Брахман и брахмадайтья

Жил не­ког­да на све­те очень бед­ный брах­ман. Каж­дый день хо­дил он со­бирать по­да­яние. Ему да­вали нем­но­го ри­са, они с же­ной ва­рили его и ели с зе­ленью, ко­торую со­бира­ли в по­ле.

Слу­чилось так, что вла­дель­цем их де­рев­ни стал но­вый за­мин­дар, и брах­ман на­думал пой­ти к не­му за по­да­яни­ем. Выб­рал он под­хо­дящий день и по­шел. За­мин­дар как раз в это вре­мя расс­пра­шивал слуг о де­рев­не и ее жи­телях. А слу­ги ему и го­ворят:

— Все у нас хо­рошо, да толь­ко од­но ме­ша­ет: сто­ит воз­ле де­рев­ни боль­шой бань­ян, на ко­тором жи­вут злые ду­хи. По но­чам все бо­ят­ся про­ходить ми­мо. Как-то раз нес­коль­ко де­ревен­ских пар­ней от­пра­вились ту­да, а ут­ром их наш­ли мер­твы­ми. С тех пор ник­то там ночью не хо­дит, хо­тя днем пас­ту­хи па­сут скот не­пода­леку.

Выс­лу­шал за­мин­дар все, что ему рас­ска­зали, и объ­явил:

— Тот смель­чак, кто пой­дет ночью к это­му де­реву, сре­жет с не­го вет­ку и при­несет ее мне, по­лучит в наг­ра­ду сто биг­хов зем­ли, сво­бод­ной от на­логов.

Ник­то из слуг по­мещи­ка не ре­шил­ся на это. Но брах­ман, ус­лы­шав за­ман­чи­вое пред­ло­жение, по­думал: «Я всег­да хо­жу с пус­тым же­луд­ком, да и сей­час у ме­ня под­ве­ло жи­вот от го­лода. По­чему бы мне не поп­ро­бовать? Ес­ли удас­тся сре­зать вет­ку с бань­яна, я по­лучу сто биг­хов зем­ли и не бу­ду ни от ко­го за­висеть. А те­рять мне не­чего: смерть от го­лода ни­чем не луч­ше смер­ти от злых ду­хов».

По­шел брах­ман к по­мещи­ку и ска­зал, что сог­ла­сен рис­кнуть. По­мещик под­твер­дил свое обе­щание: ес­ли брах­ман при­несет сре­зан­ную с это­го де­рева вет­ку, за­мин­дар да­ру­ет ему сто биг­хов сво­бод­ной от на­логов зем­ли.

Ког­да весть об этом раз­неслась по де­рев­не, лю­ди ста­ли от­го­вари­вать брах­ма­на от бе­зум­ной за­теи.

— Ты со­вер­ша­ешь боль­шую глу­пость, — го­вори­ли они. — Де­моны те­бя, ко­неч­но, убь­ют.

От­го­вари­вала его и же­на, но брах­ман ни­кого не хо­тел слу­шать.

— Мне так и так по­мирать, — от­ве­чал он. — Ес­ли есть хоть ма­лая на­деж­да из­ме­нить мою нес­час­тную жизнь, я по­пыта­юсь это сде­лать.

И вот с нас­тупле­ни­ем тем­но­ты брах­ман нап­ра­вил­ся к бань­яну. Воз­ле де­рев­ни рос­ло де­рево-бо­кул. От не­го до бань­яна, убе­жища злых ду­хов, бы­ло ру­кой по­дать. Но уже воз­ле бо­кула сме­лость ста­ла из­ме­нять брах­ма­ну, он весь зад­ро­жал от стра­ха, и у не­го силь­но за­билось сер­дце.

Де­рево-бо­кул бы­ло при­бежи­щем не­ко­его брах­ма­дай­тьи. Уви­дел он брах­ма­на и спра­шива­ет:

— Что с то­бой, брах­ман, по­чему ты так дро­жишь? Ска­жи, в чем де­ло, и я пос­та­ра­юсь те­бе по­мочь. Я брах­ма­дай­тья.

