Лось Скакун Длинные Ноги и принцесса Былинка

Слу­чалось ли вам бы­вать в Дре­мучем ле­су и ви­деть уди­витель­ное Чёр­ное озе­ро, спря­тан­ное глу­боко в ча­ще, — кол­дов­ское и страш­ное? Там где всег­да ца­рит ти­шина. Ели и сос­ны мол­ча об­сту­пили озе­ро плот­ным коль­цом. Иног­да они скло­ня­ют­ся над во­дой, ос­то­рож­но и роб­ко, слов­но хо­тят уз­нать, что скры­ва­ет­ся в тём­ных его глу­бинах. Там вни­зу то­же рас­тёт гус­той лес, та­кой же за­чаро­ван­ный и мол­ча­ливый. Но ни­ког­да двум ле­сам не по­гово­рить друг с дру­гом. И это уди­витель­нее все­го.

У са­мого бе­рега и по­одаль тор­чат из во­ды мяг­кие коч­ки, по­рос­шие ко­рич­не­вым мхом. На них цве­тёт пу­шис­ты­ми бе­лыми цве­тами осо­ка. Всё ти­хо: ни зву­ка, ни шо­роха, ни пти­ца не про­летит, ни ве­тер не про­шелес­тит в кро­нах де­ревь­ев. При­рода слов­но за­та­ила ды­хание и слу­ша­ет, слу­ша­ет с за­мира­ни­ем сер­дца: ско­ро, ско­ро, ско­ро…

И вот сос­ны на­чина­ют шеп­тать­ся ти­хо-ти­хо, их кро­ны схо­дят­ся и рас­хо­дят­ся, буд­то на­певая: «Вот он идёт, да­лёко-да­лёко, но ско­ро бу­дет здесь, он ска­чет, ска­чет сю­да». Эта весть раз­но­сит­ся по ле­су: ше­лес­тят кус­ты, пе­реда­вая но­вость, ма­лень­кие бе­лые цве­ты осо­ки, по­качи­ва­ясь, скло­ня­ют­ся друг к дру­гу: «Да-да, он идёт, идёт». Зас­тывшая вод­ная гладь при­ходит в дви­жение и бор­мо­чет: «Он идёт, идёт».

Из­да­лека до­лета­ет еле раз­ли­чимый хруст, он приб­ли­жа­ет­ся, ста­новит­ся гром­че. Вот зат­ре­щали кус­ты, вет­ки и сучья де­ревь­ев. На­конец слы­шит­ся то­пот ко­пыт и пре­рывис­тый храп — это ог­ромный лось раз­го­рячён­ной грудью прок­ла­дыва­ет се­бе путь к озе­ру. Вот он ос­та­нав­ли­ва­ет­ся на бе­регу от­ды­шать­ся, мо­та­ет го­ловой и при­нюхи­ва­ет­ся. Ко­рона вет­вистых ро­гов по­качи­ва­ет­ся, ноз­дри дро­жат, лось за­мира­ет на миг, а по­том боль­ши­ми прыж­ка­ми пус­ка­ет­ся прочь по топ­ким коч­кам и ис­че­за­ет в ле­су на дру­гом бе­регу.

Это быль. А те­перь че­рёд сказ­ке…

Над лу­жай­кой Ска­зоч­но­го зам­ка яр­ко све­тит сол­нце, рас­сы­пая зо­лотые ис­кры. Ле­то. Луг на­пол­нен аро­матом ты­сяч цве­тов. В тра­ве си­дит ма­лень­кая де­воч­ка, бе­лень­кая и ру­мяная, и рас­чё­сыва­ет длин­ные зо­лотис­тые во­лосы. Они стру­ят­ся в её паль­цах, слов­но свер­ка­ющие лу­чи лет­не­го сол­нца. А ря­дом ле­жит её ко­рона.

Эта де­воч­ка — ма­лень­кая прин­цесса из Ска­зоч­но­го зам­ка. Се­год­ня она сбе­жала из ог­ромно­го па­рад­но­го за­ла, где ко­роль-отец и ко­роле­ва-мать си­дят на зо­лотом тро­не, сжи­ма­ют в ру­ках ски­петр и дер­жа­ву и пра­вят сво­ими под­данны­ми.

