Солдатская школа

Шел сол­дат из де­рев­ни в го­род на служ­бу и ос­та­новил­ся но­чевать у од­ной ста­рухи. Мно­го он нас­ка­зал ей вся­кого вздо­ра, а та, из­вес­тное де­ло, в ле­су ро­дилась, пню мо­лилась, даль­ше пос­ко­тины не бы­вала и ни­чего не ви­дала, слу­ша­ет раз­ве­ся уши, все­му ве­рит и ди­вит­ся.
— Где же вас, слу­живый, учат так муд­рости? — на­конец спра­шива­ет ста­руха сол­да­та.
— У нас, ба­буш­ка, в пол­ку есть та­кая шко­ла, где не толь­ко че­лове­ка, но и ско­тину вы­учат так, что и не уз­на­ешь, как есть, че­лове­ком сде­ла­ют!
— Вот бы мне, ро­димый, сво­его быч­ка от­дать в ва­шу шко­лу!
— И то де­ло! Со­бирай­ся и ве­ди его в го­род; не бой­ся — я его прис­трою к де­лу, спа­сибо ска­жешь!
Ста­руха быч­ка на ве­ревоч­ку и по­вела в го­род. Приш­ли с сол­да­том в ка­зар­мы.
— Вот, ба­буш­ка, и шко­ла на­ша! — го­ворит сол­дат.— Ос­тавь быч­ка да де­нег дай на корм и за ученье!
Ста­руха рас­ко­шели­лась, да­ла де­нег, ос­та­вила быч­ка и уш­ла до­мой. А сол­да­ты быч­ка на бой­ню — и за­реза­ли, мя­со съ­ели, шку­ру про­дали и день­ги про­пили. Прош­ло вре­мени око­ло го­да. Вот ста­руха опять бре­дет в го­род; приш­ла в ка­зар­мы и спра­шива­ет про быч­ка: что он, ка­ково учит­ся, здо­ров ли?
— Эх, ба­буш­ка,— от­ве­ча­ют ей сол­да­ты,— ты опоз­да­ла, твой бы­чок уж дав­но вы­учил­ся и в куп­цы про­из­ве­ден; вон дом-то ка­мен­ный — это его; схо­ди по­видай, мо­жет, и приз­на­ет те­бя или ты его!
Ста­руха приш­ла к ка­мен­но­му до­му и спра­шива­ет у двор­ни­ка:
— Не здесь ли, поч­тенный, бы­чок жи­вет?
— Быч­ков? Ку­пец Быч­ков? Здесь, ба­буш­ка, здесь; ко­ли де­ло есть, за­ходи в дом!
Ста­руха заш­ла в дом; вы­шел к ней хо­зя­ин и спра­шива­ет:
— Че­го те­бе на­доб­но, ба­буш­ка?
Ста­руха смот­рит на Быч­ко­ва и гла­зам не ве­рит: как есть че­ловек!
— Ах ты мой ба­тюш­ка! Ско­тинуш­ка бла­гос­ло­вен­ная! — вы­мол­ви­ла на­конец ста­руха и при­нялась Быч­ко­ва гла­дить и лас­кать, при­гова­ривая: — Вишь ты как вып­ра­вил­ся, и не уз­нать, что ско­тина… Прусь! Прусь!.. Пой­дем-ка в де­рев­ню!
И ста­руха хо­тела уже на Быч­ко­ва на­кинуть об­ротку, что­бы вес­ти в де­рев­ню, но тот ее от­тол­кнул и прог­нал от се­бя.