Бедный брахман

Жил-был бед­ный брах­ман. У не­го бы­ла же­на и чет­ве­ро де­тей. Жить им бы­ло не на что, и брах­ман со­бирал по­да­яние. На свадь­бе или на по­хоро­нах он на­едал­ся до­сыта, да и до­мой при­ходил не с пус­ты­ми ру­ками. Но свадь­бы и по­хоро­ны слу­ча­ют­ся не каж­дый день, и брах­ма­ну труд­но бы­ло сво­дить кон­цы с кон­ца­ми. Же­на то и де­ло ру­гала его за то, что в до­ме ни­ког­да не бы­ло де­нег, а де­ти их бе­гали по де­рев­не го­лод­ные и раз­де­тые.

Нес­мотря на бед­ность, брах­ман был доб­рым, бла­гочес­ти­вым че­лове­ком. Не бы­ло дня, что­бы он не сот­во­рил в по­ложен­ное вре­мя мо­лит­вы. Сво­ей пок­ро­витель­ни­цей брах­ман счи­тал бо­гиню Дур­гу. Он не пил ни кап­ли во­ды, не брал ни крош­ки в рот до тех пор, по­ка не вы­ведет крас­ны­ми чер­ни­лами имя Дур­ги по край­ней ме­ре сто во­семь раз. По мно­гу раз в день взы­вал он к ней, мо­ля по­мочь ему в бедс­твен­ном по­ложе­нии.

Од­нажды, ког­да в до­ме сов­сем не­чего бы­ло есть, заб­рел брах­ман в глубь ле­са и стал со сле­зами мо­лить­ся бо­гине:

— О Дур­га, о мать Бха­гава­ти, по­ложи ко­нец мо­ей бед­ности! Ес­ли бы у ме­ня не бы­ло семьи, я бы так не го­ревал. Но ты бла­гос­ло­вила ме­ня же­ной и деть­ми Сжаль­ся на­до мною, о мать-бо­гиня, и по­моги мне про­кор­мить свою семью!

Слу­чилось так, что в этот день и час бог Ши­ва со сво­ей суп­ру­гой Дур­гой со­вер­ша­ли ут­реннюю про­гул­ку. Уви­дев из­да­ли брах­ма­на, Дур­га об­ра­тилась к сво­ему бо­жес­твен­но­му суп­ру­гу с та­кими сло­вами:

— О вла­дыка Кай­ла­сы, ви­дишь ли ты вон то­го бед­но­го брах­ма­на? Мое имя не схо­дит с его уст. В сво­их мо­лит­вах он все вре­мя про­сит ме­ня по­мочь ему в его нес­час­тной судь­бе. Мо­жет быть, мой вла­дыка, по­можем ему и сде­ла­ем так, что­бы его семья пе­рес­та­ла го­лодать? Да­вай по­дарим ему вол­шебный гор­шок. Тог­да у не­го бу­дет вдос­таль жа­рено­го ри­са.

Вла­дыка Кай­ла­сы сог­ла­сил­ся и сво­ей все­выш­ней во­лей тут же соз­дал вол­шебный хан­ди.

Поз­ва­ла бо­гиня брах­ма­на и го­ворит:

— Пос­лу­шай, брах­ман! Я сжа­лилась над тво­ей нес­час­тной судь­бой и вня­ла тво­им бес­ко­неч­ным мо­лит­вам. Вот те­бе гор­шок. Сто­ит толь­ко пе­ревер­нуть его вверх дном и пот­рясти, как из не­го нач­нет сы­пать­ся слад­кий жа­реный рис. Пос­та­вишь гор­шок квер­ху гор­лышком — рис сы­пать­ся пе­рес­та­нет. Ты сам, твоя же­на и де­ти бу­дете те­перь на­едать­ся до­сыта. Ты смо­жешь еще и про­давать рис, сколь­ко за­хочешь.

