Приключения Айена Дирека и рыже-бурого лиса

Ког­да мир наш был го­раз­до мо­ложе, чем те­перь, жил на све­те ко­роле­вич по име­ни Ай­ен Ди­рек, что зна­чит «Ай­ен Пря­модуш­ный». Он был хо­роший охот­ник и как-то раз по­шел бро­дить по го­рам с лу­ком и стре­лами. Вдруг ви­дит — ле­тит пти­ца, да та­кая кра­сивая, ка­ких он в жиз­ни не встре­чал. Это был Си­ний со­кол. Ай­ен ми­гом пус­тил в не­го стре­лу, но со­кол ле­тел быс­трее стре­лы, и толь­ко од­но его си­нее пе­ро упа­ло на зем­лю. Ко­роле­вич под­нял пе­ро и, ког­да вер­нулся до­мой, по­казал его сво­ей ма­чехе-ко­роле­ве.
А ко­роле­ва бы­ла кол­дунья и, как уви­дела си­нее пе­ро, до­гада­лась, что оно не от прос­той пти­цы. И вот за­хоте­лось ко­роле­ве-кол­дунье за­полу­чить эту пти­цу, и она при­каза­ла Ай­ену до­быть Си­него со­кола во что бы то ни ста­ло и как бы это ни бы­ло опас­но и труд­но. Ведь па­сын­ка она втай­не не­нави­дела.
— Сту­пай най­ди мне эту пти­цу, — ве­лела она Ай­ену Ди­реку. — Без нее не воз­вра­щай­ся!
Ай­ен бо­ял­ся ее кол­дов­ской си­лы и по­шел вы­пол­нять ее при­каза­ние — ис­кать Си­него со­кола.
И вот он под­нялся на гор­ный склон, ту­да, где ви­дел со­кола, но как ни всмат­ри­вал­ся в даль, чу­дес­ной пти­цы ниг­де не бы­ло вид­но. Нем­но­го по­годя стем­не­ло, и пев­чие птич­ки, что гнез­дятся в жи­вых из­го­родях, при­нялись ле­тать над кус­та­ми. Они пе­репар­хи­вали с кус­та на куст и са­дились на вет­ви тер­новни­ка — все ноч­ле­га се­бе ис­ка­ли.
На­конец нас­та­ла ночь, тем­ная, неп­рогляд­ная. Ай­ен сел под де­ревом и раз­вел кос­тер, что­бы пог­реть­ся. Он уже со­бирал­ся лечь да выс­пать­ся хо­рошень­ко, как вдруг что-то ря­дом с ним за­шур­ша­ло, и в све­те кос­тра по­явил­ся ры­же-бу­рый лис. Он нес в зу­бах ба­ранью но­гу и овечью го­лову.
— Пло­хо в та­кую ночь под от­кры­тым не­бом, прав­да, ко­роле­вич? — ска­зал лис Ай­ену.
— Что прав­да, то прав­да, — сог­ла­сил­ся Ай­ен. — Но я ищу Си­него со­кола для сво­ей ма­чехи-ко­роле­вы и, по­ка не най­ду его, не пос­мею до­мой вер­нуть­ся.
Тут лис по­косил­ся на Ай­ена сво­ими хит­ры­ми лись­ими гла­зами и мол­вил:
— Труд­ная у те­бя за­дача, но пос­та­ра­ешь­ся — спра­вишь­ся.
За­тем они вмес­те по­ужи­нали ба­рань­ей но­гой и овечь­ей го­ловой — ведь Ай­ен был го­лоден, как ото­щав­шая выпь. За едой лис ска­зал ему, что Си­ним со­колом вла­де­ет ог­ромный ве­ликан о пя­ти го­ловах, пя­ти гор­бах и пя­ти глот­ках.
— Сту­пай к это­му ве­лика­ну, — ска­зал лис, — и поп­ро­сись к не­му на служ­бу. Ска­жи, что уме­ешь уха­живать за вся­кими пти­цами. Он тог­да пос­та­вит те­бя смот­реть за все­ми сво­ими яс­тре­бами и со­кола­ми, а сре­ди них бу­дет и та пти­ца, что те­бе нуж­на. По­том дож­дись дня, ког­да ве­ликан уй­дет из до­му, а тог­да за­бирай Си­него со­кола и бе­ги прочь. Это сде­лать нет­рудно. Толь­ко пом­ни од­но: ког­да бу­дешь вы­бегать из ве­лика­нова до­ма, смот­ри, что­бы Си­ний со­кол не за­дел там за что-ни­будь да­же кон­чи­ком од­но­го сво­его си­него пе­рыш­ка. А за­денет, ху­до те­бе бу­дет.
Ай­ен поб­ла­года­рил ли­са за со­вет, и по­том оба они всю ночь прос­па­ли под де­ревом. На за­ре лис по­казал Ай­ену до­рогу к ве­лика­ну о пя­ти го­ловах, пя­ти гор­бах и пя­ти глот­ках.
Да­леко бы­ло до зуб­ча­той сте­ны ле­са, что вид­не­лась впе­реди, на са­мом краю зем­ли, а до ве­лика­нова до­ма — еще даль­ше. Но ког­да сол­нце ста­ло за­каты­вать­ся, Ай­ен Ди­рек на­конец доб­рался до мес­та. Он пос­ту­чал в ог­ромную дверь, и ее от­крыл сам ве­ликан — та­кой страш­ный, что Ай­ен чуть не бро­сил­ся на­утек.