А ей за­хоте­лось по­иг­рать на лу­гу, где так при­воль­но и кра­сиво, вот она и убе­жала.

Прин­цесса та­кая хруп­кая и неж­ная, сов­сем ещё ре­бенок. На ней бе­лос­нежное плать­ице из шёл­ка и тон­кой ки­сеи.

Лось уве­рен­но ша­га­ет по бо­лоту, он зна­ет здесь каж­дую коч­ку

Прин­цесса Бы­лин­ка — так её проз­ва­ли при дво­ре. Ма­лень­ки­ми паль­чи­ками рас­чё­сыва­ет она свои сол­нечно-зо­лотис­тые во­лосы и улы­ба­ет­ся, лю­бу­ясь блес­ком ло­конов. Но вот де­воч­ка под­ни­ма­ет го­лову и ви­дит, как по лу­гу ска­чет ог­ромный лось.

— Ой, ты кто?

— Я — Ска­кун Длин­ные Но­ги. А те­бя как зо­вут?

— Прин­цесса Бы­лин­ка, вот как.

Она под­ни­ма­ет с тра­вы ко­рону и по­казы­ва­ет ему. Лось ос­та­нав­ли­ва­ет­ся, опус­ка­ет го­лову и дол­го с удив­ле­ни­ем рас­смат­ри­ва­ет де­воч­ку.

— Ка­кая же ты кра­сави­ца, ма­лют­ка!

Прин­цесса Бы­лин­ка вста­ёт, под­хо­дит к зве­рю, при­жима­ет­ся к его дро­жащей мор­де и ос­то­рож­но гла­дит её:

— Ты та­кой боль­шой и важ­ный. И у те­бя то­же есть ко­рона. Возь­ми ме­ня с со­бой! По­сади к се­бе на шею и уне­си да­леко-да­леко!

Но лось не ре­ша­ет­ся:

— Ма­лыш­ка, мир — ог­ромный и хо­лод­ный, а ты ещё сов­сем крош­ка. Вок­руг пол­но опас­ностей, вдруг с то­бой бе­да прик­лю­чит­ся?

— Ах, глу­пос­ти! Пусть я ма­лень­кая, но теп­ла у ме­ня хва­тит на всех. Я доб­рая и всем бу­ду де­лать доб­ро!

— Прин­цесса Бы­лин­ка, в ле­су тем­но, а до­рога опас­на.

— Но ты же со мной! Ты боль­шой и силь­ный и смо­жешь за­щитить нас обо­их.

Лось вски­дыва­ет го­лову и тря­сёт сво­ей ве­личес­твен­ной ко­роной. В гла­зах его вспы­хива­ют ис­корки. Прин­цесса Бы­лин­ка хло­па­ет в ла­доши:

— Вот здо­рово, вот здо­рово! Но ты та­кой вы­сокий, нак­ло­нись-ка, что­бы я мог­ла на те­бя взоб­рать­ся.

Ска­кун Длин­ные Но­ги по­кор­но опус­ка­ет­ся на тра­ву, и прин­цесса уса­жива­ет­ся ему на спи­ну.

Нас­ту­па­ет тём­ная ночь, в не­бе свер­ка­ют звёз­ды

— Ну вот, те­перь я го­това. По­кажи мне весь мир! Ос­то­рож­но, что­бы не уро­нить де­воч­ку, лось под­ни­ма­ет­ся на но­ги.

— Дер­жись пок­репче за ро­га, — ве­лит он и пус­ка­ет­ся в путь ши­роки­ми ша­гами.

Прин­цессе Бы­лин­ке ни­ког­да ещё не бы­ло так ве­село! Столь­ко все­го но­вого и кра­сиво­го ви­дит она вок­руг! Ни­ког­да преж­де не бы­вала она даль­ше сво­ей лу­жай­ки. А те­перь они мчат­ся по го­рам и до­лам, по по­лям и хол­мам.

— Ку­да ты ме­ня не­сёшь? — спра­шива­ет прин­цесса Бы­лин­ка.

