Как Майкл Скотт в Рим ходил

Вот вам еще од­на ис­то­рия про Май­кла Скот­та, зна­мени­того вол­шебни­ка, ко­торый прос­ла­вил­ся сво­ими чу­деса­ми; то­го са­мого, что рас­ко­лол по­полам Эй­лдон­ские го­ры. По ста­рин­но­му обы­чаю, при­нято­му сре­ди прос­ве­щен­ных и бла­гочес­ти­вых лю­дей Шот­ландии, каж­дый год в Рим к па­пе рим­ско­му от­прав­ля­ли пос­ланни­ка, что­бы тот уз­нал у его свя­тей­шес­тва, на ка­кое точ­но чис­ло па­да­ет пер­вый день мас­ле­ницы.
Лю­дям бы­ло очень важ­но знать точ­ный день, по­тому что от это­го за­висе­ло, ког­да справ­лять все ос­таль­ные цер­ковные праз­дни­ки в го­ду. Сра­зу пос­ле мас­ле­ницы шел Ве­ликий пост, а че­рез семь не­дель нас­ту­пала Пас­ха. И так да­лее, один праз­дник за дру­гим в те­чение всех две­над­ца­ти ме­сяцев.
Слу­чилось од­нажды, что эта честь ид­ти в Рим вы­пала на до­лю Май­кла Скот­та. А так как он в это вре­мя был слиш­ком за­нят, то со­вер­шенно за­памя­товал, ка­кое свя­тое де­ло ему по­ручи­ли, и про­тянул со сво­им пу­тешес­тви­ем до са­мого Сре­тенья, то есть до пос­ледне­го праз­дни­ка пе­ред мас­ле­ной.
Нель­зя бы­ло те­рять ни се­кун­ды. Ес­ли бы ко­му-ни­будь из прос­тых смер­тных пред­ло­жили со­вер­шить пу­тешес­твие в Рим и об­ратно за та­кой нич­тожный срок, он бы от­ве­тил, что толь­ко бе­зум­ный на это сог­ла­сит­ся, а он еще в здра­вом уме. Но для Май­кла Скот­та это бы­ло су­щим пус­тя­ком.
Он встал по­рань­ше и от­пра­вил­ся на зе­леный лу­жок, где пас­лись вол­шебные ска­куны — во лбу у каж­до­го го­рела бе­лая звез­да, а боль­шу­щие гла­за их блес­те­ли по­чище зо­лота.
— С ка­кой ско­ростью ты мо­жешь мчать­ся? — спро­сил Май­кл Скотт у пер­во­го ска­куна на зе­леной лу­жай­ке.
— Со ско­ростью вет­ра!
— Не по­дой­дет, — ска­зал Май­кл и за­дал тот же воп­рос вто­рому ска­куну.
— Быс­трее вет­ра! — от­ве­тил тот.
— Для ме­ня это мед­ленно! — ска­зал Май­кл.
— А я ле­чу как мар­тов­ский вихрь! — ска­зал тре­тий ска­кун.
— Слиш­ком мед­ленно! — ска­зал Май­кл и по­дошел к пос­ледне­му ска­куну. — Ну, а ты быс­тро бе­га­ешь? — спро­сил он его.
— Быс­трее, чем хо­рошень­кая де­вуш­ка ме­ня­ет воз­люблен­ных! — от­ве­тил ска­кун.
— Вот это мне под­хо­дит! — об­ра­довал­ся Май­кл и без лиш­них слов вско­чил на ко­ня, и они от­пра­вились в Рим.
Они ле­тели как на крыль­ях че­рез су­шу и мо­ря. Цок-цок, цок-цок, толь­ко ис­кры ле­тели из-под ко­пыт — по бе­лым греб­ням волн, по снеж­ным вер­ши­нам гор, по зе­леным хол­мам. Цок-цок, цок-цок! Быс­трее вре­мени! И вот уже се­рые ска­лы и бур­ные мо­ря ос­та­лись по­зади, и Май­кл Скотт на зо­лотых крыль­ях ран­не­го ут­ра опус­тился на пло­щадь пе­ред двор­цом па­пы в Ри­ме.
Не меш­кая Май­кл пе­редал па­пе вес­точку, что не­кий шот­ландец ожи­да­ет его у две­рей, и па­па рим­ский тут же при­нял его в сво­ем при­ем­ном за­ле.
— Я пос­ла­нец вер­ных те­бе шот­лан­дцев, ко­торые про­сили уз­нать, по­ка еще не ми­нова­ло Сре­тенье, ког­да в этот год нач­нется мас­ле­ница, — ска­зал ему Май­кл.
— Ты поз­дно­вато при­шел, — ска­зал па­па. — Те­перь те­бе ни­как не ус­петь вер­нуть­ся в Шот­ландию до то­го, как прой­дет Сре­тенье.
— О, у ме­ня еще уй­ма вре­мени, — воз­ра­зил Май­кл. — Все­го нес­коль­ко ми­нут на­зад я был в мо­ей род­ной Шот­ландии. И вот я здесь. Ста­ло быть, и на­зад вер­нусь так же быс­тро.
— Все­го нес­коль­ко ми­нут на­зад! — вос­клик­нул па­па рим­ский. — Ни­ког­да не по­верю! Чем ты это до­кажешь?
Тут Май­кл и про­тяни па­пе свой бе­рет, ко­торый он снял из поч­те­ния к его свя­тей­шес­тву.
— Ви­дите снег на нем! — го­ворит он. — Это снег с шот­ланд­ских гор, где еще сто­ит зи­ма.
— Тог­да это прос­то чу­до! — вос­клик­нул па­па. — И хо­тя я не ве­рю в чу­деса, я все-та­ки дам те­бе от­вет на воп­рос, за ко­торым ты сю­да при­шел. Мас­ле­ница всег­да на­чина­ет­ся в пер­вый по­недель­ник пер­во­го лун­но­го ме­сяца по вес­не.
Май­кл был прос­то в вос­торге от та­кого от­ве­та. Рань­ше пос­ланцы при­носи­ли из Ри­ма толь­ко один от­вет: мас­ле­ница в этот год нач­нется точ­но в та­кой-то день. А Май­клу уда­лось уз­нать сек­рет, как па­па оп­ре­деля­ет этот день, — вот уда­ча!
— Бла­года­рю вас, ва­ше свя­тей­шес­тво, — ска­зал Май­кл и тут же от­пра­вил­ся вос­во­яси.
Вско­чив на вол­шебно­го ска­куна, он доб­рался до Шот­ландии так же быс­тро, как из Шот­ландии в Рим, и со­об­щил свою но­вость зем­ля­кам.