О Вась­ка-Мусь­ка

В не­кото­ром царс­тве, не­кото­ром го­сударс­тве, а имен­но в том, в ко­тором мы жи­вем, жил-был до­сюль по­мещик. Упо­мещи­ка был кот, зва­ли его Вась­ка-Мусь­ка.

По­мещик лю­бил Вась­ку-Мусь­ку, и кот свою ко­шачью ра­боту ра­ботал хо­рошо — в хлеб­ных ла­базах ло­вил крыс и мы­шей. Ког­да хо­зя­ин про­гули­вал­ся, Вась­ка-Мусь­ка мог нес­ти во рту до фун­та ве­сом гос­ти­нец из лав­ки до­мой, и креп­ко лю­бил его за это по­мещик — двад­цать лет дер­жал ко­та Вась­ку-Мусь­ку.

На­конец Вась­ка-Мусь­ка стал ста­рый, усы у не­го вы­пали, гла­за у не­го ста­ли ху­дые, си­ла ста­ла у не­го ма­ла, не мо­жет крыс ло­вить и мы­шей да­вить. На­до­ел по­мещи­ку Вась­ка-Мусь­ка, схва­тил его по­мещик за заг­ри­вок, выб­ро­сил на зад­во­рок и пнул но­гой.

По­бежал Вась­ка-Мусь­ка и зап­ла­кал, стал ду­мать, как жить до смер­ти, по­том при­думал:
— Да­вай-ка я пом­ру у ла­база, пой­дут кры­сы да мы­ши пить, так и ме­ня уви­дят.
Взял да и по­мер Вась­ка-Мусь­ка.

Уви­дали кры­сы да мы­ши, об­ра­дова­лись, что Вась­ка-Мусь­ка по­мер, ста­ли мы­ши свис­тать, кры­сы кри­чать:
— По­мер наш неп­ри­ятель!

Сбе­жались все кры­сы и мы­ши к Вась­ке-Мусь­ке и ре­шили, что на­до бы схо­ронить Вась­ку-Мусь­ку, что­бы он не ожил. Бы­ло их око­ло де­сяти ты­сяч. При­тяну­ли они ар­телью дров­ни, за­кати­ли Вась­ку-Мусь­ку на дров­ни, а он ле­жит не ше­велит­ся. При­вяза­ли штук семь ве­ревок, ста­ли на лап­ки, ве­рев­ки взя­ли че­рез пле­чо, а око­ло двух­сот мы­шей и крыс сза­ди с ло­пат­ка­ми да кир­ка­ми. Все идут ра­ду­ют­ся, прис­висты­ва­ют. При­тяну­ли Вась­ку-Мусь­ку на пе­соч­ное мес­то, на бо­ровин­ку на су­хую и на­чали ко­пать яму всей си­лой.

А Вась­ка-Мусь­ка ле­жит и ма­лень­ко смот­рит: вы­копа­ли яму очень глу­бокую, мет­ра на три.
Вы­лез­ли ко­пари из ямы. Те­перь на­до Вась­ку-Мусь­ку в яму тол­кнуть. Взя­лись — кто за шею, кто за хвост.
Как за­шеве­лил­ся тут Вась­ка — мы­ши прочь. Как вско­чил Вась­ка-Мусь­ка, да да­вай-ка их ло­вить, да в эту яму скла­дывать. Бе­га­ют по пес­ку, а скрыть­ся не­куда ни мы­шам, ни кры­сам. На­бил ими Вась­ка пол­ную яму. Дос­та­лась ему еще му­зыка да сот­ни пол­то­ры ло­пат.

Бо­гато стал жить кот. Ло­паты про­да­ет, се­бе ры­бы по­купа­ет, да в му­зыку иг­ра­ет, да из ямы мы­шей до­быва­ет.
Жи­вет ни в сказ­ке ска­зать, ни пе­ром на­писать, луч­ше, чем у по­мещи­ка, и сам стал се­бе хо­зя­ин Вась­ка-Мусь­ка.
Тем и кон­чи­лось.