— На лес­ное бо­лото — там мой дом, — от­ве­ча­ет лось. — Там ник­то нас не пот­ре­вожит. Но путь ту­да не близ­кий.

День сме­ня­ет­ся ве­чером, прин­цесса про­голо­далась, и её на­чина­ет кло­нить в сон.

— Ты, по­ди, уже по­жале­ла? — го­ворит лось. — Но те­перь воз­вра­щать­ся поз­дно. Не го­рюй! На бо­лоте пол­ным-пол­но соч­ной мо­рош­ки. Слы­шала про та­кую яго­ду? Так что на­ешь­ся вдо­воль. Там же и за­ночу­ем.

Они пос­ка­кали даль­ше. Лес на­чал ре­деть, и Бы­лин­ка ви­дит ог­ромное мшис­тое бо­лото, где коч­ка при­лепи­лась к коч­ке и рас­тут лишь ред­кие чах­лые кус­ти­ки.

— Здесь мы пе­редох­нём, — го­ворит лось Ска­кун и нак­ло­ня­ет­ся, что­бы прин­цесса мог­ла спус­тить­ся, — и по­ужи­на­ем.

Сон у прин­цессы Бы­лин­ки как ру­кой сня­ло: она пры­га­ет с коч­ки на коч­ку и со­бира­ет круп­ные вкус­ные яго­ды в ку­лёч­ки, свёр­ну­тые из листь­ев, как на­учил её лось, ест, прич­мо­кивая, и Ска­куна Длин­ные Но­ги уго­ща­ет.

— А те­перь по­ра сно­ва в путь, что­бы зас­ветло доб­рать­ся до мо­их кра­ёв, — зо­вет прин­цессу лось, и Бы­лин­ка сно­ва за­бира­ет­ся ему на спи­ну.

Лось уве­рено ша­га­ет по бо­лоту: он зна­ет здесь каж­дую коч­ку и сту­па­ет без бо­яз­ни.

— А кто это тан­цу­ет там вда­леке? — спра­шива­ет прин­цесса.

— Это лес­ные эль­фы. Дер­жись с ни­ми нас­то­роже! Они ка­жут­ся доб­ры­ми и при­вет­ли­выми, но до­верять им нель­зя. И пом­ни: не от­ве­чай на их воп­ро­сы, а пок­репче дер­жись за мои ро­га и де­лай вид, что их не за­меча­ешь.

И прин­цесса Бы­лин­ка обе­ща­ет.

Но вот эль­фы уви­дели их и тут же ус­тре­мились навс­тре­чу, зак­ру­жились, зап­ля­сали, взмы­вая вверх и сле­тая вниз, пря­мо пе­ред ло­сем. Но сколь­ко они ни драз­ни­ли прин­цессу, она пом­ни­ла, что ей ска­зал Ска­кун, и креп­ко-креп­ко дер­жа­лась за его ро­га.

— Кто ты та­кая, кто ты?..

Эль­фы на­шёп­ты­ва­ют ей сот­ни воп­ро­сов. Их хо­лод­ное ды­хание сов­сем близ­ко. Но Бы­лин­ка про­дол­жа­ла мол­чать. Тог­да эль­фы рас­хо­дят­ся не на шут­ку, дёр­га­ют де­воч­ку за длин­ные зо­лотис­тые во­лосы, тя­нут за платье, да толь­ко ни­чего у них не по­луча­ет­ся. А лось лишь фыр­ка­ет да мчит­ся впе­рёд.

Но вдруг прин­цесса чувс­тву­ет, как зо­лотая ко­рона сос­каль­зы­ва­ет у неё с го­ловы. Она так бо­ит­ся по­терять её, что за­быва­ет на­каз ло­ся, кри­чит и хва­та­ет­ся од­ной ру­кой за во­лосы. Тут-то эль­фы и по­луча­ют над ней власть, но не без­раздель­ную, по­тому что дру­гой ру­кой она всё же креп­ко дер­жится за ро­га. Со злоб­ным ли­ку­ющим сме­хом вы­рыва­ют они у де­воч­ки свер­ка­ющую ко­рону, и та па­да­ет на зем­лю

— Ой, моя ко­рона, моя ко­рона! — всхли­пыва­ет Бы­лин­ка.

