Лень да Отеть

Жи­ли-бы­ли Лень да Отеть.
Про Лень все зна­ют: кто от дру­гих слы­хал, кто встре­чал­ся, кто зна­ет­ся и друж­бу ве­дет. Лень — она при­лип­чи­ва: в но­гах пу­та­ет­ся, ру­ки свя­зыва­ет, а ес­ли го­лову об­хва­тит — спать по­валит.
Отеть Ле­ни ле­нивее бы­ла.
День был лег­кий, сол­нышко приг­ре­вало, ве­тер­ком об­ду­вало.
Ле­жали под яб­ло­ней Лень да Отеть. Яб­ло­ки спе­лые, ру­мянят­ся и над са­мыми го­лова­ми ви­сят.
Лень и го­ворит:
— Ка­бы яб­ло­ко упа­ло да мне в рот, я бы съ­ела. Отеть го­ворит:
— Лень, как те­бе го­ворить-то не лень?
Упа­ли яб­ло­ки Ле­ни и Оте­ти в рот. Лень ста­ла зу­бами дви­гать ти­хо, с пе­редыш­кой, а съ­ела-та­ки яб­ло­ко. Отеть го­ворит:
— Лень, как те­бе зу­бами-то дви­гать не лень?
Над­ви­нулась тем­ная ту­ча, мол­ния уда­рила в яб­ло­ню. За­горе­ла яб­ло­ня боль­шим ог­нем. Жар­ко ста­ло.
Лень и го­ворит:
— Отеть, сше­велим­ся от ог­ня; как жар не бу­дет дос­та­вать, бу­дет толь­ко теп­ло до­ходить, мы и ос­та­новим­ся.
Ста­ла Леньчуть ше­велить се­бя, да­леконь­ко сше­вели­лась. Отеть го­ворит:
— Лень, как те­бе се­бя ше­велить-то не лень?
Так Отеть го­лодом да ог­нем се­бя из­ве­ла.
Ста­ли лю­ди учить­ся, хоть и с ле­ностью, а учить­ся. Ста­ли ра­ботать уметь, хоть и с ленью, а ра­ботать. Мень­ше ста­ли дра­ку за­водить из-за каж­до­го кус­ка, лос­кутка.
А как лень из­жи­вем — счас­тли­во за­живем.