи­таю то все­го до­роже, — го­ворит царь, — у ко­го ума мно­го!
Тог­да идут впе­ред опять. Навс­тре­чу едет им че­репан с гор­шка­ми. Царь и го­ворит:
— Че­репан, про­вези нас, изъ­ян пок­ро­ет­ся!
Стал че­репан гор­шки скла­дывать, сло­жил, обо­ротил ло­шадь:
— Са­дитесь!
Се­ли на са­ни.
Ехал, ехал, заш­ла ко­была в лу­жоч­ку,.. ста­ла. Че­репан ух­ва­тил плеть и сте­га­ет.
— Ах ты, ко­была! Ди­ка, как го­сударь!
Ко­была… и опять пош­ла. По­еха­ли, спра­шива­ет го­сударь:
— Что, че­репан, раз­ве го­сударь-от у нас дик?
— А как го­сударь не дик: у бо­яр пол­ны пог­ре­ба де­нег ле­жат, да все их жа­лу­ет, а у нуж­но­го, у бед­но­го с зу­бов ко­жу де­рет, да все по­дать бе­рет!
— Че­репан, есть лю­ди, ко­торые го­ворят: то до­роже все­го, у ко­го же­на хо­роша?
— А это, на­до быть, поп ли­бо ста­рец: те до хо­роших жен до­бира­ют­ся.
Царь опять спра­шива­ет:
— Есть лю­ди, го­ворят: то все­го до­роже, у ко­го де­нег мно­го?
— А то, — го­ворит, — бо­ярин или бо­яр­ской сын, они, тол­стоб­рю­хие, до де­нег ла­комы.
Опять царь спра­шива­ет:
— Есть лю­ди, ко­торые го­ворят: то все­го до­роже, у ко­го ума мно­го?
— А то царь ли­бо цар­ской сын, это они до боль­шо­го ума до­бира­ют­ся!
До­еха­ли в го­род и зас­та­вили ло­шадь одер­жать. Тог­да вста­вали все трое с са­ней и бла­года­рили че­репа­на за про­воз. И го­ворит царь:
— По­ез­жай, че­репан, по гор­шки и ве­зи в го­род, зав­тра гор­шки бу­дут до­роги, да не оши­бай­ся, про­си до­роже!
Че­репан при­вез гор­шки в го­род, а царь сде­лал пир на весь мир и при­казал всем гос­тям по гор­шку в по­дарок нес­ти. На­род бе­жит к ца­рю на пир, а к че­репа­ну при­вора­чива­ет за гор­шком.
Про­давал сна­чала по пять, по­том по де­сять руб­лей, дош­ло по пять­де­сят, а по­том по сту руб­лей, — и все ку­пят. До­толь до­поку­пали, один гор­шок ос­тался. Ла­дит сам ид­ти, по­дар­ка­ми нес­ти.
Глав­ной бо­ярин бе­жит к ца­рю на пир и при­вора­чива­ет к че­репа­ну за гор­шком:
— Про­дай гор­шка!
— Не осу­ди, нет бо­ле, один есть да се­бе на­до!
— Сде­лай ми­лость, ус­ту­пи, я — пер­вой бо­ярин!
— Я, по­жалуй, ус­туплю, толь­ко сде­лай по-мо­ему. Че­репан пред­ла­га­ет уни­зитель­ней­шее ус­ло­вие, ко­торое бо­ярин вы­пол­ня­ет.
Все соб­ра­лись во двор­це, а че­репа­на нет. При­ходит и че­репан на пир.
— Как же ты, че­репан, сколь­ко в те­бе ску­пос­ти, по­жалел гор­шка при­нес­ти, а при­вез воз це­лой!
— По­милуй­те, ва­ше цар­ское ве­личес­тво! Был са­мый луч­шой, бо­ярин от­бил, — меч ваш, а го­лова моя!
— Да ты за этот гор­шок мно­жес­тво де­нег взял?
— По­милуй­те, ва­ше цар­ское ве­личес­тво, не взял.
— Да как-ино ты, за что от­дал?
— Да не да­ром же от­дал, а ска­зать нель­зя!
— Ска­жи!
Че­репан рас­ска­зыва­ет о по­зоре бо­яри­на. Царь го­ворит:
— Уз­на­ешь ли?
— Пос­мотрю, дак най­ду!
Пос­мотрел и уви­дел его в пе­ред­нем уг­лу — са­мой глав­ней­шой бо­ярин:
— Ну, уко­ли, ска­жи ко­торой!
Он и уко­лол.
При­зыва­ет царь бо­яри­на к се­бе:
— Ты ли у че­репа­на гор­шок за… ку­пил?
— Я, цар­ское ве­личес­тво! Бо­ярин приз­на­ет­ся, что вы­пол­нил уни­зитель­ное ус­ло­вие).
— По­тому, что я без гор­шка не смел явить­ся к вам!
— Да мне раз­ве гор­шка на­доб­но бы­ло? Мне на­доб­но бы­ло че­репа­на день­га­ми на­делить. Не бы­ло гор­шка, дак и так бы при­шел…
Взял царь по­садил бо­яри­на на во­роты и расс­тре­лял.