— По­чему ты ме­ня не пос­лу­шалась? — пе­ня­ет ей Ска­кун. — Вот и ви­ни се­бя во всём! Ни­ког­да не по­лучить те­бе на­зад свою ко­рону. Ра­дуй­ся, что ещё ху­же не выш­ло.

Од­на­ко прин­цесса и пред­ста­вить се­бе не мог­ла худ­шей бе­ды.

А лось тем вре­менем всё ша­га­ет и ша­га­ет впе­рёд. Бы­лин­ка за­меча­ет нес­коль­ко не­высо­ких де­ревь­ев — слов­но ос­тро­вок пос­ре­ди бо­лота.

— Вон моё жильё, — го­ворит лось, — там мы и пе­рено­чу­ем.

Вско­ре они доб­ра­лись до мес­та — не­боль­шой при­горок пос­ре­ди то­пи, и там, под еля­ми и сос­на­ми, зем­ля су­хая и мяг­кая.

Прин­цесса Бы­лин­ка це­лу­ет сво­его до­рого друж­ка и же­ла­ет ему спо­кой­ной но­чи, по­том сни­ма­ет платье, ак­ку­рат­но ве­ша­ет его на вет­ку, са­ма ло­жит­ся на зем­лю и за­сыпа­ет. А длин­но­ногий зверь так и ос­та­ёт­ся сто­ять на стра­же. Нас­ту­па­ет тём­ная ночь, в не­бе свер­ка­ют звёз­ды.

Ра­но-ра­но ут­ром на сле­ду­ющий день прин­цесса Бы­лин­ка про­сыпа­ет­ся от­то­го, что лось ос­то­рож­но ты­чет мор­дой ей в лоб. Она пос­пешно вска­кива­ет и под­став­ля­ет своё го­лень­кое тель­це крас­но­ватым лу­чам рас­све­та, а по­том со­бира­ет ро­син­ки в ла­дош­ку и пь­ет их. Зо­лотое сер­дечко, что ви­сит на це­поч­ке у неё на шее, свер­ка­ет ог­нем на сол­нце.

— Се­год­ня я по­еду сов­сем го­лень­кая, — ре­ша­ет прин­цесса, — а платье по­ложу пе­ред со­бой. По­сади ме­ня сно­ва на спи­ну и по­кажи мне боль­шой мир.

И лось де­ла­ет так, как про­сит его прин­цесса. Он не мо­жет ни в чём ей от­ка­зать. Всю ночь нап­ро­лёт прос­то­ял он без сна, лю­бу­ясь ле­жав­шей на зем­ле ма­лень­кой де­воч­кой, та­кой бе­лень­кой и та­кой кра­сивой, а ког­да нас­ту­пило ут­ро, на гла­зах его блес­ну­ли сле­зы. Ска­кун не знал, от­ку­да они взя­лись: мо­жет, он по­чувс­тво­вал приб­ли­жение осе­ни и его ох­ва­тило же­лание бро­сить вы­зов опас­ности? Ему бы­ло и тре­вож­но и ра­дос­тно, ведь те­перь он был не один.

Ска­кун Длин­ные Но­ги так пос­пешно бро­сил­ся в лес, что прин­цесса Бы­лин­ка ед­ва удер­жа­лась у не­го на спи­не. Вет­ви злоб­но хле­щут её по ли­цу и по те­лу, и зо­лотое сер­дечко под­ска­кива­ет на шее вверх-вниз.

Од­на­ко пос­те­пен­но лось ус­по­ка­ива­ет­ся и сбав­ля­ет шаг. Те­перь они ока­зались в боль­шом ди­ковин­ном ле­су. У со­сен здесь длин­ные пу­шис­тые ла­пы, по зем­ле, слов­но змеи, пол­зут кор­ни де­ревь­ев, а ог­ромные, по­рос­шие мхом кам­ни гроз­но прег­ражда­ют путь. Ни­чего по­доб­но­го прин­цесса Бы­лин­ка ни­ког­да преж­де не ви­дыва­ла.

