Сказка о девке

Жил-был ста­рик со ста­рухой. Од­нажды они у­еха­ли в гос­ти, а дев­ку ос­та­вили до­ма. Она схо­дила по свою под­ружку. Ког­да они ста­ли прясть, у од­ной ве­рете­но па­ло в гол­бец. Она пош­ла в гол­бец по ве­рете­но и уви­дала: там ле­жит му­жик с но­жом. Она ис­пу­галась, ни­чего не ска­зала под­ружке.

Вдруг на­еха­ли раз­бой­ни­ки. Они взя­ли ко­сы. Раз­бой­ни­ки ста­ли на­бивать­ся в ок­на, а они их и ко­сят — ко­му от­че­кут но­гу, ко­му ру­ку, ко­му ухо, ко­му го­лову. По­беда ста­ла на раз­бой­ни­ках. Они тот­час скла­ли умер­ших и у­еха­ли до­мой.

Че­рез нес­коль­ко дней при­еха­ли ста­рик со ста­рухой. Они все рас­ска­зали.

Че­рез нес­коль­ко дней при­еха­ли сва­тать­ся эту дев­ку. Ста­рик и ста­руха сог­ла­сились ско­ро, по­тому что они (сва­ты) шиб­ко бо­гаты. Они ее и увез­ли до­мой.

При­вез­ли до­мой и по­сади­ли их за стол вмес­те с же­нихом. Она хлеб­ну­ла щи — ей по­пала че­лове­чес­кая ру­ка; она ее бро­сила под стол, а кош­ки ее и съ­ели.

Выш­ли из-за сто­ла. Вре­мя бы­ло к ве­черу. Они лег­ли спать. А дев­ка го­ворит: «У ме­ня брю­хо бо­лит». — Же­них при­вязал ее за ве­рев­ку, она спус­ти­лась под ок­но. А под ок­ном ле­жали ко­зы. Она свя­зала ко­зе за ро­га, а же­них и дер­га­ет за ве­рев­ку; а ко­за и го­ворит: «Не я».

А дев­ка лег­ла в озе­ро и в рот взя­ла дуд­ку. По­том, че­рез нес­коль­ко дней, она убе­жала до­мой и по­лез­ла на выш­ку.
Раз­бой­ни­ки го­ворят: «Хоть она и не по­пала, то мы по­едем, со­зовем их на пир». — При­еха­ли раз­бой­ни­ки и кла­нива­ют­ся дев­ки­ному от­цу и ма­тери.

Дев­ки­на мать пош­ла на выш­ку по одеж­ду и уви­дала в ку­деле свою дочь. А дочь и го­ворит: «Ро­димая моя мать! Поч­то вы ме­ня от­да­ли к раз­бой­ни­кам?» — Дев­ки­на мать уш­ла в де­рев­ню и из­вести­ла со­седям: «Иди­те бить раз­бой­ни­ков!»
Идут му­жики в из­бу к ним — кто с то­пором, кто с ве­рев­кой. А же­них их и спра­шива­ет: «Ку­да вы? На же­ниха пог­ля­деть?» — Ког­да раз­бой­ни­ки выш­ли из-за сто­ла, то му­жики свя­зали их ве­рев­ка­ми и по­вез­ли их ту­да, где у них дом. А дом-то у них был на ос­тро­ве.

Подъ­ез­жая к ихо­му до­му, из до­ма ста­ли убе­гать — кто ку­да мо­жет, и все раз­бе­жались в раз­ные сто­роны. Толь­ко ос­тался один их ата­ман; у не­го гла­за бы­ли — один мед­ный, а дру­гой оло­вян­ный.
Они по­сади­ли это­го ата­мана на во­рота и ста­ли стре­лять в не­го. В пер­вый раз стре­лили и по­пали ата­ману в мед­ный глаз. А во вто­рой — по­пали и в оло­вян­ный. И расс­тре­ляли его вхо­хол­ки.

А день­ги — сколь мог­ли увез­ти, увез­ли, а дом сож­гли. И те­перь жи­вут очень за­житоч­но.