— Что те­бе от ме­ня на­доб­но, ко­роле­вич? — за­реве­ло стра­шили­ще.
— Хо­чу те­бе пос­лу­жить, — от­ве­тил Ай­ен. — Я хо­рошо умею хо­дить за вся­кими пти­цами, так, мо­жет, и при­гожусь те­бе.
— Ну, ко­ли так, нын­че для ме­ня счас­тли­вый день, — мол­вил ве­ликан. Рас­пахнул дверь и приг­ла­сил Ай­ена вой­ти в дом. — Хо­рошо, что ты при­шел: мне как раз ну­жен со­коль­ни­чий — смот­реть за мо­ими яс­тре­бами и со­кола­ми.
Так Ай­ен Ди­рек стал слу­жить ве­лика­ну о пя­ти го­ловах, пя­ти гор­бах и пя­ти глот­ках. И он, ко­неч­но, на­шел сре­ди про­чих птиц Си­него со­кола, за ко­торым пос­ла­ла его ма­чеха.
Ве­ликан ско­ро уви­дел, что Ай­ен хо­рошо уха­жива­ет за пти­цами, и стал ос­тавлять его од­но­го в до­ме, ког­да сам ухо­дил на охо­ту. И вот как-то раз, ког­да ве­ликан ушел, Ай­ен ре­шил бе­жать.
Он по­дож­дал, по­ка зем­ля пе­рес­та­ла тряс­тись под тяж­кой пос­тупью ве­лика­на, и ос­то­рож­но снял Си­него со­кола с жер­дочки. Ай­ен пом­нил со­вет ли­са и нес пти­цу так бе­реж­но, слов­но она бы­ла из тон­ко­го стек­ла. Но вот бе­да! Не ус­пел он от­крыть дверь, как Си­ний со­кол до то­го об­ра­довал­ся яр­ко­му све­ту дня, что ши­роко рас­пахнул крылья и за­дел кон­чи­ком од­но­го сво­его си­него пе­рыш­ка за двер­ной ко­сяк. А ко­сяк зас­кри­пел, да так гром­ко, что скрип его и за сот­ню миль слы­шали.
Ай­ену не­ког­да бы­ло да­же по­думать, что де­лать даль­ше, по­тому что зем­ля сра­зу же зат­ряслась, и ве­ликан сбе­жал с го­ры.
— Ты что же это — Си­него со­кола ук­расть взду­мал! — за­ревел он сво­ими гро­мовы­ми пятью го­лоса­ми. — Бе­жишь с тем, что не твое?
— Прос­ти ме­ня! — взмо­лил­ся Ай­ен. — Это все моя ма­чеха-ко­роле­ва! Она при­каза­ла мне до­быть ей Си­него со­кола. Без не­го не ве­лела и до­мой воз­вра­щать­ся.
Тут ве­ликан пог­ля­дел на Ай­ена, и все его пять пар глаз за­горе­лись ко­вар­ным ог­нем.
— Я от­дам те­бе Си­него со­кола, — ска­зал он, — ес­ли ты при­несешь мне Бе­лый меч-све­тоно­сец. А ме­чом тем вла­де­ют дь­юр­ред­ские Боль­шие Жен­щи­ны.
Ай­ен обе­щал вы­пол­нить при­каз ве­лика­на и лег­ки­ми ша­гами пус­тился в путь. А ве­ликан прис­ло­нил­ся к двер­но­му ко­сяку и все хо­хотал и хо­хотал, да так рас­ка­тис­то, что чу­дилось, буд­то это гром гре­мит. Ведь он ду­мал, что Ай­ену Ди­реку ни­ког­да в жиз­ни не спра­вить­ся с этой за­дачей.
Мно­го миль про­шагал Ай­ен Ди­рек, и ни ра­зу он не да­вал от­ды­ха но­гам, но так и не встре­тил то­го, кто мог бы ему ска­зать, как най­ти дь­юр­ред­ских Боль­ших Жен­щин. Ког­да стем­не­ло, он раз­вел кос­тер под мо­гучим де­ревом и толь­ко бы­ло соб­рался лечь да хо­рошень­ко выс­пать­ся, как вдруг ря­дом с ним опять что-то за­шур­ша­ло. И кто же выс­ту­пил из тем­но­ты на свет кос­тра, как не его ста­рый при­ятель, ры­же-бу­рый лис!
— Не уда­лось те­бе, зна­чит, унес­ти Си­него со­кола из ве­лика­нова до­ма, — мол­вил он.
— В том-то и го­ре, что не уда­лось, — отоз­вался Ай­еп. — Но ве­ликан обе­щал от­дать мне со­кола, ес­ли я при­несу ему Бе­лый меч-све­тоно­сец. А ме­чом тем вла­де­ют ка­кие-то дь­юр­ред­ские Боль­шие Жен­щи­ны.
Тут лис по­косил­ся на Ай­ена сво­ими хит­ры­ми лись­ими гла­зами и ска­зал:
— Труд­ная у те­бя за­дача, но пос­та­ра­ешь­ся — спра­вишь­ся.