Об­ра­довал­ся брах­ман, пок­ло­нил­ся бо­гине и, под­хва­тив гор­шок, бро­сил­ся со всех ног до­мой. Ког­да он про­бежал с пол­до­роги, взду­малось ему про­верить, прав­ду ли ска­зала бо­гиня. Пе­ревер­нул он гор­шок вверх дном, пот­ряс — и, о чу­до, из не­го по­сыпал­ся та­кой вкус­ный рис, ка­кого он не про­бовал за всю свою жизнь. За­вязал он нем­но­го ри­са в узе­лок и дви­нул­ся даль­ше.

Нас­ту­пил пол­день, и брах­ман по­чувс­тво­вал го­лод. Но раз­ве мож­но есть, не со­вер­шив омо­вение и мо­лит­ву? Пос­мотрел он по сто­ронам и уви­дел пос­то­ялый двор, воз­ле ко­торо­го поб­лески­вал пруд.

«Здесь мож­но, по­жалуй, ос­та­новить­ся, со­вер­шить омо­вение, по­молить­ся и пе­реку­сить», — по­думал брах­ман.

Во­шел брах­ман на пос­то­ялый двор, пос­та­вил воз­ле се­бя гор­шок, узе­лок с ри­сом и за­курил. По­том умас­тил се­бя гор­чичным мас­лом и нап­ра­вил­ся к пру­ду. Гор­шок он от­дал хо­зя­ину и на­казал бе­речь пу­ще гла­за.

По­ка брах­ман за­нимал­ся омо­вени­ем и мо­лит­вой, хо­зя­ин ре­шил пос­мотреть, что это за гор­шок ос­та­вил ему брах­ман. А вдруг там ка­кие-ни­будь дра­гоцен­ности? Лю­бопытс­тва ра­ди от­крыл он гор­шок, но ни­чего там не уви­дел. По­чему же брах­ман так до­рожил этим гор­шком? Хо­зя­ин стал вер­теть гор­шок и так и эдак, а ког­да пе­ревер­нул вверх дном, из не­го вдруг по­сыпал­ся от­менный жа­реный рис. Хо­зя­ин поз­вал же­ну и де­тей пос­мотреть на чу­до. Слад­ко­го жа­рено­го ри­са на­сыпа­лось столь­ко, что они за­пол­ни­ли им всю по­суду, ка­кая наш­лась в до­ме. Соб­лазн зав­ла­деть чу­дес­ным гор­шком был так ве­лик, что хо­зя­ин дво­ра не ус­то­ял и ре­шил под­ме­нить его дру­гим, обыч­ным гор­шком.

А брах­ман, за­кон­чив омо­вение и мо­лит­ву, как был в мок­рой одеж­де вер­нулся на пос­то­ялый двор, бор­мо­ча свя­щен­ные тек­сты из вед. Здесь он пе­ре­одел­ся и на­писал на лис­те бу­маги крас­ны­ми чер­ни­лами сто во­семь раз имя Дур­ги. По­том раз­вя­зал узе­лок и на­чал есть рис.

На­ев­шись и от­дохнув, он поп­ро­сил у хо­зя­ина свой гор­шок. Тот от­дал ему дру­гой гор­шок, с ви­ду точ­но та­кой же. Брах­ман взял гор­шок и по­шел даль­ше, не пе­рес­та­вая ра­довать­ся сво­ей уда­че.

«То-то бу­дет до­воль­на же­на! И де­ти по­лако­мят­ся всласть, — раз­мышлял он про се­бя. — Ско­ро я раз­бо­гатею и бу­ду дер­жать го­лову вы­соко, как все бо­гачи».

При­шел брах­ман до­мой, поз­вал же­ну с деть­ми и объ­явил:

— Зна­ете, что я при­нес? В этом вол­шебном гор­шке на­ше бо­гатс­тво и счастье. Смот­ри­те, ка­кой чу­дес­ный рис по­сып­лется из не­го, как толь­ко я пе­ревер­ну его вверх дном.

Ус­лы­шав та­кие сло­ва, доб­рая же­на брах­ма­на ре­шила, что муж со­шел с ума. Сколь­ко брах­ман ни пе­рево­рачи­вал, как ни тряс гор­шок, из не­го так ни­чего и не вы­сыпа­лось.

