Сын Утренней Звезды

Од­нажды лет­ним ве­чером две сес­тры-ин­ди­ан­ки из пле­мени чер­но­ногих при­лег­ли в прох­ладной тра­ве ря­дом со сво­ей хи­жиной и ус­ну­ли.

На рас­све­те стар­шая из них, Ни­таки, от­кры­ла гла­за; на чис­том не­бос­кло­не она уви­дала яр­кую ут­реннюю звез­ду — Ути­каро. Де­вуш­ка дол­го смот­ре­ла на нее, а ког­да прос­ну­лась млад­шая сес­тра, ска­зала за­дум­чи­во:

— Взгля­ни, буд­то муд­рым оком смот­рит на нас Ути­каро. Ес­ли б на тро­пе сво­ей жиз­ни я встре­тила юно­шу с та­кими гла­зами, я бы по­люби­ла его.

Ми­нова­ло ле­то. Пти­цы, про­пев все свои пес­ни, по­тяну­лись в теп­лые края. Тра­ва, к ко­торой приш­ла ста­рость, ник­ла и увя­дала.

Од­нажды сре­ди ле­са Ни­таки повс­тре­чала нез­на­комо­го охот­ни­ка. В во­лосах его го­рело зо­лотое пе­ро, от гор­до­го мо­лодо­го ли­ца труд­но бы­ло от­вести взгляд.

Ни­таки свер­ну­ла с тро­пы, что­бы прой­ти ми­мо, но он прег­ра­дил ей путь.

— Ты не сме­ешь ме­ня за­дер­жи­вать, чу­жес­тра­нец, — ска­зала Ни­таки.

— Раз­ве ты не уз­на­ла ме­ня? — вос­клик­нул тот. — Ведь я Ути­каро, дух Ут­ренней Звез­ды. Я уви­дел те­бя еще тем ран­ним ут­ром и сра­зу по­любил. До мо­его слу­ха до­нес­лось, что ты го­вори­ла про ме­ня сес­тре. И вот я при­шел за то­бой. Ес­ли хо­чешь, мы под­ни­мем­ся к мо­ему от­цу в Стра­ну Веч­ной Юнос­ти, где все счас­тли­вы, где не зна­ют ни ста­рос­ти, ни смер­ти.

Ни­таки улыб­ну­лась:

— Я пой­ду за то­бой, но поз­воль мне преж­де поп­ро­щать­ся с род­ны­ми.

— Нам на­до ухо­дить сра­зу, — воз­ра­зил Ути­каро. — Путь да­лек. — Он вот­кнул в во­лосы Ни­таки свое пе­ро и при­казал: — Зак­рой гла­за!

Ни­таки по­чувс­тво­вала, что она, как пти­ца, под­ня­лась в воз­дух и ле­тит ку­да-то.

Ког­да на­конец Ути­каро раз­ре­шил ей от­крыть гла­за, она бы­ла уже в сов­сем нез­на­комой стра­не. Вок­руг рос­ли де­ревья и тра­вы, ка­ких Ни­таки ни­ког­да не ви­дела. Не­пода­леку сто­ял боль­шой виг­вам, кры­тый зо­лотис­ты­ми шку­рами.

— Мы в Не­бес­ной стра­не, — ска­зал Ути­каро, под­во­дя де­вуш­ку к жи­лищу. — Здесь жи­вут мои отец и мать, ду­хи Сол­нца и Лу­ны.

Сол­нце еще не воз­вра­тилось со сво­ей днев­ной охо­ты — в виг­ва­ме бы­ла толь­ко Лу­на. Она лас­ко­во встре­тила Ни­таки. С тех пор де­вуш­ка жи­ла счас­тли­во.

Нев­да­леке от виг­ва­ма Сол­нца Ни­таки наш­ла куст, на ко­тором рос­ли ка­кие-то круп­ные яго­ды.

— Что это за яго­ды? — спро­сила де­вуш­ка.