По­том они опять по­ужи­нали вмес­те, к за едой лис ска­зал Ай­ену, что Дь­юр­ред — это ос­тров. Он ле­жит пос­ре­ди мо­ря, и там жи­вут три сес­тры-ве­ликан­ши по проз­ви­щу «Боль­шие Жен­щи­ны».
— Сту­пай ту­да, — ска­зал лис, — и про­сись к ним на служ­бу. Ска­жи, что ты мас­тер чис­тить сталь и же­лезо, медь и оло­во — уме­ешь до блес­ка их на­чищать. Боль­шие Жен­щи­ны пос­та­вят те­бя смот­реть за их ору­жи­ем, и там ты най­дешь тот меч, ка­кой те­бе ну­жен. По­том дож­дись то­го дня, ког­да хо­зяй­ки твои уй­дут из до­ма, за­бирай меч и бе­ги. Это де­ло нет­рудное. Толь­ко не за­будь то­го, что я те­бе в прош­лый раз го­ворил. Ког­да бу­дешь бе­жать из до­ма с ме­чом в ру­ках, смот­ри не за­день обо что-ни­будь да­же са­мым его ос­три­ем. А за­денешь, ху­до те­бе бу­дет.
На за­ре Ай­ен с ли­сом по­дош­ли к мор­ско­му бе­регу, и тут лис ска­зал:
— Я обер­нусь лод­кой и от­ве­зу те­бя на ос­тров Дь­юр­ред.
И вот он ми­гом обер­нулся уз­кой ры­же-бу­рой лод­кой, а Ай­ен сел на вес­ла и греб, по­ка лод­ка не под­плы­ла к ска­лис­то­му ос­тро­ву, что ле­жал сре­ди мо­ря. Как толь­ко лод­ка прис­та­ла к бе­регу, лис при­нял свой нас­то­ящий вид.
— Будь счас­тлив, ко­роле­вич, — ска­зал он Ай­ену пе­ред тем как тот тро­нул­ся в путь к до­му Боль­ших Жен­щин. — В тот день, ког­да ты убе­жишь, я бу­ду ждать те­бя здесь, что­бы опять пе­ревез­ти че­рез мо­ре.
До до­ма ве­ликанш бы­ло не­дале­ко, а ког­да Ай­ен пос­ту­чал­ся в ог­ромную дверь, ее от­кры­ли все три сес­тры. Од­на бы­ла вы­сокая, как ель, дру­гая чер­ная, как гро­зовая ту­ча, а третья бе­зоб­разная, как смер­тный грех.
— Что те­бе от нас на­доб­но, ко­роле­вич? — за­кар­ка­ли они.
— Хо­чу вам пос­лу­жить, — от­ве­тил Ай­ен. — Я мас­тер чис­тить сталь и же­лезо, медь и оло­во, — умею до блес­ка их на­чищать. Мо­жет, я вам при­гожусь.
— Ну, ко­ли так, нын­че для нас счас­тли­вый день! — вскри­чали сес­тры. Они ши­роко рас­пахну­ли дверь и приг­ла­сили его вой­ти в дом. — Хо­рошо, что ты при­шел! Нам как раз ну­жен ору­жей­ник — дер­жать в по­ряд­ке на­ши ме­чи и се­киры.
Так Ай­ен Ди­рек стал слу­жить дь­юр­ред­ским ве­ликан­шам и, ко­неч­но, на­шел сре­ди их ору­жия тот са­мый Бе­лый меч-све­тоно­сец, ка­кой по­желал иметь ве­ликан о пя­ти го­ловах, пя­ти гор­бах и пя­ти глот­ках.
Три сес­тры ско­ро уви­дели, что Ай­ен уме­ло чис­тит их ору­жие. Те­перь они ос­тавля­ли его од­но­го до­ма, ког­да са­ми ку­да-ни­будь ухо­дили. И вот как-то раз, ког­да хо­зяй­ки уш­ли, Ай­ен ре­шил бе­жать.
Как толь­ко вы­сокая сес­тра, чер­ная сес­тра и бе­зоб­разная сес­тра уш­ли на дру­гой бе­рег ос­тро­ва, Ай­ен ос­то­рож­но взял Бе­лый меч-све­тоно­сец с то­го мес­та, где он ле­жал. Он не за­был про со­вет ли­са и нес меч очень бе­реж­но. Но вот бе­да! Он еще не ус­пел вый­ти за две­ри, как за­дел ос­три­ем ме­ча за при­толо­ку, а та зас­кри­пела, да так гром­ко, что скрип ее за сот­ню миль слы­шен был. Все три сес­тры тот­час же пом­ча­лись до­мой во весь дух.
— Ты что ж это — наш Бе­лый меч-све­тоно­сец ук­расть хо­чешь? — за­вопи­ли они. — Бе­жишь с тем, что не твое?
— Прос­ти­те ме­ня! — взмо­лил­ся Ай­ен. — Это все ве­ликан о пя­ти го­ловах, пя­ти гор­бах и пя­ти глот­ках! Он при­казал мне до­быть ему этот меч. Не до­буду, он не от­даст мне сво­его Си­него со­кола. А без Си­него со­кола я не смею вер­нуть­ся до­мой к сво­ей ма­чехе-ко­роле­ве.
Тут все три ве­ликан­ши пог­ля­дели на Ай­ена, и гла­за их за­горе­лись ко­вар­ным ог­нем.