Тут брах­ман по­нял, что хо­зя­ин пос­то­яло­го дво­ра вмес­то вол­шебно­го гор­шка под­су­нул ему обыч­ный. На сле­ду­ющий день по­шел брах­ман на пос­то­ялый двор и об­ви­нил хо­зя­ина в под­ло­ге. А тот не стал ни­чего слу­шать и прог­нал брах­ма­на со дво­ра.

Что де­лать? Опять по­шел брах­ман в лес и рас­ска­зал бо­гам о сво­ем нес­частье. Дур­га толь­ко го­ловой по­кача­ла и мол­ча вру­чила ему дру­гой хан­ди. Бро­сил­ся брах­ман пе­ред ней на ко­лени, взял гор­шок и по­шел до­мой. А отой­дя нем­но­го, ре­шил ис­про­бовать чу­додей­ствен­ную си­лу но­вого гор­шка. Пе­ревер­нул, пот­ряс гор­шок — и, о ужас, вмес­то сла­дос­тей из не­го вдруг выс­ко­чила дю­жина ог­ромных, страш­ных де­монов и да­вай бить и ко­лотить брах­ма­на! Он не рас­те­рял­ся, быс­тро пе­ревер­нул гор­шок вверх гор­лом, прик­рыл его крыш­кой, и де­моны сра­зу ис­чезли. До­гадал­ся брах­ман, что этот гор­шок был ему да­рован, что­бы на­казать хо­зя­ина пос­то­яло­го дво­ра.

По до­роге до­мой брах­ман опять за­вер­нул на пос­то­ялый двор, вру­чил хо­зя­ину на сох­ра­нение но­вый гор­шок и поп­ро­сил по­кара­улить.

Об­ра­довал­ся хо­зя­ин, поз­вал же­ну с деть­ми и го­ворит:

— Ну и ве­зет же нам! Тот же брах­ман при­нес еще один гор­шок. Из не­го, на­вер­ное, по­сып­лется не рис, а шон­деш. Не­сите пос­ко­рее вед­ра и кор­зи­ны.

Не ус­пел он пе­ревер­нуть гор­шок вверх дном, как от­ту­да выс­ко­чили де­моны и да­вай что бы­ло сил ко­лотить хо­зя­ина и его до­мочад­цев. А по­том при­нялись раз­но­сить в пух и прах пос­то­ялый двор. И все бы там раз­ру­шили, ес­ли бы хо­зя­ева не бро­сились в но­ги брах­ма­ну, вер­нувше­муся пос­ле омо­вения и мо­лит­вы, и не умо­лили его сжа­лить­ся над ни­ми и спас­ти от этих страш­ных чу­довищ.

До­воль­ный брах­ман быс­тро заг­нал всех де­монов об­ратно в гор­шок. По­том заб­рал оба гор­шка и нап­ра­вил­ся в род­ную де­рев­ню.

До­ма, креп­ко за­перев две­ри, соз­вал он всю свою семью и, пе­ревер­нув вверх дном пер­вый гор­шок, пот­ряс его. Как из ро­га изо­билия, по­сыпал­ся рис. Брах­ман, же­на и де­ти на­елись вдос­таль и ста­ли на­пол­нять все имев­ши­еся в до­ме гор­шки, блю­да и про­чую по­суду.

На сле­ду­ющий день брах­ман от­крыл лав­ку и стал тор­го­вать сла­дос­тя­ми. И по­тяну­лись к не­му сот­ни лю­дей, что­бы от­ве­дать бо­жес­твен­но­го да­ра. Не прош­ло и нес­коль­ких дней, как к брах­ма­ну ста­ли при­ходить по­купа­тели из со­сед­них де­ревень, и он прос­ла­вил­ся как луч­ший тор­го­вец сла­дос­тя­ми. Каж­дый день он про­давал сот­ни пу­дов слад­ко­го жа­рено­го ри­са и быс­тро раз­бо­гател. Тог­да он пос­тро­ил кир­пичный дом и за­жил как бо­гатый по­мещик.

