Путешествие Финна в Лохланн

Шот­ландия из­давна сла­вилась сво­ими ге­ро­ями. О са­мом от­важном из них — о Фин­не Мак Ху­мале — сла­гались ле­ген­ды, ко­торые пе­реда­вались от по­коле­ния к по­коле­нию.
Финн пред­во­дитель­ство­вал от­ря­дом из де­вяти ты­сяч во­инов. На­зывал­ся этот от­ряд Во­инс­твом Фь­анов; он объ­еди­нял Ир­ландию и Шот­ландию, или, как го­вори­ли древ­ние, Эрин и Аль­бу. Вряд ли най­дет­ся хоть кло­чок зем­ли в этих двух Стра­нах, где бы не сох­ра­нилась па­мять об этом ге­рое и его под­ви­гах.
Во­инс­тво Фь­анов ро­дилось в ту по­ру, ког­да лох­ланна­хи, или, как их по­том ста­ли звать, нор­вежцы, со­вер­ша­ли на­беги на бе­рега Эри­на и Аль­бы.
И вер­ховный ко­роль Эри­на соз­вал боль­шой со­вет, что­бы ре­шить, как одо­леть мо­гущес­твен­но­го вра­га. Со­вет му­жей пред­ло­жил выб­рать сто луч­ших юно­шей и де­вушек и по­женить их, что­бы их де­ти и вну­ки сли­лись в мо­гучее во­инс­тво, ко­торое по­бедит при­шель­цев из Лох­ланна.
Вот как ро­дилось в Эри­не пле­мя слав­ных во­инов. Под пред­во­дитель­ством Фин­на они прог­на­ли вра­гов с род­ной зем­ли и боль­ше не пус­ка­ли их на Бри­тан­ские ос­тро­ва.
Пре­дание го­ворит, что Финн был не са­мым мо­гучим во­ином в Во­инс­тве Фь­анов. Не си­лой прос­ла­вил­ся он, но муд­ростью и ве­лико­души­ем, за­щитой сла­бых и не­запят­нанной честью. Го­вори­ли: «Ни­ког­да Финн не пре­даст дру­га».
Мы вам по­веда­ем, как Финн хо­дил од­нажды в Лох­ланн.
Вско­ре пос­ле то­го как Во­инс­тво Фь­анов прог­на­ло при­шель­цев из Лох­ланна, Финн и его во­ины охо­тились в го­рах на оле­ня и уви­дели нез­на­ком­ца, при­ветс­тво­вав­ше­го их на чу­жом язы­ке.
— От­ку­да ты и что те­бе здесь на­до? — спро­сил Финн.
— Из­да­лека. Я ищу се­бе гос­по­дина, — от­ве­тил нез­на­комец.
— Мне как раз ну­жен слу­га, — ска­зал Финн. — А что ты поп­ро­сишь, ес­ли прос­лу­жишь у ме­ня один день и один год?
— Сов­сем нем­но­го, — от­ве­тил нез­на­комец, — а имен­но вот что: ког­да кон­чится моя служ­ба, обе­щай пой­ти со мной на праз­днич­ный ноч­ной пир во дво­рец лох­ланнах­ско­го ко­роля. Толь­ко пой­дешь ты один, ник­то не дол­жен те­бя соп­ро­вож­дать — ни со­бака, ни че­ловек, ни те­ленок, ни ди­тя. И без ору­жия!
Финн хлоп­нул нез­на­ком­ца по пле­чу, да так, что тот ска­тил­ся вниз до се­реди­ны го­ры. И ска­зал:
— Твои ус­ло­вия мне по ду­ше! Они су­лят прик­лю­чения. Прос­лу­жи у ме­ня один день и один год, и я пой­ду с то­бой на ноч­ной пир в Лох­ланн.
Один день и один год нез­на­комец пре­дан­но нес свою служ­бу, а ког­да вы­шел срок, явил­ся к Фин­ну и на­пом­нил об ус­ло­вии.
Тог­да Финн приз­вал к се­бе все де­вять ты­сяч сво­их во­инов и ска­зал им:
— Я дол­жен вы­пол­нить уго­вор с этим юно­шей, и сей­час я ухо­жу от вас. Ког­да вер­нусь, я не знаю. Но ес­ли че­рез один год и один день я не при­ду, зна­чит, ме­ня уби­ли в Лох­ланне. Ко­ли это слу­чит­ся, пусть все, как один, — кто с ос­трым ме­чом, кто с ту­гим лу­ком, — сту­пят на бе­рег Лох­ланна, что­бы отом­стить за ме­ня в ве­ликой бит­ве.
И Финн по­кинул свой дом, а его шут крик­нул ему вдо­гон­ку:
— О, Финн, пер­вый сре­ди лю­дей, не поб­резгуй мо­им со­ветом, ибо слу­ча­ет­ся, что муд­рость ко­роля зас­тре­ва­ет в баш­ке у ду­рака.
— А ка­ков твой со­вет? — спро­сил его Финн.
— Пос­лу­шай ме­ня, возь­ми с со­бой зо­лотой ошей­ник Бра­на. (Бран был вер­ным и са­мым силь­ным гон­чим псом Фин­на.) Ведь ошей­ник — не пес, не че­ловек, не те­ленок, не ди­тя и не ору­жие, од­на­ко мо­жет сос­лу­жить те­бе ве­ликую служ­бу.
— Пос­лу­шаю и возь­му, — от­ве­тил ему Финн. Он по­ложил в кар­ман ошей­ник Бра­на и по­кинул сво­их лю­дей в соп­ро­вож­де­нии юно­ши, ко­торый прос­лу­жил у не­го один день и один год.
