Думы

Вы­копал му­жик яму в ле­су, прик­рыл ее хво­рос­том; не по­падет­ся ли ка­кого зве­ря.
Бе­жала ле­сом ли­сица. Заг­ля­делась по вер­хам — бух в яму!
Ле­тел жу­равль. Спус­тился кор­му по­ис­кать, за­вязил но­ги в хво­рос­те; стал вы­бивать­ся — бух в яму!
И ли­се го­ре, и жу­рав­лю го­ре. Не зна­ют, что де­лать, как из ямы выб­рать­ся.
Ли­са из уг­ла в угол ме­чет­ся — пыль по яме стол­бом; а жу­равль од­ну но­гу под­жал — и ни с мес­та, и все пе­ред со­бой зем­лю клю­ет, все пе­ред со­бой зем­лю клю­ет. Ду­ма­ют оба, как бы бе­де по­мочь.
Ли­са по­бега­ет, по­бега­ет да и ска­жет:
— У ме­ня ты­сяча, ты­сяча, ты­сяча ду­мушек!
Жу­равль пок­лю­ет, пок­лю­ет да и ска­жет:
— А у ме­ня од­на ду­ма!
И опять при­мут­ся — ли­са бе­гать, а жу­равль кле­вать.
«Экой, — ду­ма­ет ли­са, — глу­пый этот жу­равль! Что он все зем­лю клю­ет? То­го и не зна­ет, что зем­ля тол­стая и нас­квозь ее не прок­лю­ешь».
А са­ма все кру­жит по яме да го­ворит:
— У ме­ня ты­сяча, ты­сяча, ты­сяча ду­мушек! А жу­равль все пе­ред со­бой клю­ет да го­ворит:
— А у ме­ня од­на ду­ма!
По­шел му­жик пос­мотреть, не по­палось ли ко­го в яму.
Как зас­лы­шала ли­са, что идут, при­нялась еще пу­ще из уг­ла в угол ме­тать­ся и все толь­ко и го­ворит:
— У ме­ня ты­сяча, ты­сяча, ты­сяча ду­мушек!
А жу­равль сов­сем смолк и кле­вать пе­рес­тал. Гля­дит ли­са — сва­лил­ся он, нож­ки про­тянул и не ды­шит. Умер с пе­репу­гу, сер­дечный!
При­под­нял му­жик хво­рост; ви­дит — по­пались в яму ли­са да жу­равль: ли­са юлит по яме, а жу­равль ле­жит не ше­лох­нется.
— Ах ты, — го­ворит му­жик, — под­лая ли­сица! За­ела ты у ме­ня эта­кую пти­цу!
Вы­тащил жу­рав­ля за но­ги из ямы; по­щупал его — сов­сем еще теп­лый жу­равль; еще пу­ще стал ли­су бра­нить.
А ли­са-то бе­га­ет по яме, не зна­ет, за ка­кую ду­муш­ку ей ух­ва­тить­ся: ты­сяча, ты­сяча, ты­сяча ду­мушек!
— По­годи ж ты! — го­ворит му­жик.— Я те­бе пом­ну бо­ка за жу­рав­ля!
По­ложил пти­цу под­ле ямы — да к ли­се. Толь­ко что он от­вернул­ся, жу­равль как рас­пра­вит крылья да как зак­ри­чит:
— У ме­ня од­на ду­ма бы­ла!
Толь­ко его и ви­дели.
А ли­са со сво­ей ты­сячью, ты­сячью, ты­сячью ду­мушек по­пала на во­рот­ник к шу­бе.