Сплю у моря

День про­рабо­тал, ура­ботал­ся, из сил вы­пал, по­ра приш­ла спать ва­лить­ся. А ку­да? Еже­ли в ле­су, то тес­но: ни те­бе рас­тя­нуть­ся, ни те­бе рас­ки­нуть­ся — де­рева ме­ша­ют, как по­вер­нешь­ся, так в пень али во ствол уп­решь­ся. Во всю дли­ну не вы­тянешь­ся, прос­торным сном не выс­пишь­ся. По­валить­ся в по­ле — то же спанье не всласть. Кус­ты да буг­ры по­меха боль­ша. По­валил­ся спать у мо­ря. Пе­сок ров­нень­кой, мя­гонь­кой. Бе­рег ска­тыва­ет­ся от­ло­го. А ширь-то — рас­ки­дывай­ся, вы­тяги­вай­ся во весь раз­мах, спи во весь прос­тор!
Под го­лову по­душ­кой ка­мень по­ложил, один на двух по­душ­ках не сплю, пу­ховых не тер­плю, жид­ки­ми ка­жут. На мяг­кой по­душ­ке ду­мы те­ря­ют­ся и снам опо­ры нет.
Улег­ся, вы­тянул­ся, рас­тя­нул­ся, рас­ки­нул­ся — все в пол­ну ме­ру и во всю охо­ту. Толь­ко без окут­ки спать не люб­лю. Тут мне под ру­ку во­да при­была. Ух­ва­тил во­ду за край, на се­бя на­тянул, уку­тал­ся. И так лад­но за­вер­нулся, так плот­но, что ни под­верты­вать, ни под­ты­кать под се­бя не на­до. Все­го обер­ну­ло, все­го об­текло.
И слы­шу в се­бе си­лу со всей да­ли, со всей ши­ри. Вздох­ну — мо­ре вско­лышет­ся, вол­ной про­катит­ся. Вздох­ну — над во­дой ве­тер про­летит, мо­ре взбе­лит, брыз­ги пен­ны рас­ки­дат.
Спал во весь сон, а ше­велить се­бя бе­рег­ся. Еже­ли но­гой дви­ну — со дна мо­ря го­ры выд­ви­ну. Еже­ли ру­кой тро­ну — бе­рега, ле­са, го­ры в мо­ре ски­ну.
Сплю, как спит­ся пос­ле боль­шой ра­боты, — сплю мол­ча, без пе­ревер­та.
Чую, кто-то окут­ку с ме­ня стя­гиват. Со­об­ра­жаю во сне: что за за­баву наш­ли от­ды­ху ме­шать? Я прос­нул ся впол­про­сыпа. Гла­за при­от­крыл и ви­жу — сол­нце-то что взду­мало?
Сол­нце дош­ло до края мо­ря, на ту сто­рону заг­ля­дыват, ему на­до бы­ло пог­ля­деть, все ли там в по­ряд­ке, а что­бы на той сто­роне дол­го не за­сидеть­ся, сол­нце ух­ва­тилось за во­ду, за мо­ре, за мое оде­яло — с ме­ня и стас­ки­ват.
Я за во­ду, за край ух­ва­тил­ся, тут ме­жень прош­ла; во­да при­была, я мо­ре опять на се­бя на­тянул, мне по спать на­до, я ведь не­дос­пал.
Сол­нце вверх пош­ло, ме­ня приг­ре­ло. Я выс­пался так хо­рошо, что до сих пор ус­та­ли не знаю.
Ста­рики-го­ворят: один в по­ле не во­ин. Я ска­жу — один в мо­ре не хо­зя­ин. Ка­бы в тог­дашне вре­мя мог я с то­вари­щами сго­ворить­ся, дак мы бы всем ра­ботя­щим ми­ром под­ня­ли бы мо­ре кра­ем вверх, пос­та ви­ли бы стой­мя и оп­ро­кину­ли бы на зем­лю. Смы­ли бы с зем­ли всех по­мыка­ющих тру­дящи­ми, ме­ша­ющих на­лажи­вать жизнь в об­щем сог­ласье.
Да это еще впе­реди.
Те­перь-то мы сго­ворим­ся.