Старуха отгадчица

Вот жил ста­рик да ста­руха, и у них не бы­ло хле­ба кус­ка по­есть. Она го­ворит ста­рику:
— Возь­ми, — го­ворит, — у со­седа, со­сед бо­гатый. Возь­ми, — го­ворит, — ко­ров ста­до у бо­гато­го му­жика, зап­ри, — го­ворит, — в свою пож­ню и за­тык­ни ко­локо­лы, — го­ворит.
Там и ста­ли ко­ров тех ис­кать и най­ти не мо­гут. И она при­ходит к это­му со­седу.
— А что, — го­ворит, — ба­тюш­ка, не мо­гу ли я в сей ве­чер тво­их ко­ров от­во­ротить?
Ну и он и го­ворит:
— Еже­ли, — го­ворит, — твоя си­ла бу­дет, чем мо­гу, тем и поп­ла­чу, — го­ворит, — те­бе, толь­ко ко­ров во­роти на­зад.
И она сей­час при­ходит до­мой ве­чером к ря­ду и ве­лела ста­рику:
— Го­ни, — го­ворит, — ста­рик, ко­ров до­мой.
И приг­нал ста­рик ко­ров. Ну, и со­сед ей при­носит на дру­гой день пуд му­ки.
И там опять, как они в бед­ности жи­ли, и опять нуж­да приш­ла, и они опять у дру­гого со­седа так сде­лали. И так они про­кор­ми­лись ле­то на этих хва­тан­ци­ях.
И по­том дош­ло де­ло это до го­суда­ря, — про­пал са­моц­ветный ка­мень, — что есть эта­кая вол­шебни­ца, что мо­жет от­го­нуть, кто этот ка­мень унес.
И по­том они и при­ез­жа­ют от­туль за ней два ла­кея: од­но­го зва­ли Брю­хом, а дру­гого Хреб­том. И они, эти ла­кеи, ка­мень ук­ра­ли и го­ворят про­меж­ду со­бой:
— Еже­ли она мо­жет от­га­дать, что это мы взя­ли, то кла­дем, — го­ворят, — ку­риные яй­ца в са­ни, так еже­ли она мо­жет от­го­нуть, что мы взя­ли, то мо­жет от­го­нуть, что у нас яй­ца по­ложе­ны в са­ни, как ее по­везем.
По­ложи­ли в са­ни яй­ца ку­риные.
Она без ста­рика не по­ез­жа­ет, на­до ста­рика взять с со­бой…
— Без ста­рика не по­еду; он то­же зна­ет!
Ну, они при­ходят на са­рай, соб­ра­лись, ко­том­ку скла­ли. Ну, она при­ходит да и са­дит­ся:
— Сесть мне бы­ло, — ска, — как ку­рице на яй­ца.
Один од­но­го так и тол­кнул:
— Вот зло­дей­ка, за­раз уз­на­ла!
И они се­ли, их и по­вез­ли ту­ды.
Они их и при­вез­ли ту­ды, и она про­сит ком­на­ту осо­бу со ста­риком.
И они при­еха­ли ту­дыко­ва, в осо­бу ком­на­ту по­ложи­ли их, он ста­рик и го­ворит ста­рухе:
— Ой, — ска, — во­рона за­лете­ла в вы­соки хо­ромы, что-то нам бу­дет?
— Она и го­ворит ста­рику:
— Ста­рик, что бу­дет брю­ху, то и хреб­ту!
А ла­кей слы­шит, и он при­ходит к дру­гому!
— От­дать на­доть нам, от­го­нула за­раз зло­дей­ка, от­дать на­до.
Ну, они взя­ли и при­нес­ли ей этот ка­мень да сто руб­лей день­ги и ей го­ворят:
— Не го­вори на нас, что он у нас хра­нил­ся.
И она, как ка­мень в ру­ки по­пал, ста­рику ска:
— И по­живем мы те­перь, — ска, — на этом мес­те.
Ну и в ут­ре спра­шива­ет го­сударь:
— Что, ужоль ты га­дала? — го­ворит.
— Га­дала, — го­ворит, — ба­тюш­ка, — и от­го­нула, где твой ка­мень есть, в Мос­кву уне­сен­ный; а я, — го­ворит, — дос­та­ну его че­рез не­делю от­туль.
Че­рез не­делю ка­мень она и ока­зала ему.
Он ей:
— Ну, что же, — го­ворит, — ба­буш­ка, здесь ли ты же­ла­ешь аль в свою сто­рону едешь на­зад?
Она ска:
— Ба­тюш­ка, где ме­ня взял, на­зад от­ве­зи ме­ня, — го­ворит, — уже.
Их го­сударь до смер­ти хле­бом наг­ра­дил обо­их.