Мужик и поп

Шел му­жик до­рогой. До­гоня­ет ба­тюш­ку.
— Здравс­твуй,— го­ворит,— ба­тюш­ка!
— Здравс­твуй,— го­ворит,— свет! Ку­да идешь, му­жичок?
— А иду, ба­тюш­ка, в де­рев­ню Хмель­ное.
— А за­чем, му­жичок?
— Да там, ба­тюш­ка, ска­зыва­ют, ло­шад­ка про­даж­ная есть.
— А у те­бя что, ло­шад­ки-то не бы­ло?
— Да бы­ла — волк съ­ел.
— Вот это пло­хо,— ба­тюш­ка ска­зал.
Вот идут — на­ходят они ко­шель на до­роге.
— Вот, ба­тюш­ка, вид­но, бед­ный му­жик по­терял ко­шель.
Под­хо­дят они к это­му ко­шелю. Ба­тюш­ка и го­ворит:
— Что, раз­де­лим на­попо­лам?
Му­жик и го­ворит:
— А что ж, ба­тюш­ка, раз­де­лить мож­но, ес­ли там ку­сок хле­ба есть.
Они раз­вя­зыва­ют ко­шель. Там жа­реный по­росе­нок. Ба­тюш­ке этот по­росе­нок пон­ра­вил­ся, он и го­ворит му­жику:
— Му­жик!
— А что, ба­тюш­ка?
— Да это­го по­росен­ка не сто­ит нам де­лить.
— Да как же, ба­тюш­ка? Кто пер­вый уви­дал, то­му по­росен­ка?
А ба­тюш­ка му­жику:
— Нам при­дет­ся но­чевать поч­ти что в ле­су. Мы это­го по­росен­ка не бу­дем де­лить, а ля­жем спать. Ко­му луч­ший сон прис­нится, то­му и по­росе­нок бу­дет.
Они об­но­чева­лись. Расс­тла­ли ого­нек и ло­жат­ся спать. Ну, му­жик, как по при­выч­ке хо­дить, так он не очень и ус­тал, а ба­тюш­ка уто­мил­ся, зас­нул. Му­жик ви­дит, что ба­тюш­ка спит уже, дос­та­ет ко­шель, вы­нима­ет по­росен­ка и на­чал есть. Съ­ел и ло­жит­ся спать.
— Лад­но,— го­ворит,— сон сни­ся, не сни­ся, а мне лег­че бу­дет спать.
Му­жик и спит спо­кой­но. Вот на­ут­ро вста­ют. Ба­тюш­ка и го­ворит:
— Му­жик, рас­ска­жи-ка, что те­бе сни­лось се­год­ня?
— Не знаю, ба­тюш­ка. А вы рань­ше рас­ска­жите, что вам сни­лось, а по­том и я рас­ска­жу.
Вот ба­тюш­ка:
— Ну, я рас­ска­жу свой сон.
Му­жик и сме­ет­ся:
— Так, вер­но, ба­тюш­ка, и по­росе­нок бу­дет твой?
Ба­тюш­ка:
— Да, да! Чей бу­дет луч­ше сон, то­го и по­росе­нок.
— Ну рас­ска­жи, ба­тюш­ка.
Вот ба­тюш­ка на­чина­ет:
— Я вот, му­жичок, сплю. Пе­редо мною ока­зала­ся лес­тни­ца по са­мые не­беса. Вот я по этой лес­тни­це по­лез да по­лез и на са­мое не­бо влез. А там бог уго­ща­ет­ся ку­ряти­ной, гу­сяти­ной, по­рося­тиной, и я на­ел­ся до гор­ла.
— У вас, ба­тюш­ка, сон хо­роший,— му­жик ска­зыва­ет.— Я то­же,— го­ворит,— прос­нулся, ви­жу, что ты по­лез по лес­тни­це. Я след за то­бой ти­хонь­ко. Те­бя бог поз­вал, стал уго­щать. Я гля­дел, гля­дел, а мне да­же не кив­нул. Я ско­рей с лес­тни­цы спус­тился, дос­тал ко­шель да и по­росен­ка съ­ел.
Ба­тюш­ка и крик­нул:
— Да я ж там не был!
— Был, не был, а по­росен­ка уже нет, ба­тюш­ка!
Ба­тюш­ка не по­верил; от­кры­ва­ет ко­шель — в ко­шеле пус­то.