— Но что это ше­велит­ся там, в ле­су? По­хоже на длин­ные зе­лёные во­лосы и бе­лые ру­ки, ко­торые ма­шут нам.

— Это лес­ная кол­дунья, — от­ве­ча­ет лось. — Дер­жись с ней при­вет­ли­во, но не спра­шивай ни­чего и не от­пускай мо­их ро­гов.

Нет уж, те­перь Бы­лин­ка не ос­лу­ша­ет­ся!

И вот лес­ная кол­дунья сколь­зну­ла бли­же. Она не по­казы­ва­ет­ся це­ликом, а всё вре­мя пря­чет­ся за де­ревь­ями и лишь выг­ля­дыва­ет с лю­бопытс­твом из-за ство­лов. Прин­цесса бо­ит­ся да­же смот­реть в её сто­рону, но всё же за­мети­ла, что у той хо­лод­ные зе­лёные гла­за и кро­ваво-крас­ные гу­бы.

Кол­дунья пе­ребе­га­ет от де­рева к де­реву, не­от­ступ­но сле­дуя за ло­сем. Ска­куна она зна­ет с дав­них пор, но эту ма­лыш­ку с сол­нечны­ми во­лоса­ми, си­дящую у не­го на спи­не, ви­дит впер­вые. Ей очень хо­чет­ся ра­зуз­нать, кто она та­кая.

— Как те­бя зо­вут? — ок­ли­ка­ет она.

— Бы­лин­ка, прин­цесса из Ска­зоч­но­го зам­ка, — роб­ко от­ве­ча­ет де­воч­ка, она пом­нит, что са­ма не дол­жна за­давать кол­дунье воп­ро­сов.

— А что это ле­жит пе­ред то­бой?

— Моё са­мое кра­сивое плать­ице, — от­ве­ча­ет прин­цесса, нем­но­го ос­ме­лев.

— Мож­но мне его пос­мотреть? — про­сит кол­дунья.

Ну ко­неч­но, мож­но! Бы­лин­ка раз­жи­ма­ет од­ну ру­ку и по­казы­ва­ет платье. А вот это­го ей де­лать не сле­дова­ло! Лес­ная Де­ва вмиг вых­ва­тыва­ет плать­ице и ис­че­за­ет с ним в ле­су.

— За­чем же ты от­пусти­ла ру­ку? — рас­сердил­ся лось. — А ес­ли бы обе от­пусти­ла, так и са­ма бы от­пра­вилась сле­дом за кол­дунь­ей, и уж тог­да бы те­бе не поз­до­рови­лось!

— Ой, про­пало мое плать­ице! — всхли­пыва­ет прин­цесса Бы­лин­ка.

Од­на­ко пос­те­пен­но и это го­ре за­былось.

Про­шёл день. Ночью прин­цесса ус­ну­ла под сос­ной, а лось сно­ва встал ря­дом с ней на стра­же.

Ког­да же Бы­лин­ка прос­ну­лась на сле­ду­ющее ут­ро, ло­ся ря­дом не ока­залось.

— Ска­кун Длин­ные Но­ги, где ты? — зак­ри­чала прин­цесса в ис­пу­ге и вско­чила на но­ги.

Но вот, гром­ко со­пя, лось вы­ходит из за­рос­лей. Он под­ни­ма­ет­ся на го­ру, что­бы пос­мотреть на вос­ток, — нет ли опас­ности? Что его встре­вожи­ло? Это­го лось и сам не зна­ет. Од­на­ко шерсть его в по­ту, и он дро­жит всем те­лом.

Ска­кун Длин­ные Но­ги то­ропит­ся от­пра­вить­ся в путь. Толь­ко прин­цесса вска­раб­ка­лась ему на спи­ну, как он стрем­глав пом­чался впе­рёд. На вос­ток, на вос­ток! Лось поч­ти не слы­шит, что кри­чит ему Бы­лин­ка. И ни­чего ей не от­ве­ча­ет. Его бь­ет, как в ли­хорад­ке. Он мчит­ся во весь опор всё впе­рёд и впе­рёд, сквозь низ­кий под­ле­сок.

— Ку­да ты не­сёшь ме­ня?! — спра­шива­ет прин­цесса Бы­лин­ка.

