Налим Малиныч

Бы­ло это дав­но, в ста­роп­режно вре­мя. В те по­ры я не ви­дал, ка­ки та­ки па­рады. По зи­ме праз­дник был. На Со­бор­ной пло­щади па­рад ус­тро­или.
Сол­да­тов наг­на­ли, пуш­ки при­вез­ли, на­род сбе­жал­ся.
Я при­шел пог­ля­деть.
Я от тол­котни ото­шел к уго­ру, сел к за­бору-при­заду­мал­ся. Пуш­ки в мою сто­рону по­воро­чены. Я си­жу се­бе спо­кой­но — знаю, что на хо­лос­ту за­ряже­ны.
Как из пу­шек грох­ну­ли! Ме­ня как под­хва­тило — вы­кину­ло! Че­рез за­бор, че­рез угор, че­рез прис­тань, че­рез два па­рохо­да, что у прис­та­ни во ль­ду сто­яли. Пок­ру­тило ме­ня на од­ном мес­те, раз­верте­ло да как трах­ну­ло об лед но­гами (хо­рошо, что не го­ловой). Я лед про­бил — и до са­мого дна до­шел.
По­темень в во­де. Све­ту — что в про­руби, да скрозь лед чуть-чу­тош­но сос­ве­чиват.
Ко дну иду и ви­жу — ры­ба вся­ка спит. Ры­бы ви­димо-не­види­мо. Чем ни­же, тем ры­ба круп­ней.
На са­мом дне я на ма­теруш­шо­го на­лима нас­ко­чил. Спал на­лим креп­кой спяч­кой. Раз­бу­дил­ся на­лим да и спро­сонок к про­руби. Я на на­лима вер­хом ско­чил, в про­рубь выс­ко­чил, на лед на­лима вы­таш­шил. На мо­роз­ном сол­нышке нас­ко­ро по­об­сох, ры­бину под мыш­ку — и пря­миком на со­бор­ну плош­шадь.
А тут под раз и под­хо­дяш­шой по­купа­тель ока­зал­ся. Про­топоп идет из со­бора. И не прос­то идет, а пе­ред­ви­гат се­бя. Нож­ки ста­вит мер­но, как счет ве­дет. Са­пож­ка­ми скри­пит, шел­ко­вой одеж­дой шур­шит.
Я хо­тел по­думать: «Не за­вод­ной ли про­топоп-то? » Да дру­го по­думал: «Вот по­купа­тель та­кой, ка­кой на­до».
За­шел про­топо­пу спе­реду и чин­ной пок­лон от­ве­сил.
Уви­дел про­топоп на­лима, ос­та­новил­ся и про­гово­рил:
— Ах, сколь под­хо­дяш­ше для ме­ня на­лим на уху, пе­чен­ка на паш­тет. Не­си ры­бину за мной.
Про­топоп да­же шиб­че но­гами ше­велить стал. До­ма за на­лима мне рупь дал и ве­лел про­топо­пихе на­лима в кла­дов­ку с нес­ти.
На­лим в око­шеч­ко выс­коль­знул — и ко мне. Я опять к про­топо­пу. Про­топоп об­ра­дел и го­ворит:
— Как бы иш­шо та­ку на­лими­ну, дак как раз в мой ап­пе­тит бу­дет!
Опять рупь дал, опять про­топо­пиха в кла­дов­ку вы­нес­ла на­лима. На­лим тем же хо­дом в око­шеч­ко, да и опять ко мне.
Взял я на­лима на це­поч­ку и по­вел, как со­баку. На­лим хвос­том от­талки­ват­ся, прип­ры­гиват-бе­жит.
На трам­вай не пус­ти­ли. Кон­дуктор­ша тре­бова­ла бу­магу с пе­чатью, что на­лим не ры­ба, а есть со­бака охот­ничья.
Ну, мы и пеш­ком до до­му дос­та­вились.
До­ма в со­бачью ко­нуру я пос­та­вил ста­ру кваш­ню с во­дой и на­лима ту­да пус­тил. На ка­лит­ку за­пис­ку на­лепил: «Ос­те­регай­тесь цеп­но­го на­лима». Чаю на­пил­ся, сел к ок­ну пок­ра­совать­ся, ли­чико ру­чень­кой под­пер и при­думал но­вого сто­рожа звать На­лим Ма­линыч.