Лорд О’Коу

Бы­ло яс­ное лет­нее ут­ро, и лорд О’Коу про­гули­вал­ся по зе­леной лу­жай­ке нев­да­леке от сво­его зам­ка. Нас­то­ящее его имя бы­ло «лорд О’Кол­зен», а его по­том­ки до­селе но­сят ти­тул мар­ки­зов Эй­лса. Од­на­ко во всем Эй­рши­ре лю­ди на­зыва­ли его «лорд О’Коу» и вот по­чему: за­мок его сто­ял на ска­ле, в ко­торой бы­ли пе­щеры, а в этой мес­тнос­ти пе­щера на­зыва­ет­ся «коу».
Лорд О’Коу был че­ловек доб­рый и при­вет­ли­вый. Он охот­но по­могал тем со­седям, что бы­ли бед­нее его, и прис­лу­шивал­ся к рас­ска­зам о чу­жом го­ре. И вот по­ка он гу­лял по лу­жай­ке, к не­му по­дошел ма­лень­кий маль­чик с кув­шинчи­ком в ру­ке. Маль­чик поп­ро­сил у лор­да нем­ножко эля для сво­ей боль­ной ма­тери. Лорд пог­ла­дил маль­чи­ка по го­лове и ска­зал:
— Сту­пай на кух­ню, спро­си дво­рец­ко­го и ска­жи ему, что лорд, мол, ве­лел до­вер­ху на­пол­нить этот кув­шинчик элем, са­мым луч­шим, ка­кой най­дет­ся в пог­ре­бе.
Маль­чик ушел, отыс­кал ста­рика дво­рец­ко­го, а тот выс­лу­шал его и по­вел в пог­реб.
В пог­ре­бе сто­яла боч­ка осо­бен­но вкус­но­го эля — его по­дава­ли на стол толь­ко са­мому лор­ду. Боч­ку эту от­кры­ли не­дав­но, и эля в ней ос­та­лось прнмер­но до по­лови­ны.
«Налью маль­чи­ку из этой боч­ки, — по­думал дво­рец­кий. — Эль в ней и сыт­ный, и не креп­кий — как раз та­кой, ка­кой для боль­ных по­лезен».
Он взял у маль­чи­ка кув­шинчик и под­ста­вил его у боч­ки под же­лобок. Но — уди­витель­ное де­ло — кув­шинчик не на­пол­нялся! Струя эля бес­пре­рыв­но вы­тека­ла из боч­ки, кув­шинчик был ма­лень­кий — все­го на чет­верть гал­ло­на — од­на­ко эля в нем наб­ра­лось толь­ко до по­лови­ны. Эль все тек и тек свет­лой ян­тарной стру­ей, ог­ромная боч­ка уже сов­сем опус­те­ла, а в кув­шинчи­ке эля не при­бав­ля­лось.
«Что за прит­ча!» — удив­лялся дво­рец­кий. Он смот­рел на боч­ку, смот­рел на кув­шинчик, смот­рел на пол — уж не про­лил­ся ли эль? Нет, не про­лил­ся. Пол в пог­ре­бе как был, так и ос­тался бе­лым, чис­тым и су­хим.
«Чу­ма его возь­ми, этот кув­шинчик! За­кол­до­ван­ный он, что ли?» — по­думал дво­рец­кий, и его жес­ткие, как ежо­вые иг­лы, ко­рот­кие во­лосы ста­ли ды­бом вок­руг лы­сины. Ведь он боль­ше все­го на све­те бо­ял­ся кол­ду­нов, ведьм и во­об­ще вся­кой не­чис­той си­лы.
— Ну, ма­лыш, дру­гие боч­ки я от­кры­вать не ста­ну, — про­вор­чал он и воз­вра­тил маль­чи­ку не­пол­ный кув­шинчик. — Сту­пай-ка до­мой — хва­тит с те­бя и это­го. Эль у на­шего лор­да слиш­ком хо­рош, что­бы тра­тить его на та­кого соп­ля­ка, как ты.
Но маль­чик не хо­тел ухо­дить.
— Лорд обе­щал, что мой кув­шин на­пол­нят до­вер­ху, — мол­вил он, — да так и ве­лел ска­зать те­бе. А ведь обе­щания на­до вы­пол­нять. Так что я не уй­ду до­мой без пол­но­го кув­ши­на.
Нап­расно дво­рец­кий с ним спо­рил и да­же сер­дился — маль­чик сто­ял на сво­ем.
— Лорд обе­щал мне пол­ный кув­шин эля, — твер­дил он. — Не уй­ду, по­ка не по­лучу.
Дво­рец­кий не знал, что де­лать. На­конец он ос­та­вил маль­чи­ка в пог­ре­бе, а сам по­шел к лор­ду.
— Не ина­че как этот кув­шин за­кол­до­ван­ный, — ска­зал дво­рец­кий лор­ду. — Я в не­го чуть не це­лую боч­ку эля пе­релил, а он все не­пол­ный. По­жалуй­те са­ми в пог­реб и вы­гони­те вон маль­чиш­ку!
— Нет, не пой­ду, — ска­зал лорд. — Маль­чик со­вер­шенно прав. Я обе­щал дать ему пол­ный до­вер­ху кув­шин эля для его боль­ной ма­тери. И он по­лучит пол­ный кув­шин, да­же ес­ли в не­го при­дет­ся вы­лить весь эль из всех бо­чек в мо­ем пог­ре­бе. По­это­му сту­пай от­крой дру­гую боч­ку.
Дво­рец­кий не пос­мел ос­лу­шать­ся. Он не­хотя поб­рел в пог­реб и всю до­рогу по­качи­вал го­ловой в тре­воге и ду­мал, что гос­по­дина его, дол­жна быть, то же окол­до­вали. А что маль­чиш­ка с его кув­шинчи­ком — за­кол­до­ван­ный, в этом ста­рик ни­чуть не сом­не­вал­ся.
В пог­ре­бе маль­чик тер­пе­ливо ждал его, стоя на преж­нем мес­те. Не тра­тя лиш­них слов, дво­рец­кий взял у не­го кув­шинчик и от­крыл дру­гую боч­ку.
Тут ему приш­лось уди­вить­ся еще пу­ще. Ед­ва из боч­ки вы­тек­ло нес­коль­ко ка­пель, кув­шин маль­чи­ка на­пол­нился до кра­ев.
— Бе­ри кув­шин, маль­чу­ган, — ска­зал дво­рец­кий, — да не меш­кай, бе­ги до­мой пос­ко­рее!
Он был рад-ра­деше­нек на­конец-то из­ба­вить­ся от это­го ди­ковин­но­го кув­шинчи­ка.
Маль­чик не зас­та­вил се­бя про­сить. Он веж­ли­во поб­ла­года­рил дво­рец­ко­го за тру­ды, хоть тот и не очень лас­ко­во с ним обо­шел­ся, и убе­жал. Тут его и след прос­тыл. Дво­рец­кий по­том не раз расс­пра­шивал ок­рес­тных жи­телей, не слы­хали ли они про та­кого-то и та­кого-то маль­чи­ка и его боль­ную мать. Но ник­то про них ни­чего не знал.
Шли го­ды, и тяж­кое го­ре вы­пало на до­лю ро­да О’Коу. Лорд у­ехал на вой­ну во Флан­дрию, а там его взя­ли в плен и при­гово­рили к смер­ти. Он был один в чу­жой стра­не, и не­кому бы­ло за не­го да­же сло­веч­ко за­мол­вить. А о бегс­тве и ду­мать не при­ходи­лось.
И вот в ночь на­кану­не каз­ни лорд О’Коу си­дел один в тем­ни­це и со скорбью ду­мал о сво­ей же­не и де­тях — он уже по­терял на­деж­ду сви­деть­ся с ни­ми. Вспо­минал он и свой род­ной дом — ог­ромный ста­рин­ный за­мок на ска­ле, — вспо­минал к зе­леную лу­жай­ку за во­рота­ми, всю в ро­маш­ках. Здесь он ког­да-то лю­бил гу­лять на сол­нышке лет­ни­ми ут­ра­ми. И тут он вдруг вспом­нил ма­лень­ко­го маль­чи­ка, что при­шел про­сить у не­го эля для сво­ей боль­ной ма­тери. Про это­го маль­чи­ка он дав­но по­забыл, а тут по­чему-то уви­дел его, да так яс­но, что да­же про­тер се­бе гла­за.
В тот же миг дверь в его тем­ни­цу бес­шумно от­кры­лась, и на по­роге по­явил­ся тот са­мый маль­чик. Он ни ка­пель­ки не вы­рос — ос­тался точь-в-точь та­ким, ка­ким был в то дав­нее лет­нее ут­ро. Маль­чик сто­ял, за­гадоч­но улы­ба­ясь и при­ложив па­лец к гу­бам. И вдруг шеп­нул:
Лорд О’Коу, вста­вай
И за мною сту­пай!

