Царевна-отгадчица

Жил-был ста­рик; у не­го бы­ло три сы­на, тре­тий — Иван-ду­рак.
Ка­кой-то был тог­да царь — это дав­но уж бы­ло, — у не­го бы­ла дочь. Она и го­ворит от­цу:
— Поз­воль мне, ба­тюш­ка, от­га­дывать за­гад­ки; ес­ли у ко­го от­га­даю за­гад­ки, то­му что­бы го­лову ссек­ли, а не от­га­даю, за то­го пой­ду за­муж.
Тот­час сде­лали клич; мно­гие яв­ля­лись, всех каз­ни­ли: ца­рев­на от­га­дыва­ла за­гад­ки. Иван-ду­рак го­ворит от­цу:
— Бла­гос­ловляй, ба­тюш­ка! Я пой­ду к ца­рю за­гады­вать за­гад­ки!
— Ку­да ты, ду­рак! И луч­ше-то те­бя, да каз­нят!
— Бла­гос­ло­вишь — пой­ду, и не бла­гос­ло­вишь — пой­ду!
Отец бла­гос­ло­вил.
Иван-ду­рак по­ехал, ви­дит: на до­роге хлеб, в хле­бе ло­шадь; он выг­нал ее кну­тиком и го­ворит:
— Вот за­гад­ка есть!
Едет даль­ше, ви­дит змею, взял ее убил копь­ем и ду­ма­ет:
— Вот дру­гая за­гад­ка!
При­ез­жа­ет к ца­рю; его при­няли и ве­лят за­гады­вать за­гад­ки.
Он го­ворит:
— Ехал я к вам, ви­жу — на до­роге доб­ро, в доб­ре-то доб­ро же, я взял доб­ро-то да доб­ром из доб­ра и выг­нал; доб­ро от доб­ра и из доб­ра убе­жало.
Ца­рев­на хва­тила книж­ку, смот­рит: не­ту этой за­гад­ки; не зна­ет раз­га­дать и го­ворит от­цу:
— Ба­тюш­ка! У ме­ня се­год­ня го­ловуш­ка бо­лит, мыс­ли по­меша­лись; я зав­тра раз­га­даю.
От­ло­жили до зав­тра.
Ива­ну-ду­раку от­ве­ли ком­на­ту. Он ве­чером си­дит, по­кури­ва­ет тру­боч­ку; а ца­рев­на выб­ра­ла вер­ную гор­нишну, по­сыла­ет ее к Ива­ну-ду­раку.
— По­ди, — го­ворит, — спро­си у не­го, что это за за­гад­ка; су­ли ему зла­та и се­реб­ра, че­го угод­но.
Гор­нишна при­ходит, сту­чит­ся; Иван-ду­рак от­пер две­ри, она вош­ла и спра­шива­ет от­гадку, су­лит го­ры зо­лота и се­реб­ра. Иван-ду­рак и го­ворит:
— На что мне день­ги! У ме­ня сво­их мно­го. Пусть ца­рев­на прос­то­ит всю ночь не спав­ши в мо­ей гор­ни­це, тог­да ска­жу от­гадку.
Ца­рев­на ус­лы­шала это, сог­ла­силась; сто­яла всю ночь — не спа­ла.
Иван-ду­рак ут­ром ска­зал от­гадку, что выг­нал из хле­ба ло­шадь. И ца­рев­на раз­га­дала.
Иван-ду­рак стал дру­гую за­гады­вать:
— Ехал я к вам, на до­роге ви­жу зло, взял его да злом и уда­рил, зло от зла и умер­ло.
Ца­рев­на опять хва­тила книж­ку, не мо­жет раз­га­дать за­гад­ку и от­про­силась до ут­ра.
Ве­чером по­сыла­ет гор­нишну уз­нать у Ива­на-ду­рака от­гадку.
— Су­ли, — го­ворит, — ему де­нег!
— На что мне день­ги! У ме­ня сво­их мно­го, — от­ве­ча­ет Иван-ду­рак, — пусть ца­рев­на прос­то­ит ночь не спав­ши, тог­да ска­жу от­гадку.
Ца­рев­на сог­ла­силась, не спа­ла ночь и за­гад­ку раз­га­дала.
Третью за­гад­ку Иван-ду­рак не прос­то за­гады­вал, а ве­лел соб­рать всех се­нато­ров и за­гадал про то, как ца­рев­на не­уме­ла от­га­дывать его за­гад­ки и по­сыла­ла к не­му гор­нишну под­ку­пать на день­ги.
Ца­рев­на не мог­ла от­га­дать и этой за­гад­ки; опять к не­му спра­шивать — су­лила се­реб­ра и зо­лота сколь­ко угод­но и хо­тела от­пра­вить до­мой. Не тут-то бы­ло!
Опять приш­лось сто­ять ночь.
Как ска­зал он ей, о чем за­гад­ка, а раз­га­дывать-то нель­зя; о ней са­мой за­гад­ка, зна­чит, уз­на­ют все, как она от­гадки вы­пыты­вала у Ива­на-ду­рака.
И от­ве­тила ца­рев­на:
— Не знаю.
Вот ве­селым пир­ком, да и за сва­деб­ку: Иван-ду­рак же­нил­ся на ней; ста­ли жить да быть, и те­перь жи­вут.