Из-за блохи

В на­ших мес­тах бо­лота боль­ши, топ­ки, а ягод­ны. За бо­лота­ми ягод боль­ше то­го, и гри­бов там, ка­бы до­рога про­ез­жа бы­ла, — во­зами во­зили бы.

Од­на бо­лоти­на верст на пять­де­сят бу­дет. По бо­лоти­не дос­точки нас­те­лены кон­цом на ко­нец, дос­точка на дос­точку. На эти дос­точки на­до сту­пать с опас­кой, а я, что­бы дру­гих опе­редить да по ту сто­рону бо­лота пер­во­му быть, бе­зо вся­кой бе­реж­ности ско­чил на дос­точку.

Ка­ак дос­ка-то вы­гали­ла! Да не од­на, а все пять­де­сят верст выз­ня­лись стой­ком над бо­лоти­ной-тря­синой.

Что тут де­лать?

Топ­нуть в бо­лоте нет охо­ты, — по­лез вверх, из­бо­ченил­ся на ма­нер крю­ка и иду.

Вы­лез на­верх. Вот прос­торно! И ви­дать яс­но. Не в при­мер яс­ней, чем вни­зу на зем­ле.

А до зем­ли счи­тать на­до пять­де­сят верст.

Смот­рю — мой дом сто­ит, как на ла­дош­ке ви­дать. До до­му пят­надцать верст. Это уж по зем­ле.

Да, дом сто­ит. На крыль­це кот дрем­лет-си­дит, у ко­та на но­су бло­ха.

До че­го явс­твен­но все вид­но.

Си­дит бло­ха и ле­вой лап­кой в но­су ко­вырят, а пра­вой бок че­шет. Та­ко зло ме­ня взя­ло, я бло­хе паль­цем пог­ро­зил, а бло­ха под­мигну­ла да ух­мыль­ну­лась: дес­кать — дос­тань! Вот не знал, что бло­хи под­ми­гивать да ух­мы­лять­ся уме­ют.

Ну, ка­бы я бли­же был, у ме­ня с бло­хами раз­го­вор ко­рот­кой — раз, и все.

Тут кот чих­нул.

Бло­ха стук­ну­лась об крыль­цо, да те­менем, и чувс­твий ли­шилась. Нас­ка­кали бло­хи, боль­ну уве­ли.

А по­ка я ахал да ру­ками ма­хал, дос­ки-то рас­ка­чались, да шиб­ко силь­но.

«Ах­ти, — ду­маю, — из-за бло­хи в бо­лоте топ­нуть обид­но».

А уце­пить­ся не за что.

Ви­жу — ми­мо ту­ча идет и близ­ко над го­ловой, да ру­кой де дос­тать.

Схва­тил ве­рев­ку, — у ме­ня зав­сегды с со­бой ве­рев­ка про­запас; пет­лю сде­лал да на ту­чу на­кинул. При­тянул к се­бе. Сел и по­ехал вер­хом на ту­че!

Хо­рошо, мяг­ко си­деть.

Ту­ча до де­рев­ни дош­ла, над де­рев­ней пош­ла.

Мне сле­зать по­ра. Ехал ми­мо ба­ни, а у са­мой ба­ни че­рем­ша рос­ла. Сло­бод­ным кон­цом ве­рев­ки за че­рем­шу за­цепил. Под­тя­нул­ся. Ту­чу на ве­рев­ке дер­жу. Один край ту­чи в ко­тел смял на го­рячу во­ду, дру­гой край — в кад­ку для хо­лод­ной во­ды, ока­чивать­ся, а ос­татну ту­чу от­пустил в знак бла­года­рения.

Ту­ча хо­рошее об­хожде­ние пом­нит. Да­леко не пош­ла, над мо­им ого­родом рас­ки­нулась и па­ла теп­лым дож­дичком.