Дни шли за дня­ми, и од­нажды он чуть не ра­зорил­ся. Его де­ти по ошиб­ке взя­ли не тот гор­шок, пе­ревер­ну­ли, пот­рясли, и от­ту­да выс­ко­чили де­моны. Схва­тили они же­ну брах­ма­на и де­тей и да­вай ко­лотить! Хо­рошо, что по­дос­пел брах­ман и пе­ревер­нул гор­шок вниз дном. Что­бы та­кого впредь не слу­чалось, за­пер он этот гор­шок в чу­лан — по­даль­ше от не­разум­ных де­тей.

Но, как из­вес­тно, че­лове­чес­кое счастье не­дол­го­веч­но. Один раз, ког­да брах­ма­на и его же­ны не бы­ло до­ма, де­ти за­хоте­ли по­лако­мить­ся жа­реным ри­сом. Взя­ли они гор­шок, зас­по­рили, ко­му тряс­ти пер­вым, и под­ра­лись меж­ду со­бой. Гор­шок упал и раз­бился вдре­без­ги.

Не опи­сать, как го­ревал брах­ман, об­на­ружив по воз­вра­щении до­мой че­реп­ки вмес­то гор­шка. Де­тям, ко­неч­но, по­пало, но что про­ку? Вол­шебно­го гор­шка этим не вер­нешь.

И брах­ман ре­шил сно­ва ид­ти в лес и еще раз по­пытать счастья. Ши­ва и Дур­га выс­лу­шали его и сог­ла­сились по­мочь в пос­ледний раз.

— Вот те­бе еще один гор­шок, — ска­зала ему Дур­га. — Толь­ко смот­ри, ес­ли опять по­теря­ешь или ра­зобь­ешь его, боль­ше ни­чего не по­лучишь!

Пок­ло­нил­ся брах­ман бо­гине, взял гор­шок и пос­пе­шил до­мой. На этот раз он ниг­де не ос­та­нав­ли­вал­ся, а до­ма, спря­тав­шись от де­тей, пе­ревер­нул вол­шебный гор­шок вверх дном и на­чал его тряс­ти. И из не­го вдруг по­сыпал­ся не рис, а шон­деш. Да еще ка­кой! Ни один са­мый ис­кусный по­вар не мог бы пох­вастать­ся та­кими чу­дес­ны­ми сла­дос­тя­ми. Это бы­ла пи­ща бо­гов!

Брах­ман от­крыл но­вую лав­ку. Отов­сю­ду шли к не­му по­купа­тели. Ни один праз­дник, ни од­на свадь­ба или по­хоро­ны не об­хо­дились без его шон­де­ша. Бо­гатс­тву брах­ма­на по­зави­довал мес­тный за­мин­дар. Доз­нался он, что зна­мени­тый шон­деш сып­лется из вол­шебно­го гор­шка, и ре­шил зав­ла­деть им. Ско­ро и слу­чай к то­му пред­ста­вил­ся: го­тови­лась свадь­ба сы­на за­мин­да­ра, для ко­торой тре­бова­лось мно­го сла­дос­тей. За­мин­дар поп­ро­сил брах­ма­на при­нес­ти гор­шок к не­му до­мой, что­бы го­товить шон­деш пря­мо на мес­те. Брах­ман при­нес вол­шебный гор­шок, на­гото­вил за­мин­да­ру го­ры шон­де­ша, а тот вмес­то пла­ты и бла­годар­ности от­нял у не­го гор­шок, а са­мого выг­нал в шею.

Ре­шил тог­да брах­ман на­казать зло­дея-за­мин­да­ра. По­шел он до­мой, дос­тал спря­тан­ный в чу­лане гор­шок, по­шел к за­мин­да­ру и вы­пус­тил у его до­ма де­монов. Дай им во­лю, они кам­ня на кам­не не ос­та­вили бы от до­ма за­мин­да­ра и ис­тре­били бы все жи­вое вок­руг. Ки­нул­ся за­мин­дар в но­ги брах­ма­ну и стал умо­лять о по­щаде. Тот по доб­ро­те сво­ей сжа­лил­ся над за­мин­да­ром и вод­во­рил де­монов на мес­то.

С тех пор ни за­мин­дар, ни кто-ли­бо дру­гой ни­ког­да боль­ше не оби­жали брах­ма­на. И он про­жил мно­го лет в счастье и до­воль­стве.