Сэр Майкл Скотт

Сэр Май­кл Скотт из Бал­ве­ри был са­мым ве­ликим ма­гом, или, как еще го­ворят, вол­шебни­ком, ка­ких толь­ко зна­ла Шот­ландия.
Рас­ска­зыва­ют, что вер­ны­ми слу­гами его бы­ли ду­хи пре­ис­подней, при­чем од­но­го из них по­дарил Скот­ту сам са­тана в об­мен на его тень. И с тех пор сэр Май­кл и вправ­ду пе­рес­тал от­бра­сывать тень.
Да­же во­роной ска­кун сэ­ра Май­кла был не прос­той, а вол­шебный.
Слу­чилось од­нажды, что ко­роль Шот­ландии Алек­сандр III пос­лал сэ­ра Май­кла ко дво­ру фран­цуз­ско­го ко­роля с важ­ным по­руче­ни­ем: до­бить­ся кое-ка­ких ус­ту­пок, на ко­торые ко­роль Фран­ции не хо­тел сог­ла­шать­ся.
— Я бы по­сове­товал ва­шему ве­личес­тву пе­рес­мотреть ва­ши тре­бова­ния, — стро­го ска­зал сэр Май­кл фран­цуз­ско­му ко­ролю.
Но ко­роль Фран­ции ни­чего не знал о ве­ликой си­ле сэ­ра Май­кла Скот­та и нис­коль­ко не ис­пу­гал­ся уг­ро­зы, проз­ву­чав­шей в его го­лосе. Он толь­ко по­качал го­ловой.
— Даю вам нес­коль­ко ми­нут на раз­думье, по­ка мой во­роной конь не уда­рит триж­ды ко­пытом у во­рот ва­шего зам­ка, — ска­зал сэр Май­кл.
Ко­роль и его приб­ли­жен­ные так и прыс­ну­ли со сме­ху от слов это­го за­мор­ско­го выс­кочки. Од­на­ко смех их по­тонул в гром­ком эхе — это во­роной конь сэ­ра Май­кла уда­рил ко­пытом по ка­мен­ной мос­то­вой пе­ред во­рота­ми зам­ка.
И тут же в от­вет заз­во­нили ко­локо­ла по всей Фран­ции. Боль­шие ко­локо­ла гром­ко бу­хали, ма­лень­кие то­нень­ко пе­рез­ва­нива­лись. Чес­тные лю­ди, раз­бу­жен­ные ко­локоль­ным зво­ном, пов­ска­кали со сво­их пос­те­лей, раз­бой­ни­ки с боль­шой до­роги все поп­ря­тались, а пи­ру­ющие, не ус­певшие при­губить ви­но, так и зас­ты­ли с куб­ка­ми в ру­ках. Да­же пти­цы по­пада­ли из сво­их гнезд. Все раз­го­воры в стра­не смол­кли: не­воз­можно бы­ло рас­слы­шать ни сло­ва в та­ком зво­не и гро­хоте.
Ко­локо­ла пе­рес­та­ли зво­нить, толь­ко ког­да во­роной конь сэ­ра Май­кла во вто­рой раз уда­рил ко­пытом по ка­мен­ной мос­то­вой.
От вто­рого уда­ра по­пада­ли вы­сокие баш­ни ко­ролев­ско­го зам­ка.
— До­воль­но! — вскри­чал ко­роль, — Я пе­реду­мал! Ска­жи сво­ему гос­по­дину, что я на все сог­ла­сен.
В от­вет сэр Май­кл низ­ко пок­ло­нил­ся фран­цуз­ско­му ко­ролю, что­бы спря­тать тор­жес­тву­ющую улыб­ку на сво­их гу­бах.
Что и го­ворить, ко­роль Алек­сандр имел все ос­но­вания быть ты­сячу и ты­сячу раз бла­годар­ным сво­ему пос­ланни­ку.
И во­об­ще, луч­ше бы­ло не сер­дить сэ­ра Май­кла Скот­та. Он умел дос­тавлять боль­шие неп­ри­ят­ности тем, кто чем-ли­бо раз­до­садо­вал его или выз­вал его гнев, в чем од­нажды на собс­твен­ном опы­те убе­дилась же­на од­но­го фер­ме­ра.
Слу­чилось как-то, что, охо­тясь в ле­су, сэр Май­кл вдруг по­чувс­тво­вал силь­ный го­лод и, уви­дев нев­да­леке фер­мер­скую хи­жину, от­пра­вил сво­его слу­гу поп­ро­сить для се­бя ку­сок хле­ба.
Слу­га пос­ту­чал­ся в дверь и, ког­да хо­зяй­ка от­кры­ла ему, поп­ро­сил у нее ло­моть хле­ба для сво­его хо­зя­ина.
— Нет у ме­ня хле­ба, — гру­бо от­ве­тила фер­мерша. Слу­га при­нюхал­ся и явс­твен­но ус­лы­шал за­пах све­жего хле­ба, а заг­ля­нув в дверь, уви­дел пы­ла­ющий очаг и же­лез­ные ско­воро­ды, на ко­торых пе­кут хлеб.
С этим он и вер­нулся к сэ­ру Май­клу.
— Хо­зяй­ка го­ворит, что нет у нее хле­ба, — со­об­щил он, — но она неп­равду го­ворит. Ког­да она от­во­рила мне дверь, я сра­зу ус­лы­шал за­пах све­жего хле­ба.
Сэ­ра Май­кла Скот­та очень раз­гне­вало та­кое со­об­ще­ние. Он вы­тащил из кар­ма­на кос­тяшку, или, как еще на­зыва­ют в тех мес­тах, чер­тов па­лец, и ве­лел сво­ему слу­ге вер­нуть­ся в хи­жину и не­замет­но спря­тать эту шту­ку в щель за двер­ной при­толо­кой.
Не ус­пел слу­га вы­пол­нить при­каз сво­его гос­по­дина, как вол­шебные ча­ры уже на­чали дей­ство­вать. Как раз в эту ми­нуту фер­мерша нак­ло­нилась над оча­гом, что­бы снять с ог­ня пос­ледние хле­бы, и вдруг ни с то­го ни с се­го ей ужас­но за­хоте­лось пля­сать. Она зак­ру­жилась по кух­не, при­топы­вая и раз­во­дя ру­ками, и при этом еще за­пела:
С чем слу­га сэ­ра Май­кла при­шел,
С тем и ушел, с тем и ушел…