По­том сде­лал знак плен­ни­ку сле­довать за ним. Лорд О’Коу мол­ча встал и по­шел за маль­чи­ком.
Маль­чик шел по длин­ным ко­ридо­рам под­зе­мелья, а лорд сле­довал за ним по пя­там. И вся­кий раз, как они под­хо­дили к за­пер­той две­ри, маль­чи­ку сто­ило толь­ко при­кос­нуть­ся к ней, и она от­кры­валась са­ма со­бой. Так они вско­ре выш­ли на воль­ный воз­дух.
Лорд не пом­нил се­бя от ра­дос­ти. Он уже хо­тел бы­ло поб­ла­года­рить сво­его ма­лень­ко­го спа­сите­ля, но тот взма­хом ру­ки ос­та­новил его.
— Са­дись ко мне на спи­ну, — ска­зал он. — По­ка ты в этой стра­не, те­бе гро­зит смерть.
Лорд сел к не­му на спи­ну, и, как ни стран­но, маль­чик слов­но и не по­чувс­тво­вал его тя­жес­ти. Он под­нялся на воз­дух и по­летел над мо­рем и су­шей. И вот, ка­залось, не прош­ло и мгно­вения, как они опус­ти­лись на зе­леную лу­жай­ку пе­ред зам­ком как раз в том мес­те, где впер­вые встре­тились столь­ко лет на­зад.
Маль­чик по­вер­нулся к лор­ду, по­ложил свою кро­шеч­ную ру­чон­ку на его ши­рокую ла­донь и ска­зал:
Кто сде­лал дру­гому доб­ро, то­му воз­да­дут доб­ром.
Ты по­жалел мою мать и вот вер­нулся в свой дом.

Ска­зал и сра­зу ис­чез.
И с то­го дня ник­то его боль­ше не ви­дел.