Как старик домовничал

Один ста­рик все ру­гал свою же­ну:
— Вот,— го­ворит,— я па­шу, у ме­ня ра­бота тя­желая, а ты до­ма си­дишь, ни­чего не де­ла­ешь.
А она го­ворит:
— Ну что ж, да­вай по­меня­ем­ся: я па­хать по­еду, а ты до­ма ос­та­вай­ся, тут де­ла нем­но­го, ты и от­дохнешь.
Так и сде­лали: она в по­ле по­еха­ла, а ста­рика до­ма ос­та­вила. А де­ла да­ла ему сов­сем ма­ло: хле­бы ис­печь, мас­ло сбить да клуш­ку с цып­ля­тами по­кара­улить. Вот и все, все­го три де­ла.
Ос­тался ста­рик до­ма. Хо­чет­ся ему пос­ко­рее все де­ла пе­реде­лать. Вот он всех цып­лят на од­ну ни­точ­ку к клуш­ке при­вязал, что­бы кор­шун не ута­щил, хле­бы за­месил, печ­ку ис­то­пил, по­сажал в печ­ку хле­бы, а сам сел мас­ло сби­вать. Бь­ет он мас­ло, ус­лы­хал — клуш­ка кри­чит. Он вы­бежал, ви­дит — по­нес кор­шун всех цып­лят вмес­те с клуш­кой. Они все на од­ной ни­точ­ке при­вяза­ны, ну, кор­шун всех и по­тащил. Ста­рик ду­ма­ет: «Он да­леко не уле­тит, ему тя­жело, где-ни­будь ся­дет». И вот он пах­талку на спи­ну при­вязал и по­бежал за кор­шу­ном. Ду­мал так: «По­ка я бе­гаю, мас­ло-то и собь­ет­ся. Два де­ла сде­лаю: и кор­шу­на до­гоню, и мас­ло собью».
Бе­гал ста­рик за кор­шу­ном, бе­гал, спот­кнул­ся да упал, пах­талка раз­би­лась, сме­тана по зем­ле по­тек­ла. И цып­лят не от­нял и сме­тану про­лил. Вот те­бе и два де­ла! Ну, что же де­лать? На­до ид­ти до­мой.
При­шел ста­рик до­мой. На­до хле­бы вы­нимать. Заг­ля­нул в печ­ку, а хле­бы-то в уголь сго­рели. На­хозяй­ни­чал ста­рик: цып­лят у не­го кор­шун ута­щил, сме­тану про­лил, хле­бы сго­рели. Пло­хое де­ло. Же­на при­едет — что ей ска­зать? И на­думал ста­рик: «Хоть цып­лят до нее вы­сижу, по­мень­ше ру­гать­ся бу­дет». По­ложил он я­иц в ко­шел­ку, за­лез в под­печку и сел цып­лят вы­сижи­вать.
Вот при­еха­ла ста­рико­ва же­на с по­ля, ста­ла ло­шадь вып­ря­гать, са­ма ду­ма­ет: «Что же ста­рик пло­хо встре­ча­ет? Хоть бы ло­шадь вып­ряг». Приб­ра­ла она ло­шадь, идет в из­бу. Ста­рика нет, а под печ­кой клуш­ка клох­чет. Она пог­ля­дела, а там не клуш­ка, а ста­рик. Она его вы­тащи­ла, ста­ла спра­шивать:
— Да­вай ска­зывай, что ты до­ма де­лал?
Стал ста­рик рас­ска­зывать. И тут уж ста­рико­ва же­на уви­дала, что у ее ста­рика ни­чего с до­маш­ни­ми де­лами не по­луча­ет­ся.
И все у них пош­ло, как и преж­де: ста­рик па­шет, а ста­руха до­ма со все­ми де­лами уп­равля­ет­ся. Толь­ко с тех пор пе­рес­тал ста­рик же­ну за без­делье ру­гать.