— Мы от­да­дим те­бе наш Бе­лый меч-све­тоно­сец, — ска­зали они, — ес­ли ты до­будешь нам Зо­лото-гне­дую ко­были­цу. А вла­де­ет этой ко­были­цей ко­роль Эри­на.
Ай­ен обе­щал вы­пол­нить их при­каз и ушел с на­деж­дой в сер­дце. А все три ве­ликан­ши бро­сились друг дру­гу на шею. Они хо­хота­ли до упа­ду и бе­зоб­разно ку­дах­та­ли, — ведь они ду­мали, что Ай­ену Ди­реку ни­ког­да в жиз­ни не спра­вить­ся с этой за­дачей.
Но вот Ай­ен спус­тился на бе­рег мо­ря под ска­лис­тые об­ры­вы и там уви­дел ли­са. Тот ждал его, как обе­щал.
— Зна­чит, не уда­лось те­бе унес­ти Бе­лый меч-све­тоно­сец из до­ма дь­юр­ред­ских Боль­ших Жен­щин.
Так при­ветс­тво­вал он Ай­ена.
— В том-то и го­ре, что не уда­лось, — отоз­вался Ай­ен. — Не до­быть мне это­го ме­ча, по­ка я не при­веду на ос­тров Дь­юр­ред Зо­лото-гне­дую ко­были­цу. А вла­де­ет ею ко­роль Эри­на.
Тут лис по­косил­ся на Ай­ена сво­ими хит­ры­ми лись­ими гла­зами и мол­вил:
— Труд­ная у те­бя за­дача, но пос­та­ра­ешь­ся — спра­вишь­ся. Эрин — это боль­шой ос­тров. Ле­жит он еще даль­ше пос­ре­ди мо­ря. Я обер­нусь бар­кой и све­зу те­бя ту­да. Как до­берем­ся до Эри­на, пой­ди в ко­ролев­ский дво­рец и поп­ро­си ко­роля на­нять те­бя в ко­нюхи. Сре­ди его ло­шадей ты най­дешь ту, ка­кую ищешь. А ночью, ког­да все зас­нут, бе­ги с Зо­лото-гне­дой ко­были­цей. Это де­ло нет­рудное. Толь­ко еще раз ска­жу: бу­дешь бе­жать, смот­ри, что­бы ко­были­ца ни­чего не за­дела на кон­ном дво­ре ни гри­вой, ни мор­дой, ни хвос­том — сло­вом, ни­чем, кро­ме ко­пыт. А за­денет, ху­до те­бе, бу­дет, как ты уже ис­пы­тал, на свою бе­ду.
И тут лис без лиш­них слов обер­нулся бар­кой с ры­же-бу­рыми па­руса­ми и пе­ревез Ай­ена че­рез мо­ре к бе­регам зе­лено­го ос­тро­ва Эри­на, как в ста­рину на­зыва­ли Ир­ландию. По­том лис опять при­нял свой нас­то­ящий вид и ска­зал:
— Будь счас­тлив, ко­роле­вич! В тот день, ког­да ты убе­жишь, я бу­ду ждать здесь, что­бы пе­ревез­ти те­бя на­зад че­рез мо­ре.
И вот Ай­ен за­шагал по зе­леной зем­ле и ско­ро по­дошел к ко­ролев­ско­му зам­ку. Он пос­ту­чал в ог­ромную дверь, и от­крыл ее сам ко­роль Эри­на, ве­лича­вый че­ловек в бо­гатом оде­янии.
— Что те­бе от ме­ня на­доб­но, чу­жес­тра­нец? — спро­сил ко­роль.
— Хо­чу те­бе пос­лу­жить. Най­ми ме­ня в ко­нюхи, — от­ве­тил Ай­ен.
— Ну, ко­ли так, нын­че для ме­ня счас­тли­вый день, — ска­зал ко­роль. — Хо­рошо, что ты при­шел! Мне как раз ну­жен но­вый ко­нюх.
Ай­ен Ди­рек стал слу­жить на ко­нюш­не у ир­ланд­ско­го ко­роля. И он, ко­неч­но, на­шел сре­ди ко­ролев­ских ло­шадей ту са­мую Зо­лото-гне­дую ко­были­цу, ка­кую по­жела­ли иметь дь­юр­ред­ские ве­ликан­ши.
Вско­ре Ай­ен ре­шил, что по­ра ему бе­жать. И вот как-то раз ночью, ког­да все в зам­ке спа­ли, он прок­рался в ко­нюш­ню и от­вя­зал Зо­лото-гне­дую ко­были­цу. Ай­ен пом­нил со­вет ли­са и очень бе­реж­но вел ко­были­цу к во­ротам кон­но­го дво­ра, что­бы там вско­чить на нее и бе­жать. Но вот бе­да! Он еще не ус­пел вый­ти за во­рота, как мо­лодая ко­были­ца за­дела од­ним во­лос­ком сво­его хвос­та за во­рот­ный столб. А столб зас­кри­пел, да так гром­ко, что скрип этот во всем Эри­не слы­шен был.
Тот­час сбе­жалась вся ко­ролев­ская двор­ня и во гла­ве с са­мим ко­ролем бро­силась к ко­нюш­не.
