Вихио

В не­запа­мят­ные вре­мена, ког­да мир был еще не та­ким, как сей­час, ро­дил­ся на свет маль­чик. Наз­ва­ли его Ви­хио.

Ед­ва сол­нце заш­ло в тре­тий раз пос­ле рож­де­ния Ви­хио, отец по обы­ча­ям пле­мени при­шел с ним в виг­вам кол­ду­на — по­казать сы­на. Ста­рик дол­го смот­рел на ре­бен­ка, а за­тем про­мол­вил:

— Храб­рым во­ином ста­нет твой маль­чик, и еще бу­дет он лю­бить шут­ку и ве­селую пес­ню.

Быс­тро рос Ви­хио. Ра­но на­учил­ся он по­нимать кри­ки птиц и зве­рей, рас­пу­тывать па­ути­ну сле­дов.

От ры­жей бел­ки уз­нал Ви­хио, что да­леко-да­леко в се­вер­ных ле­сах жи­вет боль­шой мед­ведь. Он ни­кого не пус­ка­ет в свои ле­са, а ес­ли кто заб­ре­дет, на­зад вряд ли вер­нется.

По­дож­дал Ви­хио, спра­вил свой Праз­дник Пер­вой Стре­лы, а на дру­гой день прос­тился с род­ным се­лени­ем, взял лук, под­вя­зал лы­жи и дви­нул­ся на се­вер.

Мно­го дней про­бирал­ся он по зас­не­жен­ным ча­щам, на­конец вы­шел к боль­шой ре­ке. У бе­рега за­метил он по­лынью, а вок­руг сле­ды боль­ших мед­вежь­их лап. «Так вот где ты бро­дишь! — по­думал Ви­хио. — Ну бе­регись!» При­сел он у по­лыньи и стал удить ры­бу.

Ско­ро из ле­су до­нес­ся гром­кий треск, и на лед вы­шел мед­ведь, та­кой боль­шой и страш­ный, что Ви­хио сра­зу по­нял, по­чему из этих мест ник­то до­мой не воз­вра­ща­ет­ся…

— Кто тут ло­вит мою ры­бу?! — гром­ко про­кати­лось по ре­ке.

Ви­хио обер­нулся и спо­кой­но ска­зал:

— Здравс­твуй, Мед­ведь- вла­дыка-ле­сов! Ме­ня пос­ла­ла сю­да ры­жая бел­ка. Го­вори­ла она, буд­то ты пря­мо ла­пами ры­бу тас­ка­ешь из ле­дяной во­ды. А ты пос­мотри, как я это де­лаю. Мо­жет, и те­бе пон­ра­вит­ся.

Мед­ведь по­косил­ся на ма­лень­ко­го че­ловеч­ка, по­дошел бли­же.

Ви­хио за­кинул ле­су, и вско­ре воз­ле не­го на сне­гу би­лось нес­коль­ко рыб.

— Лов­ко! — до­воль­но про­рычал мед­ведь. — Толь­ко крюч­ка вот у ме­ня не­ту!

— Но у те­бя есть хвост! — быс­тро от­ве­тил Ви­хио. — Сунь его в во­ду, а как рыб­ка клю­нет, так и та­щи.

Мед­ведь сел на лед, опус­тил в по­лынью свой ко­ротень­кий хвост и стал ждать. Но ког­да за­хотел он под­нять­ся, чтоб пос­мотреть, мно­го ли ры­бы по­палось, то по­чувс­тво­вал, что кто-то его креп­ко дер­жит.

— Эй, че­лове­чек! — взре­вел мед­ведь. — Пог­ля­ди, кто это там схва­тил ме­ня?

— Раз­ве ты не уз­нал? Это ведь мо­роз! — сме­ясь, от­ве­тил Ви­хио. — Он по­силь­нее те­бя. Про­щай!

Ви­хио встал на лы­жи. На­певая пе­сен­ку о Мед­ве­де-ко­торый-при­мерз-ко-ль­ду, он по­бежал прочь.

Дол­го шел Ви­хио. Нас­ту­пила вес­на, а он все не встре­чал лю­дей. Охот­ни­ки не бро­дили по ле­сам, а ин­дей­ские се­ления, че­рез ко­торые он про­ходил, бы­ли пус­ты.

Од­нажды навс­тре­чу Ви­хио выс­ко­чил кро­лик.

— Мень­шой брат, ку­да де­лись лю­ди? — спро­сил Ви­хио.

Пуг­ли­во ози­ра­ясь, кро­лик ска­зал:

— По­ка те­бя не бы­ло, тут при­лете­ла со­ва. Она тас­ка­ет де­тей пря­мо из виг­ва­мов! От­то­го все по­кину­ли эти мес­та.

— От­ку­да она взя­лась? — спро­сил Ви­хио, но ни кро­лик, ни дру­гие зве­ри — да­же со­рока — не зна­ли, где гнез­до со­вы.

Тог­да Ви­хио ра­зыс­кал в се­лении дет­скую шап­ку, с тру­дом на­тянул ее се­бе на го­лову и при­лег воз­ле пус­то­го виг­ва­ма. Ночью ус­лы­хал он хло­панье ог­ромных крыль­ев. Сов­сем ря­дом раз­да­лось про­тяж­ное «у-у-ух», и в тот же миг цеп­кие ког­ти схва­тили Ви­хио и отор­ва­ли от зем­ли.

— Ни­кому не уй­ти от ме­ня! — глу­хо прок­ри­чала со­ва и по­нес­лась в тем­но­ту.

Она под­ле­тела к боль­шо­му де­реву и швыр­ну­ла Ви­хио в дуп­ло. Ви­хио стук­нулся о дно дуп­ла, ог­ля­дел­ся, по­том вы­тащил из ко­жано­го ме­шоч­ка, ко­торый всег­да ви­сел у не­го на по­ясе, ко­мок смо­лы.

— Эй, что это у те­бя? — ок­ликну­ла его со­ва, свер­кнув жел­ты­ми гла­зами.

— На, поп­ро­буй, — от­ве­тил Ви­хио.

Со­ва тут же схва­тила круг­лый ко­мок, и клюв у нее скле­ил­ся. Смо­ла-то лип­кая, ни прог­ло­тить, ни вып­лю­нуть!

Со­ва би­лась, вер­те­ла го­ловой, а Ви­хио выб­рался из дуп­ла, и спрыг­нул на тра­ву, и, со­чиняя на хо­ду пе­сен­ку о Злой-со­ве-у-ко­торой-скле­ен-клюв, по­шел ра­зыс­ки­вать лю­дей.

Он хо­тел ска­зать им, что и они са­ми и де­ти их от­ны­не мо­гут жить спо­кой­но.