Дядя с племянником

Жи­ли-бы­ли два бра­та; один брат был бо­гатый, а дру­гой бед­ный. У бед­но­го бра­та бы­ло три сы­на. Дя­дя бо­гатый за­нимал­ся во­ровс­твом.

Дя­дя бо­гатый звал у бед­но­го боль­ша­ка-сы­на, с со­бой во­ровать. Пле­мян­ник с дя­дей пош­ли. Идут ле­сом. Пле­мян­ник уви­дал бе­рёзу, из ко­торой мож­но вы­рубить рос­со­ху, и го­ворит дя­де: «Вот бе­рёза на рос­со­ху го­дит­ся!» — Дя­дя ему и го­ворит: «Ка­кой ты вор?! Ты доб­ро смыш­ля­ешь! Не ну­жен ты мне! Пой­ди до­мой; я возь­му пле­мян­ни­ка се­ред­не­го».
С се­ред­ним идут ле­сом. Пле­мян­ник ви­дит: на вер­ши­не бе­рёзы ви­лы. — «Ах, дя­дя, ви­лы хо­роши!» — «Ду­рак, не на­до мне и те­бя!.. Возь­му я пле­мян­ни­ка ма­лого».

Ма­лой пле­мян­ник, как был мо­лод, но был на эти шту­ки смет­лив. У пле­мян­ни­ка был в кар­ма­не скла­дешок. Дя­дя на­чина­ет пол­зком пол­зти по бо­лоту; а у дя­ди са­поги бы­ли с под­мётка­ми, под­метки бы­ли при­шиты драт­вой (не при­биты гвоз­дя­ми). Дя­дя пле­мян­ни­ку и го­ворит: «Смот­ри, пле­мян­ник: я бу­ду вы­тас­ки­вать яй­цы из-под ут­ки!» — Дя­дя на­чина­ет вы­тас­ки­вать из-под ут­ки яй­ца, — и дей­стви­тель­но, ут­ка не слы­шит. А пле­мян­ник у дя­ди — в то вре­мя, ког­да тот вы­тас­ки­вал из-под ут­ки яй­ца, он ему от­ре­зал под­мётки.

Вста­ли оба и пош­ли. Дя­дя и го­ворит пле­мян­ни­ку: «Пле­мян­ник, у ме­ня ведь но­ги про­мока­ют». — «От­че­го, дя­дя?» — «Не мо­гу знать». — «А ты, дя­дя, пог­ля­ди-ка: у те­бя есть ли под­метки под са­пога­ми?» — Дя­дя пог­ля­дел, и дей­стви­тель­но: нет. Дя­дя ска­зал, что «ты, пле­мян­ник, мо­лодец! Я вы­тащил из-под ут­ки яй­ца — ут­ка не слы­хала, а ты от­ре­зал у ме­ня под­мётки в то вре­мя — я не слы­хал».

«Те­перь, дя­дя, ку­ды пой­дем?» — «Зна­мо, до­мой!» — «Нет, дя­дя, пой­дем на боль­шу до­рогу!» — Как раз вы­ходят на боль­шу до­рогу. День был жар­кий. Му­жик ве­дет по до­роге коз­ла; ар­мяк (у не­го), на пле­че.

Пле­мян­ник дя­де и го­ворит: «Дя­дя, да­вай ук­ра­дем это­го коз­ла!» — «Глу­пый! Да как его ук­расть?» — «Стран­но де­ло: как ук­расть, дя­дя! Сни­май са­пог с се­бя, дя­дя!» — Дя­дя сни­ма­ет са­пог с се­бя; пле­мян­ник бе­рёт са­пог и бо­ром обе­га­ет му­жика (опе­редить что­бы его). Бро­сил са­пог на до­рогу, сам спря­тал­ся в ле­сок. Му­жик с коз­лом до­ходит до это­го са­пога: «Ах, один са­пог! Ка­бы два, я бы но­сить их стал!» — Му­жик по­вор­чал, са­пог бро­сил на до­рогу и по­шел опять впе­ред.
Му­жик по до­роге по­дал­ся нес­коль­ко са­женей. Лес был тём­ный; пле­мян­ник взял этот са­пог и об­бе­жал опять му­жика, бро­сил на до­рогу. Му­жик с коз­лом до­ходит до это­го са­пога. — «Ба! Вот ведь друг-от са­пог где! Пос­той! Я коз­ла при­вяжу и азям по­ложу; за­воро­чусь за этим са­погом на­зад!»

Му­жик коз­ла при­вязал, во­ротил­ся; са­пога там нет. — «Как так? Раз­ве я не до­шел до не­го?» — А пле­мян­ник в это вре­мя от­вя­зал коз­ла, взял азям и бе­жать в лес. При­ходит к дя­де в лес — «Вот те­бе, дя­дя, ко­зёл и ар­мяк!» — «Мо­лодец, пле­мян­ник! Луч­ше мо­его уме­ешь во­ровать!»

«Те­перь ку­да мы пой­дём?» — «На ба­лаган». — При­ходят на ба­лаган; на­чина­ют ко­лоть коз­ла. За­коло­ли коз­ла, вы­мыли мя­со, скла­ли в ко­тел ва­рить. — «Ну, пле­мян­ник, те­перь ты иди ко­жу мой!» — А пле­мян­ник го­ворит дя­де: «Я во­ровал коз­ла, а те­бе мыть ко­жу». — Дя­дя го­ворит: «Я те­бя ведь пос­тарше!» — «Дак что из это­го? — …Ну, тог­да, дя­дя, пой­ду я ко­жу мыть, — го­ворит пле­мян­ник, — а те­бе мя­са не едать!»

Пле­мян­ник при­шел на реч­ку. Уже бы­ло тем­но. Вы­мыл ко­жу, раз­ве­шал ее на гиб­кую че­рёму­ху, да­вай уда­рять по ко­же пал­кой! По ле­су раз­да­ёт­ся гул. Пле­мян­ник ди­ким го­лосом за­ревел: «Ой, ба­тюш­ки! Не я ведь один был!» — «А с кем?» — «С дя­дей!» — Дя­дя зах­ва­тил по­лы и бе­жать до­мой.

Пле­мян­ник при­ходит к кот­лу, на­чина­ет есть мя­со, а дя­дя при­ходит до­мой то­щой. Пле­мян­ник мя­со кла­дёт в ме­шок и ко­жу, та­щит до­мой. А уже дя­дя при­шел к бра­ту, спра­шива­ет: «Ну, сын при­шел?» — «Не­ту». — «Ну, его, бед­ня­ка, и шиб­ко из­би­ли!» — Пле­мян­ник пых в то вре­мя с мя­сом и с ко­жей; а дя­дя тут си­дит (с ко­торым он во­ровал). — «Что пле­мян­ник, шиб­ко би­ли?» — «Да как бы ни би­ли, а мя­со и ко­жа есть!»