— Ты что ж это — хо­чешь ук­расть мою Зо­лото-гне­дую ко­были­цу? — в гне­ве зак­ри­чал ко­роль. — Бе­жишь с тем, что не твое?
— Прос­ти ме­ня! — взмо­лил­ся Ай­ен. — Это все дь­юр­ред­ские ве­ликан­ши! Они ве­лели мне до­быть им твою ко­были­цу. Не до­буду, они не от­да­дут мне сво­его Бе­лого ме­ча-све­тонос­ца. А ес­ли я не при­несу Бе­лый меч-све­тоно­сец ве­лика­ну о пя­ти го­ловах, пя­ти гор­бах и пя­ти глот­ках, он не от­даст мне сво­его Си­него со­кола. Ну, а без Си­него со­кола мне до­мой не вер­нуть­ся — не пос­мею я по­казать­ся на гла­за сво­ей ма­чехе-ко­роле­ве.
Тут ко­роль Эр­нна лу­каво пог­ля­дел на Ай­ена.
— Я от­дам те­бе свою Зо­лото-гне­дую ко­были­цу, — ска­зал он, — но толь­ко ес­ли ты при­везешь мне дочь фран­цуз­ско­го ко­роля. Я слы­хал, что кра­ше ее нет де­вуш­ки на све­те, и хо­чу на ней же­нить­ся.
Ай­ен обе­щал вы­пол­нить же­лание ко­роля и ушел ра­дос­тный. А ко­роль Эри­на рас­хо­хотал­ся до слез. Ведь он ду­мал, что Ай­ену Ди­реку ни­ког­да в жиз­ни не спра­вить­ся с этой за­дачей.
Вот Ай­ен до­шел до мор­ско­го бе­рега и уви­дел ли­са. Тот ждал его, как обе­щал.
— Ох, не го­вори мне, что не уда­лось те­бе увес­ти Зо­лото-гне­дую ко­были­цу из ко­нюш­ни ко­роля Эри­на!
Так при­ветс­тво­вал он Ай­ена.
— В том-то и го­ре, что не уда­лось! — мол­вил Ай­ен. — Не до­быть мне Зо­лото-гне­дой ко­были­цы, по­ка я не при­везу ко­ролю Эри­на до­чери фран­цуз­ско­го ко­роля.
Лис по­косил­ся на Ай­ена сво­ими хит­ры­ми лись­ими гла­зами.
— Труд­ная у те­бя за­дача, но пос­та­ра­ешь­ся — спра­вишь­ся. Я обер­нусь ко­раб­лем и от­ве­зу те­бя к бе­регам Фран­ции. Эта стра­на ле­жит еще даль­ше, за мо­рем. А ког­да мы по­падем во Фран­цию, ты по­дой­ди к ко­ролев­ско­му двор­цу и поп­ро­си по­мощи. Ска­жешь, что ко­рабль твой ле­жит раз­би­тый на бе­регу. Тог­да ко­роль и ко­роле­ва вый­дут с до­черью пос­мотреть на твой ко­рабль. А про­чее я уж сам сде­лаю, и все ула­дит­ся.
Тут лис не­мед­ля обер­нулся кра­сивым ос­тро­носым ко­раб­лем и пе­ревез Ай­ена по мо­рю к бе­регам Фран­ции. Как толь­ко они при­чали­ли, Ай­ен по­шел к ко­ролев­ско­му двор­цу и пос­ту­чал в ог­ромную дверь. Ее от­крыл сам фран­цуз­ский ко­роль, вид­ный чер­но­боро­дый муж­чи­на.
— Что те­бе от ме­ня на­доб­но, чу­жес­тра­нец? — спро­сил ко­роль.
— Ох, ва­ше ве­личес­тво, мой ко­рабль ле­жит раз­би­тый у са­мого бе­рега, — ска­зал Ай­ен, — и я при­шел про­сить у вас по­мощи.
— Я при­ду взгля­нуть на твой ко­рабль, — мол­вил ко­роль и ве­лел сво­ей суп­ру­ге и до­чери ид­ти с ним на бе­рег.
Ну, Ай­ен, как уви­дел доч­ку фран­цуз­ско­го ко­роля, сра­зу по­думал, что в жиз­ни он не встре­чал та­кой кра­сави­цы. Прав­ду ска­зал ко­роль Эри­на, что «кра­ше ее нет де­вуш­ки на све­те». Во­лосы у ко­ролев­ны бы­ли длин­ные, чер­ные, гла­за си­ние-си­ние, а ли­цо очень при­вет­ли­вое.
И вот фран­цуз­ский ко­роль с же­ной и до­черью пош­ли вмес­те с Ай­еном на бе­рег и, ког­да уви­дели ко­рабль, по­диви­лись, что он та­кой боль­шой. Меж тем Ай­ен Ди­рек сто­ял и ду­мал: «Что же те­перь де­лать даль­ше?» Но вдруг с ко­раб­ля до­нес­лись зву­ки див­ной му­зыки. Тут ко­ролев­на в вос­торге зах­ло­пала в ла­доши.
— Про­води ме­ня на свой ко­рабль, — ска­зала она Ай­ену. — Мне хо­чет­ся пос­мотреть на му­зыкан­тов.
— С ра­достью про­вожу, — от­ве­тил Ай­ен.
