Солнце, месяц и ворон воронович

Жи­ли-бы­ли ста­рик да ста­руха, у них бы­ло три до­чери. Ста­рик по­шел в ам­бар круп­ку брать; взял круп­ку, по­нес до­мой, а на меш­ке-то бы­ла дыр­ка: кру­па-то в нее сып­лется да сып­лется.
При­шел до­мой. Ста­руха спра­шива­ет:
— Где круп­ка? — А круп­ка вся вы­сыпа­лась.
По­шел ста­рик со­бирать и го­ворит:
— Ка­бы Сол­нышко обог­ре­ло, ка­бы Ме­сяц ос­ве­тил, ка­бы Во­рон Во­роно­вич по­собил мне круп­ку соб­рать, за Сол­нышко бы от­дал стар­шую дочь, за Ме­сяца — сред­нюю, а за Во­рона Во­роно­вича — млад­шую!
Стал ста­рик со­бирать — Сол­нце обог­ре­ло, Ме­сяц ос­ве­тил, а Во­рон Во­роно­вич по­собил круп­ку соб­рать.
При­шел ста­рик до­мой, ска­зал стар­шей до­чери:
— Одень­ся хо­рошень­ко да вый­ди на кры­леч­ко.
Она оде­лась, выш­ла на кры­леч­ко; Сол­нце и ута­щило ее.
Сред­ней до­чери так­же ве­лел одеть­ся хо­рошень­ко и вый­ти на кры­леч­ко. Она оде­лась и выш­ла; Ме­сяц схва­тил и ута­щил вто­рую дочь.
И мень­шой до­чери ска­зал:
— Одень­ся хо­рошень­ко да вый­ди на кры­леч­ко.
Она оде­лась и выш­ла на кры­леч­ко; Во­рон Во­роно­вич схва­тил ее и унес.
Ста­рик и го­ворит:.
— Ид­ти раз­ве в гос­ти к зя­тю?
По­шел к Сол­нышку; вот и при­шел.
Сол­нышко го­ворит:
— Чем те­бя пот­че­вать?
— Я ни­чего не хо­чу.
Сол­нышко ска­зало же­не, чтоб нас­тря­пала оладь­ев. Вот же­на нас­тря­пала. Сол­нышко усе­лось сре­ди по­лу, же­на пос­та­вила на не­го ско­вород­ку — и оладьи сжа­рились. На­кор­ми­ли ста­рика.
При­шел ста­рик до­мой, при­казал ста­рухе сос­тря­пать оладь­ев; сам сел на пол и ве­лит ста­вить на се­бя ско­вород­ку с оладь­ями.
— Че­го, на те­бе ис­пе­кут­ся! — го­ворит ста­руха.
— Ни­чего,— го­ворит,— ставь, ис­пе­кут­ся.
Она и пос­та­вила; сколь­ко оладьи ни сто­яли, ни­чего не ис­пеклись, толь­ко про­кис­ли.
Не­чего де­лать, пос­та­вила ста­руха ско­вород­ку в печь, ис­пекли­ся оладьи, на­ел­ся ста­рик.
На дру­гой день ста­рик по­шел в гос­ти к дру­гому зя­тю, к Ме­сяцу. При­шел.
Ме­сяц го­ворит:
— Чем те­бя пот­че­вать?
— Я, — от­ве­ча­ет ста­рик,— ни­чего не хо­чу. Ме­сяц за­топил про не­го ба­ню. Ста­рик го­ворит:
— Тем­но в ба­не-то бу­дет! А Ме­сяц ему:
— Нет, свет­ло, сту­пай.
По­шел ста­рик в ба­ню, а Ме­сяц за­пихал па­лец свой в ды­роч­ку, и от­то­го в ба­не свет­ло-свет­ло ста­ло.
Вы­парил­ся ста­рик, при­шел до­мой и ве­лит ста­рухе то­пить ба­ню ночью.
Ста­руха ис­то­пила; он и по­сыла­ет ее ту­да па­рить­ся. Ста­руха го­ворит:
— Тем­но па­рить­ся-то!
— Сту­пай, свет­ло бу­дет!
Пош­ла ста­руха, а ста­рик ви­дел, как све­тил ему Ме­сяц, и сам ту­да ж — взял про­рубил ды­ру в ба­не и за­пихал в нее свой па­лец. А в ба­не све­ту нис­коль­ко нет! Ста­руха знай кри­чит ему:
— Тем­но!
Де­лать не­чего, пош­ла она, при­нес­ла лу­чины с ог­нем и вы­пари­лась.
На тре­тий день ста­рик по­шел к Во­рону Во­роно­вичу. При­шел.
— Чем те­бя пот­че­вать-то? — спра­шива­ет Во­рон Во­роно­вич.
— Я,— го­ворит ста­рик,— ни­чего не хо­чу.
— Ну, пой­дем хоть спать на се­дала.
Во­рон пос­та­вил лес­тни­цу и по­лез со ста­риком. Во­рон Во­роно­вич по­садил его под кры­ло.
Как ста­рик зас­нул, они оба упа­ли и уби­лись.