Утка с красными лапками

Сре­ди дре­мучих ле­сов жил ког­да-то ин­де­ец по име­ни Ту­гой Лук. Все дни про­водил он в ча­щах, выс­ле­живал дичь, ста­вил кап­ка­ны. И не бы­ло в ок­ру­ге луч­ше­го охот­ни­ка, чем он.

Од­нажды плыл Ту­гой Лук по боль­шой ре­ке. Не­пода­леку от то­го мес­та, где он со­бирал­ся прис­тать, за­метил Ту­гой Лук де­вуш­ку, си­дев­шую на приб­режном кам­не. Чер­ные во­лосы ее блес­те­ли, как ноч­ная ре­ка под лу­ной. Ту­гой Лук греб нес­лышно, что­бы не вспуг­нуть нез­на­комую кра­сави­цу.

И тут он по­думал: «Вот ес­ли б эта де­вуш­ка сог­ла­силась стать мо­ей же­ной!..»

Он хо­тел приб­ли­зить­ся, но де­вуш­ка вдруг встре­пену­лась, гля­нула на под­плы­вав­ше­го охот­ни­ка, прыг­ну­ла в во­ду и ис­чезла. Ту­гой Лук бро­сил вес­ло. Дол­го смот­рел он в омут, где скры­лась кра­сави­ца.

Де­вуш­ка эта — зва­ли ее Чер­ное Кры­ло — жи­ла на дне ре­ки, а пес­трые ры­бы бы­ли ей сес­тра­ми. Она прип­лы­ла к сво­ей ма­тери и рас­ска­зала, как ее чуть не по­хитил ка­кой-то охот­ник.

— Он, на­вер­но, хо­тел взять те­бя в же­ны, — от­ве­чала мать. — Зря ты ис­пу­галась. Сядь зав­тра там же, пусть этот ин­де­ец за­гово­рит с то­бой.

На дру­гой ве­чер охот­ник сно­ва воз­вра­щал­ся по ре­ке. Уже из­да­ли за­метил он де­вуш­ку на том же мес­те, что и на­кану­не.

Ту­гой Лук нап­ра­вил ка­ноэ пря­мо к ней, но она не тро­нулась с мес­та. Об­ра­тив к не­му ли­цо, она ти­хо про­мол­ви­ла:

— Возь­ми ме­ня в же­ны, охот­ник…

Вот так и на­шел се­бе же­ну Ту­гой Лук.

В тот ве­чер он при­гото­вил на ужин мя­со боб­ра; по­лови­ну его раз­де­лил с же­ной, а ос­та­ток спря­тал.

Пу­шис­тые шку­ры бы­ли в виг­ва­ме Ту­гого Лу­ка, слад­ко спа­лось его же­не на мяг­кой пос­те­ли.

Ут­ром, ког­да Чер­ное Кры­ло прос­ну­лась, в виг­ва­ме ни­кого не бы­ло. Дол­гий путь ждал охот­ни­ка, а по­тому ухо­дил он еще до рас­све­та.

По­ис­ка­ла же­на пи­щу, но ни­чего не наш­ла. «Ку­да же ис­чезло мя­со?» — уди­вилась Чер­ное Кры­ло.

Под ве­чер Ту­гой Лук вер­нулся с уби­тым боб­ром. Сно­ва при­гото­вил он ужин, а ос­та­ток мя­са спря­тал. Чер­ное Кры­ло опять ус­ну­ла глу­боким сном. И опять ут­ром не мог­ла в толк взять, ку­да де­валось боб­ро­вое мя­со.

На тре­тий день Ту­гой Лук при­нес до­мой ло­ся. Как всег­да, он от­ре­зал же­не на ужин тол­стый ло­моть, чтоб сы­та бы­ла, а часть ло­синой ту­ши от­ло­жил в сто­рону. Же­на ус­тро­илась на ноч­лег, прит­во­рилась, что спит, са­ма сквозь длин­ные рес­ни­цы пог­ля­дыва­ла на му­жа: не тер­пе­лось ей уз­нать, ку­да это он мя­со пря­чет…

Че­рез не­кото­рое вре­мя прис­лу­шал­ся Ту­гой Лук: ров­но ды­шит же­на — вер­но, спит. Дос­тал охот­ник ма­лень­кое бе­рес­тя­ное лу­кош­ко, от­крыл его и… И тут Чер­ное Кры­ло чуть не вскрик­ну­ла от удив­ле­ния: из лу­кош­ка вып­рыгнул че­лове­чек! Ма­лень­кий, с па­лец рос­том. Был он весь крас­ный, буд­то в алой крас­ке вы­купан, а на пле­чи па­дали пря­ди чер­ных во­лос. Че­лове­чек ра­зом прог­ло­тил все, что дал ему Ту­гой Лук, но не вы­мол­вил ни сло­ва. Ту­той Лук рас­че­сал ему во­лосы, умыл и сно­ва по­садил в лу­кош­ко.

