Отважный охотник Финлей

В да­лекие-да­лекие вре­мена в ди­ких го­рах на са­мом се­вере Шот­ландии жил со сво­ей юной сес­трой от­важный охот­ник по име­ни Фин­лей.
Каж­дое ут­ро Фин­лей ухо­дил с со­бака­ми на охо­ту — за бла­город­ным оле­нем, за ку­ропат­кой или за гор­ным зай­цем, а сес­тру ос­тавлял до­ма. И каж­дый раз, ухо­дя из до­му, он на­казы­вал ей под­держи­вать огонь в оча­ге и не от­кры­вать окош­ко, что смот­рит на се­вер.
Там, на се­вере, за снеж­ной вер­ши­ной го­ры в глу­бокой пе­щере жи­ли злые ве­лика­ны. Эти ве­лика­ны очень лю­били хо­лод­ный се­вер­ный ве­тер и тер­петь не мог­ли жар­кий огонь в оча­ге.
Са­мой злой и хит­рой в семье ве­лика­нов бы­ла ста­рая Кэй­ллих.
Хо­дил слух, что в гор­ной пе­щере ве­лика­нов хра­нят­ся ог­ромные сок­ро­вища и да­же вол­шебные пред­ме­ты, од­на­ко ник­то еще не от­ва­жил­ся под­нять­ся за ни­ми ту­да.
А на­до вам ска­зать, что сес­тра Фин­лея бы­ла очень без­рассуд­ная де­вуш­ка. Ей ни­ког­да не при­ходи­лось ви­деть не толь­ко са­мих ве­лика­нов, но да­же их сле­дов. А что она не мог­ла уви­деть собс­твен­ны­ми гла­зами, в то она не хо­тела ве­рить. И по­тому, ухо­дя из до­му, она да­же не ду­мала под­бро­сить тор­фа в огонь, а ес­ли ды­мил очаг, она, ни­мало не сму­ща­ясь, от­кры­вала нас­тежь окош­ко, гля­дящее на се­вер, что­бы вы­пус­тить дым.
И од­нажды она сде­лала и то и дру­гое — как раз что брат про­сил ее не де­лать: она от­кры­ла ок­но на се­вер и за­была под­бро­сить тор­фа в огонь, и очаг по­гас. А вый­дя из до­ма, она уви­дела на прис­тупке нез­на­комо­го кра­сиво­го юно­шу. Он лас­ко­во при­ветс­тво­вал ее, за­гово­рил о том о сем, и в кон­це кон­цов она приг­ла­сила его зай­ти в дом.
А на­до вам ска­зать, что этот кра­сивый юно­ша был не кто иной, как млад­ший из ве­лика­нов, жив­ших в той са­мой пе­щере. А что­бы его не уз­на­ли, он при­нял об­лик че­лове­ка. Он поп­ро­сил де­вуш­ку дать обе­щание, что она не ска­жет бра­ту, кто при­ходил к ней.
Глу­пая де­вуш­ка — луч­ше бы она не сог­ла­шалась на это! Но она пос­пе­шила дать юно­ше обе­щание. А ему толь­ко то­го и на­до бы­ло. Те­перь он мог так окол­до­вать ее, что­бы она влю­билась в не­го без па­мяти.
Он сов­сем за­гово­рил бед­няжку, и на­конец она да­же сог­ла­силась по­кинуть дом бра­та и бе­жать с нез­на­комым юно­шей. Ху­же то­го, он взял с нее клят­ву, что, ес­ли брат по­меша­ет ей и всту­пит с ним в бой, она не ста­нет по­могать род­но­му бра­ту.
С этим мо­лодой ве­ликан по­кинул дом Фин­лея.