Ко­роль с ко­роле­вой улыб­ну­лись, а он взял ко­ролев­ну за бе­лую руч­ку и по­вел ее на ко­рабль. Но по­ка они ос­матри­вали бо­гато уб­ранные ка­юты, под­нялся по­пут­ный ве­тер, на­дул па­руса, и ко­рабль по­нес­ся по мо­рю. Вот Ай­ен с ко­ролев­ной под­ня­лись на па­лубу, ви­дят — они уже в от­кры­том мо­ре. Вок­руг, ку­да ни глянь, ниг­де ни ку­соч­ка зем­ли.
— О, го­ре мне! — зас­то­нала ко­ролев­на. — Ты ме­ня по­хитил! Раз­лу­чил с от­цом и ма­терью!
— Прос­ти ме­ня! — мол­вил Ай­ен. — Это все ко­роль Эри­на! Он ве­лел мне при­вез­ти те­бя к не­му. Хо­чет взять те­бя в же­ны.
И Ай­ен рас­ска­зал ко­ролев­не про все, что с ним прик­лю­чилось. Ска­зал так­же, что не сме­ет вер­нуть­ся до­мой к сво­ей ма­чехе-ко­роле­ве без Си­него со­кола, ко­торый жи­вет у ве­лика­на о пя­ти го­ловах, пя­ти гор­бах и пя­ти глот­ках. Ког­да же кон­чил рас­ска­зывать, ко­ролев­на вздох­ну­ла и лас­ко­во вски­нула на не­го свои си­ние-си­ние гла­за.
— Бла­город­ный Ай­ен, — про­мол­ви­ла она, — я охот­нее вый­ду за те­бя, чем за сот­ню ир­ланд­ских ко­ролей.
Горь­ко ста­ло от этих слов Ай­ену, по­тому что в сер­дце его вспых­ну­ла ве­ликая лю­бовь к ко­ролев­не, и тяж­ко ему бы­ло ду­мать о раз­лу­ке с нею.
Но вер­ный лис по­мог ему и в этой бе­де. Не ус­пе­ли они вы­садить­ся на зе­леный бе­рег Эри­на, как лис опять при­нял свой нас­то­ящий вид и ска­зал Ай­ену, как ему пе­рехит­рить ко­роля Эри­на, да так, что­бы не раз­лу­чать­ся с ко­ролев­ной.
— Я обер­нусь кра­сивой жен­щи­ной, — ска­зал лис. — Ко­ролев­на пусть ос­та­нет­ся на бе­регу, а ты от­ве­ди ме­ня к ко­ролю Эри­на и ска­жи, что я — дочь фран­цуз­ско­го ко­роля. — И лис до­бавил с хит­рой ус­мешкой: — А уж как мне от­ту­да сбе­жать, я сам при­думаю и по­том до­гоню те­бя.
И вот ко­ролев­на ос­та­лась на бе­регу, а лис вмес­те с Ай­еном тро­нулись в путь по зе­леной зем­ле Эри­на. Лис уже ус­пел обер­нуть­ся кра­сави­цей с блед­ным тон­ким ли­цом и тем­но-ры­жими куд­ря­ми. Они приш­ли в ко­ролев­ский за­мок, и их при­нял сам ко­роль Эри­на. Он был очень удив­лен, что ко­нюх его вер­нулся.
— Ну, ко­роль Эри­на, — ска­зал Ай­ен, — я при­вез те­бе дочь фран­цуз­ско­го ко­роля в же­ны. А где Зо­лото-гне­дая ко­были­ца? Ведь ты обе­щал от­дать ее мне, ког­да я вы­пол­ню твой при­каз.
— Мо­лодец, ко­нюх! — ска­зал ко­роль.
Он ве­лел осед­лать Зо­лото-гне­дую ко­были­цу зо­лотым сед­лом, взнуз­дать ее се­реб­ря­ной уз­дечкой и вы­вес­ти из ко­нюш­ни.
— Бе­ри мою Зо­лото-гне­дую ко­были­цу, — ска­зал ко­роль Эри­на Ай­ену, — и сту­пай се­бе сво­ей до­рогой.
Ай­ен вско­чил на ко­были­цу и пом­чался к мор­ско­му бе­регу, где его жда­ла ко­ролев­на.
Тем вре­менем ко­роль Эри­на за­хотел бы­ло по­цело­вать свою не­вес­ту, но не ус­пел он об­нять ее, как она прев­ра­тилась в ры­же-бу­рого ли­са, а лис про­кусил ему ру­ку до кос­ти и ум­чался к мо­рю.
На бе­регу лис обер­нулся бар­кой с ры­же-бу­рыми па­руса­ми, и та по­нес­ла Ай­ена, и ко­ролев­ну, и ко­были­цу по мо­рю к ос­тро­ву Дь­юр­ред.
— А те­перь, — ска­зал Ай­ену лис, ког­да они вы­сади­лись на ос­тров, — я ска­жу те­бе, как пе­рехит­рить дь­юр­ред­ских Боль­ших Жен­щин и ос­та­вить у се­бя Зо­лото-гне­дую ко­были­цу. Ко­ролев­на с ко­были­цей пусть обож­дут на бе­регу, я обер­нусь по­родис­той ло­шадью, а ты от­ве­ди ме­ня к ве­ликан­шам и ска­жи, что я та са­мая ко­были­ца, за ка­кой они те­бя по­сыла­ли, — и лис до­бавил с хит­рой ус­мешкой: — А уж как мне от­ту­да сбе­жать, я сам при­думаю и по­том до­гоню те­бя.
