О трех братьях

В не­боль­шом мес­течке Чон­дон-но­гор, близ Хуг­ли, жил-был не­ког­да ку­пец по име­ни Джой­од-хор, и бы­ло у не­го три сы­на — Мо­дон, Ка­мадэв и Шун­дор.

Пе­ред смертью поз­вал ку­пец к се­бе Мо­дона и Ка­мадэ­ва и по­ручил их за­ботам сво­его млад­ше­го сы­на Шун­до­ра. Сы­новья обе­щали от­цу ис­полнить его во­лю.

По­хоро­нив от­ца, стар­шие братья от­пра­вились тор­го­вать в за­мор­ские стра­ны, а Шун­до­ра ос­та­вили на по­пече­нии сво­их жен Шу­моти и Ку­моти. Пе­ред отъ­ез­дом они да­ли нас­тавле­ния же­нам, как вос­пи­тывать млад­ше­го бра­та, где его учить и про­чее. Их мать дав­но умер­ла, и в до­ме, кро­ме Шу­моти и Ку­моти, ни­кого из стар­ших не ос­та­лось.

Братья не зна­ли, что же­ны у них — ведь­мы. Каж­дую ночь они за­кол­до­выва­ли Шун­до­ра и, ког­да он за­сыпал, вы­ходи­ли из до­му, взби­рались на де­рево и, про­из­не­ся зак­ли­нание, уле­тали на нем на свою ро­дину, в Ас­сам, а на рас­све­те воз­вра­щались.

Шун­дор ни­чего об этом не знал: ут­ром, ког­да он про­сыпал­ся, не­вес­тки на­ходи­лись уже до­ма как ни в чем не бы­вало.

Од­нажды, ког­да Шун­дор креп­ко спал, в дом во­шел Сатья-пир и рас­колдо­вал его. Прос­нулся маль­чик и ви­дит: не­вес­ток до­ма нет. Он ис­пу­гал­ся оди­ночес­тва да так и не смог зас­нуть до са­мого ут­ра.

На рас­све­те Шу­моти и Ку­моти об­ре­ли че­лове­чес­кий об­лик и вер­ну­лись до­мой. Шун­дор на­чал их спра­шивать, где они бы­ли ночью, и не­вес­тки пе­репу­гались, как бы он не рас­ска­зал все стар­шим брать­ям. Од­на­ко они ни­чем се­бя не вы­дали, а маль­чи­ку ска­зали, что бы­ли за­няты важ­ным де­лом. В тот день не­вес­тки на­пере­бой уха­жива­ли за Шун­до­ром и кор­ми­ли его вкус­ной едой. Ве­чером, ког­да он ус­нул, жен­щи­ны пош­ли на бе­рег ре­ки и, воз­ло­жив цве­ты и сан­дал, ста­ли про­сить бо­гиню Ка­ли, что­бы она раз­ре­шила убить Шун­до­ра. Бо­гиня да­ла сог­ла­сие, и ведь­мы нап­ра­вились до­мой, пох­ва­ля­ясь друг пе­ред дру­гом сво­ей спо­соб­ностью умерщ­влять и вос­кре­шать лю­дей.

Они по­дош­ли к спя­щему маль­чи­ку, по­кол­до­вали над ним, и он умер. Пе­ред смертью он про­сил у Шу­моти и Ку­моти дать ему во­ды, но злые ведь­мы не за­хоте­ли уто­лить его жаж­ду. Они схва­тили те­ло маль­чи­ка, от­несли в лес и бро­сили там на съ­еде­ние ша­калам.

Сатья-пир по­чувс­тво­вал что-то не­лад­ное и, взгля­нув все­видя­щим оком, по­нял, что про­изош­ло. Он тут же пос­пе­шил в лес и вер­нул маль­чи­ку жизнь.

— Те­перь я знаю, что мои не­вес­тки — ведь­мы, — ска­зал Шун­дор. — До­мой мне воз­вра­щать­ся нель­зя, они сно­ва убь­ют ме­ня. Раз­ре­ши мне ос­тать­ся с то­бой и пос­вя­тить слу­жению те­бе всю мою жизнь.

Но Сатья-пир ве­лел маль­чи­ку ид­ти до­мой.

— Ес­ли они сно­ва при­чинят те­бе зло, я при­ду на по­мощь, — за­верил он.

Ког­да Шун­дор явил­ся до­мой жи­вой и нев­ре­димый, не­вес­тки приш­ли в ужас, но ви­ду не по­дали и встре­тили его ра­дос­тно. Ночью же, ког­да он ус­нул, они пе­рере­зали ему гор­ло и, раз­ру­бив те­ло на семь час­тей, уло­жили в ме­шок, от­та­щили в лес и за­копа­ли каж­дую часть от­дель­но.

Сатья-пир все это ви­дел. Он соб­рал во­еди­но все час­ти те­ла уби­того и сно­ва да­ровал ему жизнь.

