Лиса-исповедница

Од­нажды ли­са всю боль­шую осен­нюю ночь про­тас­ка­лась по ле­су не ев­ши. На за­ре при­бежа­ла она в де­рев­ню, взош­ла на двор к му­жику и по­лез­ла на на­сест к ку­рам.
Толь­ко что под­кра­лась и хо­тела схва­тить од­ну ку­рицу, а пе­туху приш­ло вре­мя петь: вдруг он крыль­ями зах­ло­пал, но­гами за­топал и зак­ри­чал во все гор­ло. Ли­са с на­сес­та-то так со стра­ху по­лете­ла, что не­дели три ле­жала в ли­хорад­ке.
Вот раз взду­малось пе­туху пой­ти в лес — раз­гу­лять­ся, а ли­сица уж дав­но его сте­режет; спря­талась за куст и под­жи­да­ет: ско­ро ли пе­тух по­дой­дет.
А пе­тух уви­дел су­хое де­рево, взле­тел на не­го и си­дит се­бе.
В то вре­мя ли­се скуч­но по­каза­лось до­жидать­ся, за­хоте­лось сма­нить пе­туха с де­рева; вот ду­мала-ду­мала, да и при­дума­ла:
«Дай прель­щу его!»
Под­хо­дит к де­реву и ста­ла здо­ровать­ся:
— Здравс­твуй, Пе­тень­ка!
«За­чем ее лу­кавый за­нес?» — ду­ма­ет пе­тух. А ли­са прис­ту­па­ет со сво­ими хит­ростя­ми:
— Я те­бе, Пе­тень­ка, доб­ра хо­чу — на ис­тинный путь нас­та­вить и ра­зуму на­учить. Ты, Пе­тя, на ис­по­веди ни ра­зу не бы­вал. Сле­зай ко мне и по­кай­ся, а я все гре­хи с те­бя сни­му и на смех не по­дыму.
Пе­тух стал спус­кать­ся ни­же и ни­же и по­пал пря­мо ли­се в ла­пы. Схва­тила его ли­са и го­ворит:
— Те­перь я за­дам те­бе жа­ру! Ты у ме­ня за всё от­ве­тишь: по­пом­нишь про свои ху­дые де­ла! Вспом­ни, как я в осен­нюю тем­ную ночь при­ходи­ла и хо­тела по­поль­зо­вать­ся од­ним ку­рен­ком,— а я в то вре­мя три дня ни­чего не ела,— и ты крыль­ями зах­ло­пал и но­гами за­топал!..
— Ах, ли­са! — го­ворит пе­тух.— Лас­ко­вые твои сло­веса! Пре­муд­рая кня­гиня! Вот у на­шего ар­хи­ерея ско­ро пир бу­дет; в то вре­мя ста­ну я про­сить, чтоб те­бя сде­лали прос­вирнею, и бу­дут нам с то­бой прос­ви­ры мяг­кие, ка­нуны слад­кие, и пой­дет про нас сла­ва доб­рая.
Ли­са рас­пусти­ла ла­пы, а пе­тух порх на ду­бок.