— Ог­ля­нись кру­гом, дочь моя, — от­ве­чала Лу­на. — Здесь мно­го дру­гих слад­ких ягод. Эти же ни­ког­да не тро­гай. За­пом­ни: ни­ког­да!

Шло вре­мя, и у Ни­таки ро­дил­ся маль­чик. Ему да­ли имя Сын Ут­ренней Звез­ды. Ни­таки очень лю­била его.

Но вот од­нажды, ког­да Лу­на и Сол­нце уп­лы­ли в не­бо на сво­их вол­шебных пи­рогах, Ни­таки бро­дила по ле­су, дер­жа на ру­ках сы­на. Вдруг она уви­дала, что ее маль­чик по­тянул­ся к кус­ту, пок­ры­тому крас­ны­ми яго­дами. «Да ведь это те са­мые, о ко­торых го­вори­ла мне Лу­на!» — вспом­ни­ла Ни­таки. Тут Сын Ут­ренней Звез­ды ух­ва­тил од­ну яго­ду. «Ма­туш­ка Лу­на не бу­дет на ме­ня сер­дить­ся, ес­ли я сор­ву ягод­ку для сво­его ма­лень­ко­го маль­чи­ка», — по­дума­ла жен­щи­на. Она выб­ра­ла са­мую крас­ную, ос­то­рож­но при­кос­ну­лась к ней. Но, сколь­ко ни ста­ралась Ни­таки, ей ни­как не уда­валось сор­вать стран­ную яго­ду. Тог­да она по­сади­ла Сы­на Ут­ренней Звез­ды на тра­ву, ух­ва­тилась за вет­ки обе­ими ру­ками, по­тяну­ла что бы­ло сил — и вы­дер­ну­ла куст вмес­те с кор­ня­ми!

Ни­таки очень ис­пу­галась. Она ог­ля­делась, но уви­дела, что все вок­руг ос­та­лось по-преж­не­му. Так же зе­лене­ла тра­ва, шу­мели де­ревья и ще­бета­ли пти­цы. На том мес­те, где рос куст, жен­щи­на за­мети­ла не­боль­шую ям­ку. Наг­нувшись над нею, она уви­дела, что это не ям­ка, а ды­роч­ка, че­рез ко­торую да­леко вни­зу вид­не­ет­ся Зем­ля с ее ле­сами, ре­ками и се­лени­ями ин­дей­цев. Вспом­ни­ла тог­да Ни­таки всех, ко­го ос­та­вила на ро­дине, и горь­ко зап­ла­кала.

Ве­чером, уви­дав пе­чаль­ное ли­цо же­ны, Ути­каро до­гадал­ся обо всем:

— Ты на­руши­ла зап­рет Лу­ны?

Ни­таки не сме­ла под­нять глаз. Тог­да за­гово­рила Лу­на:

— Мое пред­ска­зание сбы­лось. Ты на­руши­ла мой зап­рет, и вот го­ре приш­ло в на­ше жи­лище.

— Ни­таки дол­жна вер­нуть­ся к лю­дям, — ска­зало муд­рое Сол­нце. — Те­перь она не бу­дет счас­тли­ва с на­ми. Не плачь, жен­щи­на! Мы по­можем те­бе. Боль­шой Па­ук, ко­торый ткет об­ла­ка, опус­тит те­бя с сы­ном на зем­лю.

Лу­на и Ути­каро от­ве­ли Ни­таки к виг­ва­му Боль­шо­го Па­ука. Доб­рый Па­ук оп­лел сво­ей па­ути­ной и ее и Сы­на Ут­ренней Звез­ды и ска­зал:

— Не бой­ся, я опу­щу те­бя в твою до­лину, и ты сра­зу най­дешь зна­комых лю­дей.

В тот же ве­чер ин­дей­цы пле­мени чер­но­ногих уви­дали: ря­дом с их се­лени­ем упа­ла боль­шая звез­да. И на том мес­те, где она кос­ну­лась Зем­ли, по­яви­лась жен­щи­на с ма­лень­ким маль­чи­ком на ру­ках.

Вот как вер­ну­лась на Зем­лю Ни­таки.