Лиса и тетерев

Те­терев си­дел на де­реве. Ли­сица по­дош­ла к не­му и го­ворит:
— Здравс­твуй, те­тере­вочек, мой дру­жочек, как ус­лы­шала твой го­лосо­чек, так и приш­ла те­бя про­ведать.
— Спа­сибо на доб­ром сло­ве,— ска­зал те­терев.
Ли­сица прит­во­рилась, что не рас­слы­шала, и го­ворит:
— Что го­воришь? Не слы­шу. Ты бы, те­тере­вочек, мой дру­жочек, со­шел на тра­вуш­ку по­гулять, по­гово­рить со мной, а то я с де­рева не рас­слы­шу.
Те­терев ска­зал:
— Бо­юсь я схо­дить на тра­ву. Нам, пти­цам, опас­но хо­дить по зем­ле.
— Или ты ме­ня бо­ишь­ся? — ска­зала ли­сица.
— Не те­бя, так дру­гих зве­рей бо­юсь, — ска­зал те­терев.— Вся­кие зве­ри бы­ва­ют.
— Нет, те­тере­вочек, мой дру­жочек, нын­че указ объ­яв­лен, что­бы по всей зем­ле мир был. Нын­че уж зве­ри друг дру­га не тро­га­ют.
— Вот это хо­рошо,— ска­зал те­терев, — а то вот со­баки бе­гут; ка­бы по-ста­рому, те­бе бы ухо­дить на­до, а те­перь те­бе бо­ять­ся не­чего.
Ли­сица ус­лы­хала про со­бак, на­вос­три­ла уши и хо­тела бе­жать.
— Ку­да ж ты? — ска­зал те­терев. — Ведь нын­че указ, со­баки не тро­нут.
— А кто их зна­ет! — ска­зала ли­са. — Мо­жет, они ука­за не слы­хали.
И убе­жала.