И вот ко­ролев­на и Зо­лото-гне­дая ко­были­ца ос­та­лись ждать на мор­ском бе­регу. Меж тем Ай­ен нап­ра­вил­ся к до­му дь­юр­ред­ских ве­ликанш, и с ним ря­дом шел лис в об­личье по­родис­той ло­шади. Ди­ву да­лись сес­тры, ког­да уви­дели, что их слу­га вер­нулся.
— Ну, сес­тры, — ска­зал Ай­ен, — я при­вел вам Зо­лото-гне­дую ко­были­цу ко­роля Эри­на, как вы мне при­казы­вали. А где же Бе­лый меч-све­тоно­сец? Ведь вы обе­щали от­дать его мне, ког­да я вы­пол­ню ваш при­каз.
— Мо­лодец, ору­жей­ник! — ска­зали ве­ликан­ши, и та, что бы­ла рос­том с ель, взя­ла меч с то­го мес­та, где он ле­жал, и вру­чила его Ай­ену.
— Бе­ри наш Бе­лый меч-све­тоно­сец, — ска­зали сес­тры, — и сту­пай се­бе сво­ей до­рогой.
Ай­ен по­шел на­зад, к бе­регу мо­ря. На хо­ду он раз­ма­хивал чу­дес­ным ме­чом и чувс­тво­вал, как под­ра­гива­ет его гиб­кий кли­нок.
Ве­ликан­шам не тер­пе­лось про­катить­ся на сво­ей но­вой ко­были­це. Но каж­дой из них хо­телось пер­вой сесть на нее.
И вот они вско­чили к ней на спи­ну все враз, так что приш­лось им друг к друж­ке на пле­чи вска­раб­кать­ся. А лис, как толь­ко по­чу­ял их на сво­ей спи­не, пус­тился вскачь к мо­рю, дом­чался до са­мого края об­ры­ва и вдруг стал как вко­пан­ный — ко­пыта­ми в торф за­рыл­ся, а го­лову опус­тил. Тут все три ве­ликан­ши — и вы­сокая, и чер­ная, и бе­зоб­разная — по­пада­ли с его спи­ны вниз го­ловой и шлеп­ну­лись в мо­ре. Там они и по сей день ле­жат.
А лис при­нял свой нас­то­ящий вид и при­бежал к тем, что жда­ли его на бе­регу. По­том обер­нулся уз­кой ры­же-бу­рой лод­кой и по­вез Ай­ена, ко­ролев­ну, ко­были­цу и меч по мо­рю к бе­регам той стра­ны, где ког­да-то на­чал свой путь Ай­ен Ди­рек.
— Ну, вот и кон­чи­лось на­ше пла­вание, — ска­зал лис Ай­ену. — А те­перь я те­бя на­учу, как пе­рехит­рить ве­лика­на о пя­ти го­ловах, пя­ти гор­бах и пя­ти глот­ках и ос­та­вить у се­бя Бе­лый меч-све­тоно­сец. Ко­ролев­на пусть по­дож­дет здесь с Зо­лото-гне­дой ко­были­цей и Бе­лым ме­чом-све­тонос­цем. Я обер­нусь свер­ка­ющим ме­чом, а ты от­не­си ме­ня к ве­лика­ну и ска­жи, что это, мол, тот са­мый меч, за ка­ким он те­бя по­сылал, — и лис опять до­бавил с хит­рой ус­мешкой: — А уж как мне от­ту­да сбе­жать, я сам при­думаю и по­том до­гоню те­бя.
И вот ко­ролев­на ос­та­лась на бе­регу, с Зо­лото-гне­дой ко­были­цей и Бе­лым ме­чом-све­тонос­цем. Меж тем Ай­ен по­шел к до­му ве­лика­на. В ру­ках он дер­жал ли­са, толь­ко лис был те­перь в об­личье свер­ка­юще­го ме­ча. По­дивил­ся ве­ликан о пя­ти го­ловах, пя­ти гор­бах и пя­ти глот­ках, ког­да за­видел сво­его со­коль­ничь­его.
— Ну, ве­ликан, — ска­зал Анея, — по тво­ему при­каза­нию я при­нес те­бе от дь­юр­ред­ских ве­ликанш Бе­лый меч-све­тоно­сец. А где же Си­ний со­кол? Ведь ты обе­щал от­дать его мне, ког­да я вы­пол­ню твой при­каз.
— Мо­лодец, со­коль­ни­чий! — ска­зал ве­ликан.
При­нес Си­него со­кола, по­садил его в кор­зи­ну и от­дал Ай­ену.
— Бе­ри мо­его Си­него со­кола, — го­ворит, — и сту­пай се­бе сво­ей до­рогой.
Ай­ен от­пра­вил­ся на мор­ской бе­рег, ту­да, где жда­ла его ко­ролев­на. По до­роге он все пог­ля­дывал на кор­зи­ну — ведь меж­ду ее иво­выми пруть­ями вид­не­лись си­ние перья, и Ай­ен ра­довал­ся ве­ликой ра­достью, что ему уда­лось до­быть чу­дес­ную пти­цу. Мно­го ему до­велось вы­тер­петь из-за нее, и на­конец-то она ему дос­та­лась.