Те­перь нес­час­тный юно­ша на­от­рез от­ка­зал­ся воз­вра­тить­ся до­мой. Тог­да пир ве­лел ему заб­рать­ся на вы­сокое де­рево и спря­тать­ся сре­ди гус­тых вет­вей.

Ви­дя, что Шун­дор на этот раз не вер­нулся, ведь­мы уве­рова­ли в свои ча­ры, про­тив ко­торых, как они ду­мали, ока­зал­ся бес­си­лен сам Сатья-пир.

Как раз в это вре­мя приш­ла весть о том, что дочь пра­вите­ля Ас­са­ма хо­чет выб­рать се­бе же­ниха и по это­му слу­чаю во двор­це сос­то­ит­ся це­ремо­ния сва­ям­ва­ры.

Уве­рен­ные в том, что Шун­дор мертв и до­мой боль­ше не вер­нется, ведь­мы ре­шили от­пра­вить­ся в Ас­сам на праз­дник. Они взоб­ра­лись на то са­мое де­рево, на ко­тором спря­тал­ся Шун­дор, про­из­несли зак­ли­нание и вмес­те с де­ревом пе­ренес­лись в Ас­сам.

— Что-то на­ше де­рево се­год­ня буд­то тя­желее, чем всег­да, — ска­зала од­на из них. Дру­гая ее выс­ме­яла, и они за­были про это.

При­летев в Ас­сам, Шу­моти и Ку­моти от­пра­вились во дво­рец. Шун­дор то­же спус­тился с де­рева. Сатья-пир пе­ренес его в зал, где соб­ра­лись пре­тен­денты на ру­ку ца­рев­ны. Ос­та­вив юно­шу сре­ди них, Сатья-пир по­дошел к ца­рев­не, ко­торая пок­ло­нялась ему и счи­тала его сво­им нас­тавни­ком. Он по­сове­товал ей вру­чить гир­лянду цве­тов, пред­назна­чен­ную для же­ниха, Шун­до­ру. Ца­рев­не Шун­дор пон­ра­вил­ся боль­ше всех ос­таль­ных, и она охот­но пос­лу­шалась Сатья-пи­ра.

Ночь Шун­дор про­вел в ком­на­те ца­рев­ны, но к ут­ру стал бес­по­ко­ить­ся, как бы не­вес­тки не от­пра­вились до­мой без не­го и он не ос­тался один во двор­це рад­жи Ас­са­ма, где его ник­то не знал. Его мог­ли при­нять за бро­дягу и ста­ли бы сме­ять­ся над ним и над не­вес­той, ко­торая выб­ра­ла та­кого прос­то­го же­ниха.

Пе­ред ухо­дом Шун­дор на­писал на пе­ред­ни­ке не­вес­ты за­пис­ку: так, мол, и так, ес­ли ты без ме­ня сос­ку­чишь­ся, мо­жешь най­ти ме­ня в Чон­дон-но­горе.

Пос­ле это­го он спря­тал­ся в гус­той лис­тве де­рева и вмес­те с ведь­ма­ми вер­нулся до­мой. Ка­ковы же бы­ли удив­ле­ние и ярость не­вес­ток, ког­да они об­на­ружи­ли, что Шун­дор сно­ва жив и нев­ре­дим.

Дол­го не­вес­тки ло­мали го­лову, как им по­вер­нее из­ба­вить­ся от Шун­до­ра, и вот что они при­дума­ли. Ког­да нас­та­ла ночь, они при­вяза­ли к во­лосам юно­ши за­гово­рен­ный аму­лет и прев­ра­тили его в по­пугая. За­тем от­везли его по­даль­ше от до­ма и ос­та­вили в гус­том ле­су.

Од­нажды охот­ни­ки, бро­дя по ле­су, пой­ма­ли это­го по­пугая и нап­ра­вились к по­бережью, что­бы про­дать пти­цу. В это са­мое вре­мя стар­шие братья Шун­до­ра — Мо­дон и Ка­мадэв — воз­вра­щались до­мой на сво­их ко­раб­лях, наг­ру­жен­ных за­мор­ски­ми то­вара­ми.

— Пос­лу­шай, — ска­зал один брат дру­гому, — вон тот охот­ник про­да­ет по­пугая. Пом­нится, наш брат Шун­дор очень хо­тел иметь та­кую кра­сивую пти­цу. Да­вай ку­пим его.

Ку­пили братья по­пугая и по­вез­ли с со­бой. Им и нев­до­мек бы­ло, что это их млад­ший брат.

В ту по­ру ца­рев­на прос­ну­лась и, не ви­дя в сво­ей ком­на­те же­ниха, под­ня­ла тре­вогу. Его дол­го ис­ка­ли, но он как в во­ду ка­нул. И тут ца­рев­на уви­дела на пе­ред­ни­ке за­пис­ку. Она про­чита­ла ее и ста­ла умо­лять от­ца от­пустить ее в Чон­дон-но­гор.