Чер­ное Кры­ло всю ночь про­лежа­ла, зак­рыв гла­за. Сон так и не сле­тел к ней. «Что это за Крас­ный Че­лове­чек?» — ду­мала она.

На рас­све­те Ту­гой Лук нес­лышно по­кинул виг­вам. Толь­ко упал за ним по­лог, как Чер­ное Кры­ло вско­чила со сво­его ло­жа и ки­нулась к лу­кош­ку. При­от­крыв его, Чер­ное Кры­ло так и за­мер­ла — на нее ис­пу­ган­но смот­рел Крас­ный Че­лове­чек, как две кап­ли во­ды по­хожий на ее му­жа.

— Вы­ходи, — лас­ко­во ска­зала Чер­ное Кры­ло.

Но че­лове­чек за­бил­ся в угол и мол­чал.

Чер­ное Кры­ло за­хоте­ла взять его, но че­лове­чек за­метал­ся, лов­ко ус­коль­зая от паль­цев жен­щи­ны. Лу­кош­ко бы­ло не­вели­ко, и Чер­ное Кры­ло, из­ловчив­шись, пой­ма­ла на­конец Крас­но­го Че­ловеч­ка. Она под­несла его к ли­цу и ста­ла раз­гля­дывать, по­вора­чивая то так, то эдак. Че­лове­чек мол­ча смот­рел на Чер­ное Кры­ло. Но вдруг… вдруг он под­прыг­нул, взмах­нул ру­ками, буд­то кры­лыш­ка­ми, и ис­чез.

Чер­ное Кры­ло обыс­ка­ла весь виг­вам, под­ня­ла все шку­ры, что ле­жали на по­лу, и те, что ви­сели по сте­нам, — Крас­но­го Че­ловеч­ка ниг­де не бы­ло.

Чер­ное Кры­ло ис­пу­галась. Что те­перь де­лать? Вы­бежа­ла она из виг­ва­ма и при яр­ком све­те уви­дала, что ла­дони ее ста­ли крас­ны­ми и ру­ки до са­мого лок­тя все в алых пят­нах, буд­то заб­рызга­ны со­ком спе­лых ягод. Пос­мотре­ла вниз — но­ги то­же пок­ры­лись пун­цо­выми мет­ка­ми. Та­кую па­мять ос­та­вил о се­бе Крас­ный Че­лове­чек.

Чер­ное Кры­ло ки­нулась к ручью, вош­ла в хо­лод­ную во­ду. При­нялась она те­реть ла­дони мыль­ным кор­нем, пес­ком, зем­лей. Что толь­ко не ис­про­бова­ла она, но крас­ные пят­на не поб­лекли.

Ког­да Ту­гой Лук вер­нулся с охо­ты, он сра­зу уви­дел, что ру­ки у же­ны ста­ли крас­ные.

— Где мой брат? — су­рово спро­сил охот­ник.

Чер­ное Кры­ло опус­ти­ла го­лову. Что она мог­ла от­ве­тить? Ту­гой Лук мол­чал. Чер­ное Кры­ло вы­бежа­ла из виг­ва­ма и, не раз­би­рая тро­пинок, че­рез кус­ты ки­нулась к ре­ке.

Ту­гой Лук бе­жал сле­дом за ней. Дос­тигнув бе­рега, где она впер­вые уви­дала охот­ни­ка, Чер­ное Кры­ло прыг­ну­ла в во­ду…

Но как толь­ко прох­ладные струй­ки кос­ну­лись ее те­ла, Чер­ное Кры­ло обер­ну­лась ут­кой пе­гашом.

Нав­сегда ос­та­лись на ее перь­ях крас­ные пят­нышки, и до сих пор заг­ре­ба­ет она во­ду крас­ны­ми лап­ка­ми.

Вот как поп­ла­тилась Чер­ное Кры­ло за свое лю­бопытс­тво.