Нас­тал ве­чер. Ус­та­лый Фин­лей воз­вра­щал­ся пос­ле охо­ты с со­бака­ми до­мой и, не за­метив как, заб­рел в нез­на­комую лож­би­ну. Его это тем бо­лее уди­вило, что он счи­тал, буд­то хо­рошо зна­ет все лож­би­ны и лож­бинки в сво­их го­рах. Там, в те­ни ря­бин и елей, воз­ле проз­рачно­го ручья он уви­дел хи­жину. За хи­жиной вверх по скло­ну хол­ма тя­нулось вспа­хан­ное по­ле. На нем уже зе­лене­ли всхо­ды, хо­тя вес­на в этих су­ровых гор­ных кра­ях толь­ко-толь­ко на­чина­лась.
Фин­лей при­казал со­бакам ле­жать смир­но и ждать, а сам по­дошел к хи­жине и пос­ту­чал в дверь. Ему от­кры­ла хо­рошень­кая де­вуш­ка, и он уви­дел в хи­жине ста­руш­ку.
— Здравс­твуй, Фин­лей! — ска­зала ста­руш­ка.
— От­ку­да ты зна­ешь, как ме­ня зо­вут? — уди­вил­ся Фин­лей. — И от­ку­да вы взя­лись здесь, в на­ших го­рах, и ты, и эта хо­рошень­кая де­вуш­ка, и ваш дом, и ря­бины, и все та­кое про­чее?
— Зо­ви ме­ня прос­то Доб­рой Вол­шебни­цей, — ска­зала ста­руш­ка. — Эта де­вуш­ка — моя доч­ка. Мы здесь, что­бы спас­ти те­бя, Фин­лей! Хоть ты и от­важный охот­ник, но, слу­ча­ет­ся, и от­важно­го не ме­ша­ет пре­дуп­ре­дить об опас­ности. Зна­ешь ли ты, что се­год­ня в тво­ем до­ме по­бывал млад­ший из ве­лика­нов? И твоя сес­тра приг­ла­сила его в дом, и ему уда­лось опу­тать ее злы­ми ча­рами. Зав­тра он при­дет опять, что­бы убить те­бя за­кол­до­ван­ным го­лубым ме­чом.
— Мне горь­ко слы­шать это! — ска­зал Фин­лей.
— Толь­ко ни о чем не спра­шивай сес­тру, — пре­дуп­ре­дила ста­руш­ка. — Пом­ни, она те­перь во влас­ти злых чар.
Фин­лей вер­нулся с со­бака­ми до­мой и ни о чем не спро­сил сес­тру.
На­ут­ро он, как всег­да, соб­рался на охо­ту, но да­леко не ушел, а спря­тал­ся. И как толь­ко на до­роге по­явил­ся ве­ликан — ну, тот са­мый, что прит­во­рил­ся кра­сивым юно­шей и опу­тал злы­ми ча­рами сес­тру Фин­лея, — он на­пус­тил на не­го сво­их со­бак. Ве­ликан так уди­вил­ся, что да­же за­был о вол­шебном го­лубом ме­че, ко­торым хо­тел убить Фин­лея.
Да, на бе­ду, со­баки под­ня­ли гром­кий лай, и де­вуш­ка выш­ла из до­му пос­мотреть, что слу­чилось. Тут ве­ликан схва­тил ее за ру­ку, и они убе­жали.
Фин­лей ос­тался один.
Но он знал, что это не­надол­го. Ско­ро к не­му в гос­ти по­жалу­ют ве­лика­ны, что­бы отом­стить за сво­его млад­ше­го бра­та. Он за­ложил дверь по­леном, по­том под­бро­сил по­боль­ше тор­фа в очаг, и вско­ре пос­ре­ди хи­жины уже пы­лал яр­кий огонь. Но все рав­но Фин­лея про­бира­ла дрожь.
Вдруг он ус­лы­шал страш­ный шум, слов­но гром в го­рах. Это по­сыпа­лись боль­шие кам­ни из-под ног ве­лика­на, спус­кавше­гося с го­ры.
Ве­ликан по­дошел к до­му Фин­лея и зак­ри­чал-за­рычал-за­ревел:
— Фи! Фо! Фу! Кто пос­мел зак­рыть дверь? Стыд и по­зор то­му, кто не пус­ка­ет ус­та­лого пут­ни­ка в дом!