Рад­жа сна­рядил нес­коль­ко ко­раб­лей, наг­ру­зил их раз­ным доб­ром, и ца­рев­на от­пра­вилась в путь. Че­рез нес­коль­ко дней ко­раб­ли дос­тигли Чон­дон-но­гора.

Ведь­мы пус­ти­лись на вся­кие хит­рости, что­бы сбить ца­рев­ну с тол­ку и не до­пус­тить к му­жу. Но ей по­мог Сатья-пир. Он при­нял об­лик бе­лой му­хи и ука­зал ей до­рогу к до­му Шун­до­ра.

Че­рез нес­коль­ко дней в га­вань вош­ли ко­раб­ли Мо­дона и Ка­мадэ­ва. Сес­тры рас­ска­зали сво­им мужь­ям, что их млад­ший брат не­дос­той­но вел се­бя в их от­сутс­твие, сов­сем от­бился от рук, свя­зал­ся с рас­путны­ми жен­щи­нами и вот уже ме­сяца два не по­яв­ля­ет­ся в до­ме, и они по­нятия не име­ют, где он сей­час.

— А не­дав­но в наш дом за­яви­лась ка­кая-то жен­щи­на. Она наз­ва­ла се­бя ца­рев­ной и же­ной Шун­до­ра, но нам о его же­нить­бе ни­чего не из­вес­тно — так за­кон­чи­ли они свой рас­сказ.

Мо­дон и Ка­мадэв очень тос­ко­вали в раз­лу­ке с лю­бимым бра­том, и, ког­да приш­ла ца­рев­на, они при­няли ее как же­ну Шун­до­ра, не об­ра­щая вни­мания на не­удо­воль­ствие сво­их жен.

По­пугая, при­везен­но­го для Шун­до­ра, они по­дари­ли ца­рев­не, и та, оп­ла­кивая судь­бу сво­его му­жа, ста­ла лас­кать и гла­дить его, как буд­то это был сам Шун­дор. И вдруг ца­рев­на на­щупа­ла на его го­лове что-то твер­дое, при­вязан­ное к хо­хол­ку. Это был тот аму­лет, с по­мощью ко­торо­го ведь­мы прев­ра­тили юно­шу в пти­цу. Как толь­ко она от­вя­зала аму­лет, Шун­дор при­об­рел че­лове­чес­кий об­лик. Он рас­ска­зал ца­рев­не о всех сво­их злок­лю­чени­ях и о кол­довс­тве ведьм-не­вес­ток, прев­ра­тив­ших его в пти­цу. По­том про­шеп­тал ей что-то на ухо и поп­ро­сил сно­ва при­вязать аму­лет к его во­лосам. Она ис­полни­ла его прось­бу, и он сно­ва стал пти­цей.

На сле­ду­ющий день ца­рев­на приг­ла­сила к обе­ду стар­ших брать­ев. Она ска­зала, что са­ма при­гото­вит еду, и бу­дет им прис­лу­живать. Ког­да братья приш­ли к ней на ко­рабль, они уви­дели, что стол нак­рыт на три пер­со­ны, и очень уди­вились.

А ца­рев­на и спра­шива­ет:

— По­чему вы приш­ли вдво­ем, где же ваш млад­ший брат? Приг­ла­сите и его на обед.

Братья по­дума­ли, что пе­чаль о му­же пов­ре­дила ее рас­су­док. Они ста­ли оп­ла­кивать судь­бу бра­та и не при­каса­лись к еде.

Но ца­рев­на ста­ла сно­ва про­сить их поз­вать Шун­до­ра, и, что­бы ее ус­по­ко­ить, они зак­ри­чали:

— Шун­дор, брат наш лю­бимый, при­ди ото­бедай с на­ми!

Не ус­пе­ли они про­из­нести эти сло­ва, как ца­рев­на от­вя­зала аму­лет от хо­хол­ка по­пугая — и пе­ред ни­ми пред­стал млад­ший брат.

Как опи­сать ра­дость Мо­дона и Ка­мадэ­ва при ви­де лю­бимо­го бра­та, ко­торо­го они счи­тали по­гиб­шим!

Пос­ле обе­да Шун­дор рас­ска­зал брать­ям прав­ду об их же­нах, до­казав, что они ведь­мы.

Вер­нувшись до­мой, братья при­каза­ли вы­рыть во дво­ре глу­бокую яму, а же­нам сво­им ска­зали, что на го­род на­пали раз­бой­ни­ки и им всем от них на­до спря­тать­ся.

Как толь­ко Шу­моти и Ку­моти по­дош­ли к яме, братья стол­кну­ли их вниз и за­сыпа­ли тол­стым сло­ем зем­ли, по­хоро­нив за­живо.

По со­вету ца­рев­ны они взя­ли се­бе в же­ны двух кра­сивых и знат­ных де­вушек из Ас­са­ма.

По­том они от­слу­жили мо­лебен Сатья-пи­ру, сво­ему пок­ро­вите­лю, и за­жили в доб­ром сог­ла­сии со сво­ими же­нами.