Вася да Ваня

Жил-был му­жик. У не­го бы­ло два сы­на: Ва­ся да Ва­ня. Отец стал уми­рать. — «Вот те­бе, Ва­ня, ба­ню, а Ва­се дом. Те­бе, Ва­ня, сес­тру кор­мить!»
Отец по­мер. На­чал Ва­ся из до­му гнать Ва­ню: «Те­бе тять­ка от­ка­зал ба­ню — иди, с сес­трой в ба­не жи­ви!» — Пе­ресе­лились.
«Где мы хле­ба возь­мем?» — го­ворит сес­тра. — «Най­дем». — По­бежал Ва­ня в лес, на­ломал ду­бов­ни­ку, на пол­то­ра цел­ко­вых про­дал. — «Вот и хлеб, сес­трич­ка! Есть о чем ту­жить? На­зав­тра по­бегу по­даль­ше!»
По­шел, на­шел дом. В до­му чан ви­на. Он вы­пил ча­роч­ку. За­шел в дру­гую ком­на­ту, — там зо­лотых на­вале­но ть­ма. Он нак­лал де­нег и до­мой. — «Ну, сес­тра, те­перь стря­пай ва­рю сла­же, зо­ви бра­та в гос­ти!»
Нас­тря­пала сес­тра все­го, вся­ких вин наб­ра­ла. А Ва­ня по­бежал опять за день­га­ми. Зах­ва­тили его раз­бой­ни­ки. Он этих раз­бой­ни­ков всех пе­ребил, 25 че­ловек. И толь­ко один убе­жал, спря­тал­ся — еса­ул.
Ва­ся при­ходит в гос­ти; не пь­ет ви­на, сер­дится. «Те­бе, — го­ворит, — вид­но, отец от­ка­зал день­ги в ба­не». — «Да че­го, — го­ворит, — возь­ми се­бе все мои день­ги!» — По­да­ет ему. Тот взял и убе­жал до­мой, не стал и есть.
«Че­го, — го­ворит, — нам, сес­тра, в ба­не жить? Пой­дем в лес: там есть для нас дом». — Взял сес­тру с со­бой, в хо­ромы эти. — «Ну, те­перь я ста­ну охот­ни­чать».
Ушел в лес. Еса­ул и под­пал к ней, сес­тре: «Да­вай Ва­ню убь­ем: он у ме­ня убил 25 че­ловек!» — Та сог­ла­силась. — «Как его убить?» — «Сесть с ним в кар­ты иг­рать: кто ко­го обыг­ра­ет, то­му ру­ки на­зад свя­зать».
Иг­ра­ли, иг­ра­ли. Он ее обыг­рал, ей ру­ки свя­зал; пос­ме­ял­ся и раз­вя­зал. По­том она его обыг­ра­ла; свя­зала ему ру­ки. — «Ну, Ва­ня, по­тяни!» — Он силь­ный; по­тянул — все обор­вал.
На дру­гой день Ва­ня опять ушел. Еса­ул го­ворит сес­тре: «Ты зах­во­рай на­роч­но и зап­ро­си у не­го яб­ло­ни са­довой! Он пой­дет за нею в дом, в ле­су, а там жи­вут 20 че­ловек — убь­ют его».
При­ходит к ве­черу Ва­ня. — «Ах, бра­тец, я не мо­гу, вся рас­хво­ралась. Так бы и съ­ела яб­ло­ни са­довой». — «Да где я ее возь­му?» — «Здесь есть троп­ка, иди — там сад!»
Ва­ня по­шел. При­ходит к са­ду. Ата­ман кри­чит: «Ло­вите его!» При­бежа­ли двое; он од­но­му ру­ку отор­вал, дру­гому но­гу. При­нес сес­тре яб­ло­ков. Она оз­до­рове­ла.
На дру­гой день по­шел он гля­деть дом. «Был, — го­ворит, — я в са­ду, а дом не ви­дал» (то­ропил­ся). За­ходит в дом; хо­дил, хо­дил, ви­дит дверь, в две­ри, в ще­лоч­ке, свет; сшиб эту дверь, там цар­ская дочь за­пер­та. — «От­ку­да ты? Ка­кая?» — «Я цар­ская дочь, за оле­нями хо­дила на охо­ту с тя­тень­кой; они ме­ня пой­ма­ли, тре­тий год дер­жут». — «Я их пе­ребью!» — «Я те­бе по­могу».
Ва­ня спря­тал­ся; за­пер­ла она Ва­ню в ком­на­те. Раз­бой­ни­ки при­бега­ют ве­чером, ско­рее к ча­ну; по ста­кану вы­пили. — «Вид­но, вам Гос­подь дал се­год­ня?» — «Дал», — го­ворит. — Вы­пили еще по ста­кану. — «Я сёд­нишний день у ро­дите­ля име­нин­ни­ца!» — «Ой, ре­бята, цар­ская дочь сёд­ни име­нин­ни­ца! Выпь­ем!» — го­ворит. — Вы­пили как сле­ду­ет, ус­ну­ли. Ва­ня взял саб­лю, всех пе­реру­бил.
Взял Ва­ня цар­скую дочь и по­вел к сес­тре на од­ну фа­теру. — «Ну, вот, сес­трич­ка, я те­бе при­вел под­ру­гу званья хо­роше­го: те­бе не скуч­но бу­дет; учись у нее узо­ры вы­шивать».
Ушел на охо­ту. А она уш­ла к сво­ему гу­лева­ну. Со­вету­ют­ся, как Ва­ню убить. А цар­ская дочь под­слу­шива­ет. — «А ты обыг­ра­ешь его в кар­ты и свя­жи ру­ки ему ре­зино­вым рем­нем! Я тог­да его и зас­тре­лю».
При­ехал Ва­ня к ве­черу. — «Ну, брат­чик, по­гулял?» — «По­гулял». — «А те­бе не скуч­но?» — «Нет». — «Да­вай­те в кар­ты иг­рать!» — «А как?» — «Кто ко­го обыг­ра­ет, ру­ки на­зад свя­зать». — Иг­ра­ли, иг­ра­ли; он ее обыг­рал, ру­ки на­зад свя­зал; пос­ме­ял­ся и раз­вя­зал. По­том она его обыг­ра­ла и свя­зала рем­нем ре­зино­вым ру­ки. — «Ну, Ва­ня, по­тяни!» — Тот по­тянул, не мо­жет отор­вать. Еса­ул выс­ко­чил, хо­чет его убить. Цар­ская дочь вы­бежа­ла, его из ле­вор­верту сей­час и зас­тре­лила.
Взял ее Ва­ня, из ружья на­рушил сес­тру свою. А дочь цар­скую при­вел к сво­ему ро­дите­лю и по­женил­ся на ней.