А ве­лика­ну о пя­ти го­ловах, пя­ти гор­бах и пя­ти глот­ках не тер­пе­лось пос­ко­рей ис­пы­тать свой но­вый меч. Он рас­се­кал ме­чом воз­дух и ру­бил ос­трым клин­ком нап­ра­во и на­лево, — слов­но с вра­гом сво­им сра­жал­ся. Но тут меч вдруг изог­нулся в воз­ду­хе и од­ним ма­хом от­ру­бил ве­лика­ну все его пять го­лов. По­том лис в пос­ледний раз при­нял свой нас­то­ящий вид и по­бежал к Ай­ену и ко­ролев­не.
— Ну, — ска­зал он Ай­ену, — те­перь твои прик­лю­чения под­хо­дят к кон­цу. Ос­та­лось те­бе толь­ко рас­се­ять злые ча­ры тво­ей ма­чехи-ко­роле­вы. Вот что те­бе на­до сде­лать. Сядь на Зо­лото-гне­дую ко­были­цу, а ко­ролев­ну по­сади к се­бе за спи­ну. В пра­вую ру­ку возь­ми Бе­лый меч-све­тоно­сец и по­вер­ни его плос­кой сто­роной к се­бе. А Си­него со­кола по­сади се­бе на пле­чо. Так дер­жи путь до­мой. Ско­ро ты встре­тишь на до­роге свою ма­чеху. Она по­пыта­ет­ся за­кол­до­вать те­бя смер­то­нос­ным взгля­дом, так, что­бы ты упал с ко­были­цы и прев­ра­тил­ся в охап­ку хво­рос­та. Но ведь к ней бу­дет об­ра­щено ос­трое лез­вие тво­его ме­ча, и злые ча­ры рас­се­ют­ся.
Ай­ен пос­лу­шал­ся ли­са. Он по­ехал до­мой на Зо­лото-гне­дой ко­были­це, с ко­ролев­ной за спи­ной и Си­ним со­колом на пле­че, а в пра­вой ру­ке он дер­жал Бе­лый меч-све­тоно­сец плос­кой сто­роной к се­бе.
Дол­го он был в пу­ти — ми­новал столь­ко гор и до­лин, что да­же све­дуще­му че­лове­ку их не пе­речесть, и на­конец подъ­ехал к от­цов­ско­му двор­цу.
Тут ко­роле­ва выг­ля­нула из ок­на и уви­дела, что Ай­ен спус­ка­ет­ся с го­ры. Чер­ная не­нависть к па­сын­ку вспых­ну­ла в ее сер­дце, и она вы­бежа­ла во двор и бро­силась за во­рота навс­тре­чу всад­ни­ку.
И вот как толь­ко Ай­ен подъ­ехал поб­ли­же, ко­роле­ва впи­лась в не­го сво­ими смер­то­нос­ны­ми гла­зами. Не будь у Ай­ена его чу­дес­но­го ме­ча, он тут же упал бы с ко­были­цы, как и пред­ска­зывал лис. Но ос­трое лез­вие его ме­ча бы­ло об­ра­щено к ко­роле­ве; по­это­му ее злые ча­ры при­нес­ли ги­бель ей са­мой. Не Ай­ен, а она рух­ну­ла на зем­лю и прев­ра­тилась в охап­ку хво­рос­та.
Тут Ай­ен тор­жес­твен­но всту­пил в от­цов­ский дво­рец ру­ка об ру­ку с ко­ролев­ной и рас­ска­зал ко­ролю про все, что с ним прик­лю­чилось. Ко­роль же­нил его на ко­ролев­не и за­дал пыш­ный сва­деб­ный пир. А охап­ку хво­рос­та, что ва­лялась за во­рота­ми, при­казал сжечь на кос­тре.
И вот Ай­ен Ди­рек на­чал но­вую жизнь, удач­ли­вую и счас­тли­вую, да так и жил до кон­ца дней сво­их. Же­на у не­го бы­ла та­кая кра­сави­ца, что кра­ше ее во всем све­те не сы­щешь. На ко­нюш­не у не­го сто­яла Зо­лото-гне­дая ко­были­ца, та­кая рез­вая, что рез­вей ее во всем све­те не бы­ло: ведь она мог­ла обог­нать один ве­тер и дог­нать дру­гой. На сте­не в его до­ме ви­сел не­от­ра­зимый Бе­лый меч-све­тоно­сец; на охо­ту Ай­ен брал с со­бой Си­него со­кола, а это бы­ла та­кая пти­ца, ка­кой еще свет не ви­дывал.
Но Ай­ен не за­бывал, что счасть­ем этим он обя­зан сво­ему ста­рому дру­гу, ли­су. И вот он ска­зал ему:
— По­ка ты жив, мои охот­ни­ки не тро­нут ни те­бя, ни со­роди­чей тво­их.
Но лис толь­ко ус­мехнул­ся в от­вет.
— Обо мне и мо­их со­роди­чах ты не бес­по­кой­ся, — ска­зал он. — Все мы са­ми уме­ем о се­бе за­ботить­ся.
И лис гор­до под­нял свой ры­жий хвост тру­бой и убе­жал в го­ры.
Вот и сказ­ка вся.