И он на­давил пле­чом на дверь, вы­шиб ее и вор­вался в хи­жину. Но Фин­лей его уже ждал. Он сто­ял под прик­ры­ти­ем пы­ла­юще­го оча­га с лу­ком и стре­лами на­гото­ве. И как толь­ко ве­ликан вор­вался в хи­жину, он вы­пус­тил пер­вую стре­лу. Но она лишь ра­нила ве­лика­на. Он взре­вел от бо­ли и бро­сил­ся на Фин­лея.
Не­из­вес­тно, что ста­лось бы с от­важным Фин­ле­ем, ес­ли бы не его вер­ные псы. Они на­кину­лись на ве­лика­на, и, по­ка он от них от­би­вал­ся, Фин­лей ус­пел вы­пус­тить из лу­ка вто­рую стре­лу и убил чу­дови­ще.
Ут­ром Фин­лей пос­пе­шил в зна­комую лож­би­ну к Доб­рой Вол­шебни­це, прих­ва­тив с со­бой го­лову ве­лика­на.
— Ты храб­рый юно­ша! — пох­ва­лила его ста­руш­ка. — Как это те­бе уда­лось?
И Фин­лей рас­ска­зал ей все, как бы­ло, как со­баки по­мог­ли ему одо­леть страш­но­го ве­лика­на.
— Ну, эта бит­ва еще не бит­ва, — ска­зала Доб­рая Вол­шебни­ца. — Бит­ва бу­дет впе­реди. Бе­реги сво­их со­бак!
И эту ночь Фин­лей был в хи­жине один, ведь сес­тра его убе­жала с мо­лодым ве­лика­ном. Пос­ре­ди но­чи он опять ус­лы­хал страш­ный шум, слов­но рас­ка­ты гро­ма в го­рах, и да­же еще страш­ней, чем на­кану­не. Опять по скло­ну го­ры по­кати­лись тя­желые кам­ни и раз­дался гром­кий стук в дверь хи­жины.
— Фи! Фо! Фу! — за­ревел-за­рычал ве­ликан. — Ты убил мо­его сы­на, но ме­ня те­бе не убить!
И ве­ликан вы­шиб дверь и вор­вался в хи­жину. Но Фин­лей его уже ждал. В све­те оча­га он уви­дел, что этот ве­ликан о пя­ти го­ловах, од­на страш­ней дру­гой. Раз­го­релась жар­кая бит­ва, и нес­добро­вать бы Фин­лею, ес­ли бы не его вер­ные псы. Они хва­тали и ку­сали ве­лика­на, и, по­ка он от них от­би­вал­ся, Фин­лей вых­ва­тил свой меч и вон­зил его чу­дови­щу пря­мо в сер­дце.
А ут­ром Фин­лей опять по­шел к Доб­рой Вол­шебни­це и ска­зал ей:
— Мне опять по­мог­ли со­баки. Без них был бы ко­нец!
— Нет, — ска­зала ста­руш­ка, — эта бит­ва еще не бит­ва. Бит­ва бу­дет впе­реди! Слу­шай ме­ня вни­матель­но, от­важный охот­ник. Се­год­ня ночью к те­бе при­дет са­ма ста­рая Кэй­ллих, что­бы отом­стить за му­жа и за стар­ше­го сы­на. Но она при­дет без шу­ма и гро­ма, а ти­хо и не­замет­но. Она за­гово­рит с то­бой слад­ким го­лосом и поп­ро­сит впус­тить ее в дом. Но пом­ни: она при­дет, что­бы от­нять у те­бя жизнь! Пос­ту­пай точ­но, как я ска­жу те­бе, и все кон­чится хо­рошо.
И Доб­рая Вол­шебни­ца на­учи­ла от­важно­го Фин­лея, что ему сле­ду­ет де­лать, а че­го не сле­ду­ет.
Ког­да приш­ла ночь, Фин­лей опять си­дел в хи­жине один и прис­лу­шивал­ся к ти­шине. В оча­ге го­рел жар­кий огонь. Со­баки ле­жали ря­дом и гре­лись.