А муж фер­мерши с са­мого ут­ра ра­ботал в по­ле. И вот он по­думал: че­го это же­на так дол­го не не­сет ему обед? Сто­яла са­мая жар­кая по­ра — сбор уро­жая, фер­мер ус­тал и про­голо­дал­ся. Его по­мощ­ни­ку доч­ка дав­но уже при­нес­ла кув­шин с пи­вом и хлеб, а фер­мерша все не шла. И фер­мер поп­ро­сил де­вуш­ку, что­бы на об­ратном пу­ти до­мой она заг­ля­нула к его же­не и на­пом­ни­ла про обед.
Де­вуш­ка вер­ну­лась в де­рев­ню и пос­ту­чала в дверь фер­мер­ской хи­жины, но ник­то ей не от­ве­тил, хо­тя она слы­шала там шум и то­пот. Су­дя по все­му, фер­мерша бы­ла в при­под­ня­том нас­тро­ении, по­тому что она ве­село рас­пе­вала во весь го­лос.
— Пос­лу­шай-ка, хо­зяй­ка! — крик­ну­ла де­вуш­ка. — Твой муж про­сил уз­нать, не за­была ли ты про обед. И ве­лел те­бе пос­ко­рей нес­ти его в по­ле!
Шум и пе­ние в хи­жине про­дол­жа­лись, но от­ве­та де­вуш­ка так к не по­лучи­ла. А по­тому она са­ма от­кры­ла дверь и вош­ла в кух­ню. Не ус­пе­ла она пе­рес­ту­пить че­рез по­рог хи­жины, как ее то­же ох­ва­тило же­лание поп­ля­сать, и она вмес­те с фер­мер­ской же­ной зак­ру­жилась в бур­ном шот­ланд­ском фли­не.
Про­шел час, но ни де­вуш­ки с ка­ким-ни­будь из­вести­ем, ни же­ны с обе­дом фер­мер так и не дож­дался и ре­шил сам пой­ти уз­нать, что стряс­лось. По­дой­дя к до­му, он не во­шел сра­зу в кух­ню, а сна­чала заг­ля­нул в ок­но.
Что же он уви­дел?
Его же­на вмес­те с де­вуш­кой как бе­зум­ные ска­кали по кух­не.
— Хва­тит ду­рака ва­лять! — зак­ри­чал фер­мер. — Где мой обед? Сей­час не вре­мя ве­селить­ся.
Он в сер­дцах рас­пахнул дверь и шаг­нул на кух­ню. Но не ус­пел он опом­нить­ся, как уже пля­сал вмес­те с дву­мя жен­щи­нами, ста­ра­ясь лишь не от­ста­вать от них и не сби­вать­ся с так­та. Та­ким об­ра­зом вмес­то со­ло, а по­том ду­эта те­перь в хи­жине уже от­пля­сыва­ло бур­ное трио.
Не­гос­тепри­им­ная фер­мерша осип­шим го­лосом про­дол­жа­ла петь:
С чем слу­га сэ­ра Май­кла при­шел,
С тем и ушел, с тем и ушел…

Весь этот день сэр Май­кл Скотт охо­тил­ся в ле­су, а ког­да спус­ти­лись су­мер­ки, слу­га на­пом­нил ему:
— Ин­те­рес­но, как она там пля­шет, эта фер­мерша?
— Ты, вер­но, хо­тел ска­зать, как они там пля­шут, эта слав­ная тро­ица? — поп­ра­вил его сэр Май­кл, у ко­торо­го был свой спо­соб уз­на­вать, где что де­ла­ет­ся. — Что ж, ду­маю, она уже по­лучи­ла свое. Те­перь мо­жешь вер­нуть­ся и вы­нуть чер­тов па­лец из-за двер­ной ра­мы.
Слу­га вы­пол­нил все в точ­ности, вы­тащил чер­тов па­лец из-за при­толо­ки, и пля­шущая тро­ица тут же упа­ла без сил на пол и прос­па­ла, од­ни го­ворят, — семь дней, а дру­гие — це­лую не­делю.