— О бла­гос­ло­вен­ный дух, мне на­до по­дой­ти вон к то­му бань­яну и сре­зать с не­го вет­ку: за­мин­дар обе­щал мне за это сто биг­хов сво­бод­ной от на­логов зем­ли. Ес­ли мо­жешь, по­моги мне, я бу­ду те­бе очень бла­года­рен.

— Пой­дем со мной, — ска­зал на это брах­ма­дай­тья.

Брах­ман, обод­ренный доб­ры­ми сло­вами пок­ро­вите­ля, ко­торо­го, как он знал, по­ба­ива­лись дру­гие ду­хи, бесс­траш­но по­дошел к бань­яну. Но не ус­пел он взять­ся за то­пор, как к не­му ки­нулись сон­ми­ща ду­хов, и, не будь ря­дом брах­ма­дай­тьи, они рас­терза­ли бы его на кус­ки.

— Эй вы, ду­хи! — зак­ри­чал брах­ма­дай­тья. — Не тро­гай­те это­го бед­ня­ка-брах­ма­на. Пусть он сре­жет вет­ку, она ему очень нуж­на. Та­кова моя во­ля!

— Да бу­дет так, как ты ве­лишь, брах­ма­дай­тья! Мы го­товы вы­пол­нить лю­бое твое по­жела­ние, — от­ве­чали ду­хи. — Не на­до брах­ма­ну тру­дить­ся, мы са­ми сру­бим для не­го вет­ку бань­яна.

Не прош­ло и ми­нуты, как ду­хи вру­чили брах­ма­ну тол­стую вет­ку бань­яна, и он, не те­ряя вре­мени, пом­чался к за­мин­да­ру. Соб­равши­еся у по­мещи­ка гос­ти бы­ли край­не удив­ле­ны, уви­дев брах­ма­на с вет­кой в ру­ках.

— Ну что же, — ска­зал он. — Зав­тра пой­дем к бань­яну и про­верим: ес­ли эта вет­ка дей­стви­тель­но сре­зана с то­го де­рева, я вы­пол­ню свое обе­щание.

На сле­ду­ющее ут­ро за­мин­дар со сво­ей сви­той по­шел к убе­жищу ду­хов — бань­яну — и убе­дил­ся, что вет­ка, при­несен­ная брах­ма­ном, бы­ла дей­стви­тель­но сре­зана с это­го де­рева. Поз­вал он тог­да пис­цов и ве­лел под­го­товить дарс­твен­ную о пе­реда­че брах­ма­ну в веч­ное поль­зо­вание ста биг­хов сво­бод­ной от на­логов зем­ли.

Так брах­ман раз­бо­гател за од­ну ночь.

На по­лях, по­лучен­ных брах­ма­ном, уже соз­рел рис. По­ра бы­ло на­чинать жат­ву, но у брах­ма­на не бы­ло де­нег, что­бы на­нять жне­цов. Что де­лать? По­шел он сно­ва к брах­ма­дай­тье.

— О брах­ма­дай­тья! Ми­лостью тво­ею я стал вла­дель­цем боль­шо­го по­ля со спе­лым ри­сом. По­моги мне те­перь уб­рать этот рис.

— Не пе­чаль­ся об этом, брах­ман, — от­ве­чал доб­рый дух. — Одол­жи у жи­телей де­рев­ни на од­ну ночь сот­ню сер­пов, под­го­товь ам­бар для зер­на и пло­щад­ку для со­ломы.

Об­ра­довал­ся брах­ман и по­бежал по де­рев­не со­бирать сер­пы. Де­ревен­ские жи­тели уже зна­ли, что он раз­бо­гател и охот­но одол­жи­ли ему свои сер­пы. Соб­рал он сот­ню сер­пов и сло­жил их под бо­кулом. По­том по­шел до­мой, приб­рал мес­то для зер­на, рас­чистил пло­щад­ку под со­лому, сма­зал ее на­возом и лег спать.