Вдруг раз­дался лег­кий шо­рох, слов­но мер­твый лист за­шур­шал по вет­ру, и Фин­лей ус­лы­шал за дверью сла­бый, дро­жащий го­лос:
— Впус­ти­те ус­та­лую бед­ную ста­руш­ку пог­реть­ся у оча­га! От­крой­те дверь!
Фин­лей крик­нул ей:
— Я впу­щу те­бя в дом, ста­рая, ес­ли ты по­обе­ща­ешь вес­ти се­бя ти­хо и ни­кому не при­чинишь в мо­ем до­ме вре­да.
Ста­руха по­обе­щала.
И Фин­лей впус­тил ее в дом. Она и в са­мом де­ле ока­залась сов­сем дрях­лой, сгор­блен­ной ста­рушон­кой. Пок­ло­нив­шись Фин­лею, она се­ла воз­ле оча­га с од­ной сто­роны, а он — с дру­гой. Со­баки бес­по­кой­но сно­вали по хи­жине, ска­ля зу­бы и глу­хо вор­ча.
— Ка­кие страш­ные у те­бя со­баки! — дро­жащим го­лосом про­шам­ка­ла ста­рушон­ка. — Луч­ше уж при­вяжи их!
— Со­баки ни­ког­да не тро­нут доб­рую ста­рую жен­щи­ну, — ска­зал Фин­лей.
— При­вяжи их, очень про­шу те­бя. Я так бо­юсь злых со­бак!
— Да мне не­чем и при­вязать их, — ска­зал он.
— Я дам те­бе три во­лоса с мо­ей го­ловы. Они та­кие креп­кие, что мож­но сплес­ти из них якор­ную цепь для боль­шо­го ко­раб­ля.
Фин­лей взял три во­лоса и прит­во­рил­ся, что при­вязы­ва­ет со­бак. На са­мом же де­ле он прос­то при­казал им си­деть смир­но в уг­лу.
— Ты уже при­вязал их? — спро­сила ста­руха.
— Са­ма ви­дишь, как они смир­но ле­жат, — от­ве­тил он.
Ста­руха пос­мотре­ла на со­бак и ус­по­ко­илась. Не го­воря боль­ше ни сло­ва, они про­дол­жа­ли си­деть у оча­га, и Фин­лею вдруг по­каза­лось, что ста­руха на­чала рас­ти.
— Что с то­бой? — спро­сил он. — Ты как буд­то рас­тешь?
— Ну что ты! — ска­зала ста­руха. — Это хо­лод­ная ночь ви­нова­та. Я за­мер­зла и сжа­лась в ко­мок, а сей­час отог­ре­лась у тво­его оча­га.
Они опять по­мол­ча­ли. Фин­лей не спус­кал глаз со ста­рухи и на­конец ска­зал:
— Ну ко­неч­но, ты рас­тешь на гла­зах! И не от­пи­рай­ся!
Ста­руха нах­му­рилась и ска­зала сер­ди­то:
— Да, рас­ту! А ты убил мо­его му­жа и мо­его стар­ше­го сы­на!
С эти­ми сло­вами она вско­чила и упер­лась го­ловой в по­толок, так что хи­жина вся зат­ряслась. Фин­лей то­же вско­чил на но­ги, но ве­ликан­ша ус­пе­ла схва­тить его за во­лосы. Хо­рошо еще, что она не мог­ла на­рушить свое обе­щание и на­пасть на не­го в его до­ме. Но она по­тащи­ла его за по­рог. Тог­да псы вско­чили со сво­их мест и бро­сились на нее.
Фин­лей не на жизнь, а на смерть схва­тил­ся с ве­ликан­шей. Они ка­тались по зем­ле, ду­бася друг дру­га, и, ко­неч­но, она одо­лела бы Фин­лея, ес­ли бы не со­баки. Они хва­тали и ку­сали ее, и по­тому Фин­лею уда­лось по­вер­гнуть ее на зем­лю и прис­та­вить к гор­лу меч.
