Колдун и солдат

В ста­рые вре­мена сол­дат шел по би­лету до­мой. При­ходит в боль­шое од­но се­ленье, а де­ло бы­ло к но­чи. Про­сит­ся но­чевать, его ник­то не пу­ща­ет. Под­хо­дит к од­но­му бо­гато­му до­му, в ко­тором пи­ру­ют — де­ло свадь­бы. — «Пус­ти­те но­чевать!» — Ста­рик бы­ло и от­ка­зал ему: «У нас, ба­тюш­ка-сол­дат, свадь­ба!» — «Дак что из это­го? Я и на по­лати ля­гу». — А ста­руха ста­рику го­ворит: «Не наш ли сын при­шел? (У них сол­дат же был.) Пус­ти­те его!»

Сол­дат за­ходит в из­бу, поз­до­ровал­ся с ком­па­ни­ей свадь­бы. А в пе­ред­нем уг­лу си­дит ста­рый ста­рик. Это бы­ло по ста­рине еще: без это­го ста­рика ни­какая свадь­ба не иг­ра­лась, как он под наз­ва­ни­ем был: кол­дун.

Сол­дат раз­делся и сел на ска­ме­еч­ку под по­рогом. Хо­зя­ин до­ма за­хотел угос­тить сол­да­та, на­лива­ет ста­кан вод­ки и по­да­ет ему. Сол­дат проз­дра­вил мо­лодых и вы­пил ста­кан вод­ки. А кол­дун пог­ля­дел на сол­да­та сви­репо. Сол­да­ту по­дали нем­ножко по­есть го­рячих щей. Сол­дат вы­нима­ет та­бакер­ку из кар­ма­на и по­нюхал, что­бы рас­хо­дилось по­пуще в го­лове. Сол­да­ту дру­гой ста­кан ви­на под­но­сят; он под­хо­дит к сто­лам: «За здра­вие вас, гос­по­да, пью!» — А кол­ду­ну не пог­ля­нулось это сло­во.

А сто­лы бы­ли — с пи­рога­ми, с ку­шань­ями — нак­ры­ты ска­тер­тя­ми. Сол­дат без спро­су вы­пил ста­кан тог­да; от­крыл ска­тёр­ку, взял ку­сочек хо­лод­но­го мя­са. Кол­дун ему и го­ворит: «За­чем, сол­дат, бе­рёшь без спро­су мо­его?» — «А ты хо­зя­ин, что ли?» — сол­дат го­ворит. — «Нет, не хо­зя­ин». — «Я те­бя и не приз­наю, брат!»

Кол­дун на это осер­дился, кри­чит: «Дай­те-ка мне круж­ку с пи­вом!» — А у сол­да­та в го­лове рас­хо­дилось зе­леное ви­но. Кол­дун бе­рёт в ру­ки круж­ку и на­чина­ет в нее шеп­тать. — «Дай­те мне лу­чин­ку!» — По­да­ют ему лу­чин­ку, крес­тит пи­во крест-нак­рест. — «Ну, сол­дат, пей от ме­ня уго­щенье!» — Сол­дат вы­пил это пи­во, сам впри­сяд­ку пля­сать по­шел. А все пош­ли пе­рего­воры за боль­шим сто­лом: «Вот сол­дат пой­дет на дво­ре го­вяши грызть мёр­злые!»

Сол­дат скри­чал: «Дай­те, дай­те пи­ва мне!» — На­лива­ют круж­ку пи­ва, под­несли ее сол­да­ту. Сол­дат пе­ред ком­па­ни­ей го­ворит: «А я шеп­тать не ста­ну и во­рожить-крес­тить не умею». — В боль­шой их­ней тол­пе от­вернул­ся сол­дат под по­рог и круж­ку пи­ва по­волок: не­замет­но из та­бакер­ки та­бак вы­сыпал в пи­во. Бе­рёт со сто­ла вил­ку и по­мешал в круж­ке пи­во. Пи­во пе­ной за­ходи­ло от ню­халь­но­го та­баку. — «Ну, ста­рик, да­вай пей! Я от те­бя вы­пил — и ты от ме­ня пей!» — Ста­рик вы­пил пол­круж­ки пи­ва, всей ком­па­нии бы­ло ди­во: у ста­рика сде­лалось в гла­зах зе­лено. Сол­дат го­ворит: «Не пей по рюм­ке ви­но, а по­мешай, да вы­пей ос­татки пи­ва!» — Ста­рик пь­ёт ос­татки, а на дне в круж­ке не слад­ко.

Че­рез пол­ча­са тут вре­мя по­валил­ся ста­рик на сте­ну. Уди­вилась вся ком­па­ния: «Вот сош­лись, брат, два кол­ду­на! Сол­дат вер­но боль­ше зна­ет!» — По­тащи­ли ста­рика; вы­тащив на двор — и ста­рик тут без ума: он на­пил­ся и ви­на. Ста­рик ва­ля­ет­ся на дво­ре: «Дай­те по­мочью вы мне: сер­дце у ме­ня да­вит».