Скатерть, баранчик и сума

Жи­ли-бы­ли ста­рик да ста­руха. По­шел раз ста­рик на ре­ку ры­бу ло­вить. Смот­рит — по­пал­ся в се­ти жу­равль, кри­чит, бь­ет­ся, выб­рать­ся не мо­жет.
По­жалел ста­рик жу­рав­ля.
«За­чем, — ду­ма­ет, — та­кой доб­рой пти­це по­гибать?» По­дошел к жу­рав­лю, по­мог ему из се­тей выс­во­бодить­ся. Го­ворит ему тут жу­равль че­лове­чес­ким го­лосом:
— Спа­сибо те­бе, ста­ричок! Ни­ког­да тво­ей ус­лу­ги не за­буду. Пой­дем ко мне до­мой — дам те­бе хо­роший по­дарок.
Вот они и пош­ли — ста­рик да жу­равль. Шли, шли и приш­ли на бо­лот­це, к жу­рав­ле­вой из­бе. Вы­нес жу­равль по­лот­ня­ную ска­терть и го­ворит:
— Вот, ста­ричок, те­бе по­дарок. Как за­хочешь есть-пить, раз­верни эту ска­тероч­ку и ска­жи: «На­пои-на­кор­ми, ска­тероч­ка!» — все у те­бя бу­дет.
Поб­ла­года­рил ста­рик жу­рав­ля и по­шел до­мой. За­хоте­лось ему по до­роге есть. Сел он под кус­ток, раз­вернул ска­терть и го­ворит:
— На­пои-на­кор­ми, ска­тероч­ка!
Толь­ко ска­зал — и сра­зу на ска­тер­ти все по­яви­лось: и жа­реное и па­реное, ешь — не хо­чу!
На­ел­ся, на­пил­ся ста­рик, свер­нул ска­тероч­ку и по­шел даль­ше.
Дол­го ли, ко­рот­ко ли шел — зас­тигла его на пу­ти тем­ная ночь. За­шел он в из­бу к бо­гато­му му­жику и про­сит­ся:
— Пус­ти­те но­чевать про­хоже­го че­лове­ка!
— Но­чевать пус­тим,— го­ворит хо­зя­ин,— а уго­щенья не про­си.
— Да мне и не на­до уго­щенья, — от­ве­ча­ет ста­рик, — у ме­ня та­кая ска­тероч­ка есть, что всег­да и на­кор­мит и на­по­ит вдо­воль.
— А ну-ка по­кажи!
Ста­рик раз­вернул ска­терть и го­ворит:
— На­пои-на­кор­ми, ска­тероч­ка!
Не ус­пел ска­зать — на ска­тер­ти все по­яви­лось, что ду­ше угод­но!
Уди­вил­ся хо­зя­ин и за­думал ук­расть эту ска­терть.
Как толь­ко ста­рик зас­нул, вы­тащил он у не­го чу­дес­ную ска­терть, а на ее мес­то свою под­ло­жил — прос­тую.
Ут­ром ста­рик от­пра­вил­ся до­мой и не за­метил, что ска­терть у не­го не та. При­шел и го­ворит сво­ей ста­рухе:
Ну, ста­руха, те­перь не на­до те­бе хле­бы ме­сить да щи ва­рить!
— Как так?
— Да вот так, нас эта ска­тероч­ка пот­че­вать бу­дет! Раз­вернул на сто­ле ска­терть и го­ворит:
— На­пои-на­кор­ми, ска­тероч­ка!
А ска­терть ле­жит, как ее по­ложи­ли.
— Об­ма­нул, вид­но, ме­ня жу­равль! — го­ворит ста­рик.— Пой­ду его ко­рить: за­чем об­ма­ныва­ет!
Соб­рался и по­шел к жу­рав­лю. Встре­тил его жу­равль и спра­шива­ет:
— За­чем по­жало­вал, ста­ричок?
— Так и так, — от­ве­ча­ет ста­рик, — не по­ит, не кор­мит ме­ня твоя ска­тероч­ка!
— Не ту­жи, — го­ворит жу­равль. — Дам я те­бе ба­ран­чи­ка. Этот ба­ран­чик не прос­той. Как ска­жешь ему: «Ба­ран­чик, встрях­нись!» — по­сып­лется из не­го зо­лото.
Взял ста­рик ба­ран­чи­ка и по­вел его до­мой.
Под ве­чер при­шел он к то­му же бо­гато­му му­жику:
— Пус­ти­те пе­рено­чевать!
— Иди.
— Да я не один, со мной ба­ран­чик.
— А ты ба­ран­чи­ка на дво­ре ос­тавь.
— Не мо­гу: ба­ран­чик не прос­той — он зо­лото да­ет.
— Не мо­жет это­го быть! — го­ворит бо­гатый му­жик.
— А вот мо­жет!
Рас­сте­лил ста­рик ро­гож­ку пос­ре­ди ком­на­ты, пос­та­вил на нее ба­ран­чи­ка и го­ворит:
— Ба­ран­чик, встрях­нись!
Ба­ран­чик встрях­нулся, и по­сыпа­лось из не­го зо­лото.
За­думал бо­гатый му­жик и ба­ран­чи­ка се­бе взять.