Финн был быстр на но­гу и под­ви­жен, од­на­ко он с тру­дом пос­пе­вал за сво­им спут­ни­ком — тот ле­тел слов­но на крыль­ях. Финн лишь ста­рал­ся не упус­кать его из ви­ду, ког­да они про­бира­лись сквозь за­рос­ли и из­ви­лис­тые ущелья, пе­рехо­дили вброд ре­ки, оги­бали озе­ра.
Ес­ли же юно­ша про­падал где-ни­будь впе­реди за вы­сокой го­рой, Финн еще при­бав­лял ша­гу и оги­бал го­ру с дру­гой сто­роны, что­бы ско­рей уви­деть его и не сбить­ся с пу­ти.
Пу­тешес­твие кон­чи­лось, ког­да они дос­тигли ко­ролев­ско­го зам­ка лох­ланна­хов.
Зло­вещий, мрач­ный, сто­ял он на са­мом бе­регу мо­ря, где пе­нис­тые вол­ны с ре­вом раз­би­вались об ос­трые ска­лы.
Из­му­чен­ный и ус­та­лый пос­ле труд­но­го пу­тешес­твия, Финн во­шел в за­мок и опус­тился в крес­ло, что­бы от­дохнуть, а за­тем при­нять учас­тие в пи­ре. Он хо­рошо пом­нил уго­вор с нез­на­ком­цем.
Но не пир ждал Фин­на Мак Ху­мала в зам­ке ко­роля лох­ланна­хов.
Сам ко­роль и хму­рые вож­ди кла­нов, а так­же все луч­шие во­ины Лох­ланна соб­ра­лись в тот день, что­бы ре­шить со­об­ща, ка­кой смер­ти пре­дать ге­роя фь­анов. С той ми­нуты как Финн всту­пил в этот за­мок, он стал их плен­ни­ком и знал, что по­щады здесь не уви­дит.
— По­весить его! — ска­зал один.
— Сжечь!
— Уто­пить в са­мом глу­боком озе­ре!
Со­веты сле­дова­ли один за дру­гим, как уда­ры ту­пого ме­ча.
— Нет, пусть Финн Мак Ху­мал ум­рет по­зор­ной смертью! — ска­зал во­ин с са­мым тем­ным, сви­репым ли­цом. — Пус­тим его в Боль­шое Ущелье, где жи­вет Се­рый Пес. И Пес его рас­терза­ет. Нет смер­ти по­зор­ней, чем смерть от зу­бов со­баки!
Эти сло­ва выз­ва­ли вос­торг и гром­кое одоб­ре­ние у соб­равших­ся: кто ста­нет спо­рить, что нет ху­же смер­ти, чем от клы­ков и ког­тей сви­репо­го Се­рого Пса, сте­регу­щего мрач­ное Боль­шое Ущелье, ку­да да­же са­мый от­ча­ян­ный во­ин вот уже сколь­ко лет не смел за­ходить.
Не меш­кая бо­лее, во­ины от­ве­ли Фин­на в Боль­шое Ущелье и ос­та­вили там сре­ди ко­лючих за­рос­лей и неп­риступ­ных скал, ове­ян­ных ед­кой, сы­рой мглой, од­но­го. Толь­ко про­тяж­ный вой Се­рого Пса раз­ры­вал ти­шину.
Ос­тать­ся в Боль­шом Ущелье или бе­жать — ко­нец для Фин­на был бы один: смерть.
Но уж луч­ше пасть жер­твой страш­но­го Пса, чем от ру­ки пре­дате­лей, хит­ростью за­манив­ших его в свой за­мок — так ре­шил Финн и ос­тался.
Вдруг где-то во мгле пе­ред ним вы­рос Се­рый Пес, и не­воль­но у ге­роя зад­ро­жали ко­лени и страх сжал гор­ло. Пес был рос­том не мень­ше Бра­на — лю­бимой гон­чей Фин­на. Шерсть вста­ла ды­бом у не­го на спи­не. Пасть ра­зину­лась, об­на­жив ос­трые, длин­ные зу­бы и крас­ный язык. Из ноз­дрей с та­кой си­лой вы­рыва­лось ды­хание, что раз­ме­тало все вок­руг на три ми­ли, не мень­ше.
У Фин­на по­холо­дела спи­на, оце­пене­ло сер­дце.
И тут он вспом­нил, что в кар­ма­не у не­го ле­жит зо­лотой ошей­ник Бра­на, ко­торый он прих­ва­тил из до­ма по со­вету сво­его ду­рака. И вспых­ну­ла ис­кра на­деж­ды.
Он вы­нул ошей­ник и по­махал им в воз­ду­хе. И вот слов­но свер­ши­лось чу­до. Се­рый Пес за­мер, пе­рес­тал злоб­но ры­чать и за­вилял хвос­том. По­том под­полз на брю­хе к Фин­ну и лиз­нул его сна­чала в ру­ку, по­том в ли­цо, шею, но­ги. Он за­лизал Фин­ну все ца­рапи­ны и бо­ляч­ки от ко­лючих кус­тов и ос­трых кам­ней.
Финн на­дел Се­рому Псу на шею зо­лотой ошей­ник Бра­на и вы­вел из Ущелья это­го страш­но­го ук­ро­щен­но­го зве­ря.
Во­ины и друзья ус­тро­или пир в честь воз­вра­щения Фин­на.
Но чу­дом бы­ло не то, что Финн нев­ре­димым вер­нулся до­мой — все ве­рили в его ум, на­ход­чи­вость и от­ва­гу, — а встре­ча Се­рого Пса с Бра­ном. Прав­да, сек­рет этой дру­жес­кой встре­чи ока­зал­ся прос­той: Се­рый Пес и Бран бы­ли братья.