«Это лес­ная кол­дунья», — го­ворит Лось

— К лес­но­му озе­ру! Я при­хожу ту­да, ког­да на­чина­ет­ся осень! Ник­то из лю­дей ни­ког­да не бы­вал там, но ты его уви­дишь!

И вот де­ревья рас­сту­пились, и впе­реди за­мер­ца­ло озе­ро — тем­но-бу­рая во­да с зо­лотым и зе­лёным от­ли­вом.

— Дер­жись креп­че! — ве­лит Ска­кун. — В глу­бине озе­ра та­ит­ся опас­ность, бе­реги своё зо­лотое сер­дечко!

— Ой, ка­кая стран­ная во­да, — удив­ля­ет­ся прин­цесса. Она на­гиба­ет­ся, что­бы по­луч­ше рас­смот­реть озе­ро, но, ах, в этот са­мый миг це­поч­ка с зо­лотым сер­дечком сос­каль­зы­ва­ет, па­да­ет в во­ду и ис­че­за­ет в глу­бинах озе­ра.

— Ой, моё сер­дечко! Моё зо­лотое сер­дечко — его по­дари­ла мне ма­ма, ког­да я ро­дилась. Что же мне те­перь де­лать?!

Прин­цесса бе­зутеш­на. Она не мо­жет от­вести взгляд от озер­ной глу­бины и всё хо­дит по ко­вар­ным коч­кам и ищет своё сер­дечко.

— Пой­дём, — ок­ли­ка­ет её лось Ска­кун, — здесь те­бе ос­та­вать­ся опас­но! Знаю я, чем это кон­ча­ет­ся: спер­ва па­мять по­теря­ешь, а по­том и рас­су­док.

Но прин­цесса Бы­лин­ка не хо­чет ухо­дить. Она дол­жна вер­нуть своё сер­дечко!

— Сту­пай, ми­лый друг, поз­воль мне по­сидеть тут од­ной, — про­сит она. — Мо­жет, я и най­ду своё сер­дечко.

Прин­цесса бла­годар­но об­ни­ма­ет скло­нен­ную го­лову ло­ся, це­лу­ет его и гла­дит, неж­но и пе­чаль­но. А по­том ухо­дит — та­кая ма­лень­кая, без­за­щит­ная, сов­сем го­лень­кая — и са­дит­ся на коч­ку у во­ды.

Ска­кун Длин­ные Но­ги дол­го-дол­го сто­ит, смот­рит на ма­лют­ку и ждет, не в си­лах от­вести взгля­да. Но прин­цесса боль­ше его не за­меча­ет. На­конец лось по­вора­чива­ет­ся, идёт прочь, мед­ленно-мед­ленно, и скры­ва­ет­ся в ле­су…

А Прин­цесса Бы­лин­ка все еще си­дит на коч­ке и вгля­дыва­ет­ся в глубь озе­ра

С тех пор прош­ло мно­го лет. А прин­цесса Бы­лин­ка всё ещё си­дит на коч­ке и вгля­дыва­ет­ся в глубь озе­ра — вдруг да по­кажет­ся её сер­дечко? Впро­чем, прин­цессы боль­ше нет, ос­та­лась лишь Бы­лин­ка — тра­ва осо­ка, бе­лый ма­лень­кий цве­ток, что рас­тёт по бе­регам лес­ных озер.

А лось вре­мя от вре­мени воз­вра­ща­ет­ся к озе­ру и смот­рит на пу­шис­тый бе­лый цве­ток. Он единс­твен­ный зна­ет, что это не тра­ва-осо­ка, а прин­цесса Бы­лин­ка. По­рой ему ка­жет­ся, что она ки­ва­ет и улы­ба­ет­ся ему, как ста­рому доб­ро­му дру­гу. Од­на­ко вер­нуть­ся с ним на­зад она уже не мо­жет, ей это не под си­лу. Слиш­ком креп­ки окол­до­вав­шие её вол­шебные ча­ры — те, что та­ят­ся на дне озе­ра, там, где глу­боко-глу­боко под во­дой ле­жит по­терян­ное сер­дечко.