Тут она как буд­то сми­рилась и ста­ла су­лить от­важно­му охот­ни­ку лю­бые бо­гатс­тва, толь­ко бы он от­пустил ее.
— Я от­дам те­бе все сок­ро­вища из на­шей пе­щеры! — го­вори­ла ве­ликан­ша.
— Нет! — от­ве­чал охот­ник.
— Ты по­лучишь за­кол­до­ван­ный меч, ко­торый ра­зит без про­маха че­лове­ка и зве­ря!
— Нет! — от­ве­чал охот­ник.
— Я дам те­бе вол­шебную па­лоч­ку, ко­торая мо­жет прев­ра­тить ка­мен­ный столб в слав­но­го во­ина и слав­но­го во­ина в ка­мен­ный столб!
— Нет! — от­ве­тил охот­ник и вон­зил свой меч ве­ликан­ше пря­мо в сер­дце.
Так ве­лела ему Доб­рая Вол­шебни­ца.
По­том он при­ложил крас­ный мох, сфаг­нум, к сво­им ра­нам и на­ут­ро был уже здо­ров. Он от­пра­вил­ся к хи­жине Доб­рой Вол­шебни­цы и рас­ска­зал ей все, как бы­ло, как со­баки по­мог­ли ему одо­леть ста­рую Кэй­ллих.
— Те­перь ты ге­рой, Фин­лей! — ска­зала Доб­рая Вол­шебни­ца. — Вот это бы­ла бит­ва так бит­ва! — И она пог­ла­дила со­бак.
— Ска­жи, — спро­сил Фин­лей Доб­рую Вол­шебни­цу, — а как раз­до­быть сок­ро­вища ве­лика­нов и за­кол­до­ван­ный меч, ра­зящий без про­маха?
— Се­год­ня ночью мы с доч­кой так и так со­бира­лись пой­ти в пе­щеру ве­лика­нов, что­бы заб­рать у них мою вол­шебную па­лоч­ку, — ска­зала Доб­рая Вол­шебни­ца. — Ес­ли хо­чешь, мо­жешь пой­ти вмес­те с на­ми.
От­важный Фин­лей с ра­достью сог­ла­сил­ся. И ког­да выш­ла лу­на, все трое пус­ти­лись в путь к пе­щере ве­лика­нов. Доб­рая Вол­шебни­ца ве­лела доч­ке и Фин­лею наб­рать по­боль­ше су­хого ве­рес­ка. Этот ве­реск она сло­жила у вхо­да в пе­щеру и ра­зож­гла кос­тер.
— Ве­лика­ны не лю­бят ог­ня, — ска­зала она, — и мы их вы­курим из пе­щеры.
Так оно все и выш­ло. Дым от го­ряще­го ве­рес­ка по­шел в пе­щеру, и вско­ре от­ту­да вы­суну­лась го­лова мо­лодо­го ве­лика­на. Гла­за у не­го сле­зились от ды­ма, он чи­хал и сов­сем за­дыхал­ся.
— Толь­ко не стре­ляй в не­го! — крик­ну­ла Фин­лею Доб­рая Вол­шебни­ца, уви­дев, что он це­лит­ся в ве­лика­на из лу­ка. — Я луч­ше прев­ра­щу его в ка­мен­ный столб, как толь­ко най­ду свою вол­шебную па­лоч­ку.
Но мо­лодой ве­ликан уже смек­нул, в чем де­ло. Вер­нувшись в пе­щеру, он схва­тил за ру­ку сес­тру Фин­лея и выс­ко­чил с нею из пе­щеры. По­том что бы­ло си­лы ду­нул на огонь и, ук­рывшись за ды­мовой за­весой, ис­чез из глаз…
Не прош­ло и не­дели, как Фин­лей же­нил­ся на хо­рошень­кой доч­ке Доб­рой Вол­шебни­цы. Они за­жили впол­не счас­тли­во. Нуж­ды они не зна­ли — ведь все сок­ро­вища ве­лика­нов дос­та­лись им. И бо­ять­ся ни­кого не бо­ялись — ведь их ох­ра­няли вер­ные псы Фин­лея.