Нас­та­ла ночь. Ког­да все жи­тели де­рев­ни ус­ну­ли, брах­ма­дай­тья поз­вал сто ду­хов — оби­тате­лей бань­яна и при­казал:

— Мой друг брах­ман по­лучил от за­мин­да­ра сто биг­хов зем­ли с соз­ревшим ри­сом. Возь­ми­те по сер­пу и от­прав­ляй­тесь в по­ле. Каж­дый из вас дол­жен сжать по од­но­му биг­ху ри­са. По­том при­неси­те сно­пы к до­му брах­ма­на, об­мо­лоти­те, ссыпь­те зер­но в от­ве­ден­ное мес­то, а со­лому уло­жите в коп­ны. Иди­те, не те­ряй­те вре­мени, на­до все сде­лать за од­ну ночь.

— Сде­ла­ем! — друж­но от­ве­тили ду­хи. Брах­ма­дай­тья по­казал им дом брах­ма­на, мес­то для зер­на и со­ломы, а по­том по­вел их в по­ле, где зо­лотил­ся спе­лый рис. Ду­хи сра­зу же при­нялись за де­ло. Вжик, вжик, вжик — за­рабо­тали сер­пы. Вмиг жат­ва бы­ла за­кон­че­на, рис свя­зан в сно­пы, дос­тавлен к до­му брах­ма­на и тут же об­мо­лочен, зер­но ссы­пано в ам­бар, а со­лома сло­жена в ог­ромные коп­ны. Вся эта ра­бота бы­ла за­кон­че­на за­дол­го до рас­све­та, и ду­хи вер­ну­лись вос­во­яси.

Не пе­редать ра­дос­ти брах­ма­на и его же­ны, ког­да на­ут­ро они от­кры­ли две­ри сво­его до­ма и уви­дели зер­но и со­лому. По­раже­ны бы­ли и де­ревен­ские жи­тели. «Не ина­че как вме­шались бо­ги», — ду­мали они.

Че­рез нес­коль­ко дней брах­ман сно­ва по­шел к бо­кулу и ска­зал брах­ма­дай­тье:

— О брах­ма­дай­тья, ты сде­лал мне столь­ко доб­ра! Не от­ка­жи еще в од­ном бла­годе­янии. Бо­ги бы­ли ми­лос­ти­вы ко мне, и я хо­чу на­кор­мить ты­сячу брах­ма­нов. Для та­кого уго­щения нуж­но мно­го про­дук­тов, но где их взять?

— Это де­ло бла­гое, — от­ве­чал брах­ма­дай­тья. — Я дам те­бе все, что нуж­но, толь­ко ука­жи, ку­да это сло­жить.

И вот на­кану­не наз­на­чен­но­го дня кла­довая в до­ме брах­ма­на за­пол­ни­лась кув­ши­нами топ­ле­ного мас­ла, меш­ка­ми му­ки и са­хара, сот­ня­ми кув­ши­нов мо­лока, прос­токва­ши, тво­рога и дру­гой про­визи­ей. За ра­боту при­нялись сто по­варов-брах­ма­нов и на­гото­вили го­ры все­воз­можных сла­дос­тей. Приг­ла­шен­ные брах­ма­ны сыт­но по­ели. Сам хо­зя­ин, од­на­ко, есть не стал: он на­де­ял­ся по­есть вмес­те с брах­ма­дай­тьей. Но тот, нез­ри­мо при­сутс­твуя на обе­де, ска­зал, что учас­тво­вать в тра­пезе не мо­жет: сде­лав доб­рое де­ло для брах­ма­на, он за­кон­чил свое пре­быва­ние на зем­ле, и бо­ги уже прис­ла­ли за ним пуш­па­ку, что­бы заб­рать его на не­бо.

А брах­ман про­жил дол­гую счас­тли­вую жизнь и вы­рас­тил мно­го сы­новей и вну­ков.