Уло­жил он ста­рика спать и спря­тал ба­ран­чи­ка. А на его мес­то сво­его та­кого же пос­та­вил: по­ди уз­най!
Ут­ром ста­рик рас­про­щал­ся с хо­зя­ином и по­шел до­мой. При­шел и го­ворит:
— Ну, ста­руха, бу­дем те­перь бо­гато жить!
— От­ку­да же это мы бо­гатс­тво возь­мем?
— Вот этот ба­ран­чик даст!
Смот­рит ста­руха на ста­рика, ди­вит­ся, ни­чего по­нять не мо­жет.
А ста­рик го­ворит ей:
— Ну-ка, рас­сте­ли на по­лу ро­гож­ку!
Ста­руха рас­сте­лила. Ста­рик пос­та­вил на ро­гож­ку ба­ран­чи­ка и го­ворит:
— Ба­ран­чик, встрях­нись!
А ба­ран­чик сто­ит, как его пос­та­вили. Ста­рик опять:
— Ба­ран­чик, встрях­нись!
А ба­ран­чик сто­ит да толь­ко ме­мека­ет.
— Эх, опять об­ма­нул ме­ня жу­равль! — го­ворит ста­рик.— Пой­ду к не­му, хоть за об­ман по­пеняю!
Соб­рался и по­шел.
При­шел на бо­лот­це, к жу­рав­ле­вой из­бушке, стал жу­рав­ля звать. Вы­шел к не­му жу­равль и го­ворит:
— За­чем опять при­шел, ста­ричок?
— Да вот, все твои по­дар­ки пло­хие, ни­како­го про­ку в них нет!
Выс­лу­шал его жу­равль и спра­шива­ет:
— А не за­ходил ли ты к ко­му по до­роге?
— За­ходил к бо­гато­му му­жику.
— А не хвас­тал ли мо­ими по­дар­ка­ми?
— Хвас­тал.
— Ну, так и быть, — го­ворит жу­равль, — дам я те­бе пос­ледний по­дарок: он те­бе и ума при­даст и преж­ние мои по­дар­ки вер­нет.
По­шел в из­бушку и вы­нес су­му:
— Возь­ми да ска­жи: «Со­рок, из су­мы!» Ста­рик взял су­му и го­ворит:
— А ну, со­рок, из су­мы!
Не ус­пел ска­зать, выс­ко­чили из су­мы со­рок мо­лод­цов с ду­бин­ка­ми — да на ста­рика… До­гадал­ся ста­рик, зак­ри­чал:
— Со­рок, в су­му! Со­рок, в су­му!
Мо­лод­цы с ду­бин­ка­ми в ту же ми­нуту опять в су­му спря­тались.
Взял ста­рик су­му, поб­ла­года­рил жу­рав­ля и по­шел.
Как стем­не­ло, при­шел он к бо­гато­му му­жику на ноч­лег. А тот его ждет не дож­дется. Встре­тил, как до­рого­го гос­тя. Во­шел ста­рик в из­бу и го­ворит:
— Ку­да бы мне эту су­му по­ложить?
— Да ты ее у по­рога брось.
— Не мо­гу: не прос­тая это су­ма. Толь­ко ска­жешь: «Со­рок, из су­мы!» — так наг­ра­дит, что луч­ше и не на­до!
Хо­зя­ин го­ворит:
— Ну, тог­да по­весь ее на гвоз­дик.
Ста­рик по­весил су­му на гвоз­дик, а сам на печ­ку влез и смот­рит, что бу­дет.
Хо­зя­ин по­дож­дал, по­дож­дал, ду­мал — ста­рик ус­нул, и го­ворит:
— Со­рок, из су­мы!
Выс­ко­чили тут со­рок мо­лод­цов с ду­бин­ка­ми и да­вай его бить. Бь­ют, бь­ют, убе­жать не да­ют. Не сво­им го­лосом зак­ри­чал хо­зя­ин:
— Ой, де­душ­ка, де­душ­ка! Прос­нись ско­рее, по­моги! А ста­рик с пе­чи спра­шива­ет:
— Кто мою ска­тероч­ку под­ме­нил?
— Не знаю!
— А, не зна­ешь, так и по­мощи у ме­ня не про­си!
— Я под­ме­нил! Я под­ме­нил! От­дам ее те­бе, толь­ко спа­си! Ста­рик спра­шива­ет:
— А ба­ран­чи­ка мо­его кто под­ме­нил?
— И ба­ран­чи­ка от­дам, толь­ко в жи­вых ме­ня ос­тавь!
— Впредь об­ма­нывать лю­дей не бу­дешь?
— Ой, ни­ког­да! Тут ста­рик го­ворит:
— Со­рок, в су­му!
Спря­тались со­рок мо­лод­цов в су­му, буд­то их и не бы­вало.
При­нес хо­зя­ин ска­терть, при­вел ба­ран­чи­ка, сам крях­тит, оха­ет.
Ста­рик взял свою ска­терть да ба­ран­чи­ка и по­шел до­мой. При­шел и стал со сво­ей ста­рухой жить-по­живать, всех кор­мить-уго­щать. И я у не­го был, мед-пи­во пил, по гу­бам тек­ло, а в рот не по­пало!