Бесстрашная Гарриет

Это не сказ­ка, а быль, хо­тя имя бесс­траш­ной Гар­ри­ет ста­ло дав­но ле­ген­дарным, а ее об­раз са­мым до­рогим и для чер­ных и для бе­лых — не ра­сис­тов. Спус­тя двад­цать лет пос­ле вос­ста­ния На­та Тер­не­ра Юг за­гово­рил о но­вом ос­во­боди­теле по клич­ке Мо­исей. Толь­ко близ­ким, да тем, кто был свя­зан с «под­поль­ной до­рогой сво­боды», бы­ло из­вес­тно, что за этим име­нем скры­ва­ет­ся нег­ри­тян­ка Гар­ри­ет Таб­мен, бесс­траш­ная Гар­ри­ет. Она бы­ла раз­ведчи­цей во вре­мя Граж­дан­ской вой­ны и мед­сес­трой в вой­сках се­верян. А до вой­ны она лич­но вы­вела из рабс­тва по до­роге Сво­боды трис­та ра­бов!

Не­мало дней про­води­ла обыч­но Гар­ри­ет по со­седс­тву с план­та­ци­ей, на ко­торой ра­бота­ли те, ко­го она дол­жна бы­ла про­вес­ти в Ка­наду. Да­же в се­вер­ных шта­тах в ту по­ру ос­та­вать­ся им бы­ло не­безо­пас­но — дей­ство­вал за­кон о бег­лых ра­бах, на ос­но­вании ко­торо­го быв­шие вла­дель­цы мог­ли на­силь­но вер­нуть свое «иму­щес­тво» на план­та­цию.

«Од­ну шес­тую все­го на­селе­ния США сос­тавля­ют не­воль­ни­ки, ко­торых счи­та­ют толь­ко иму­щес­твом, а не людь­ми, — за­явил в 1860 го­ду А. Лин­кольн. — По са­мой скром­ной оцен­ке, эти не­воль­ни­ки сто­ят два мил­ли­ар­да дол­ла­ров».

О сво­ем по­яв­ле­нии Гар­ри­ет обыч­но да­вала знать кри­ком ко­зодоя или со­вы, а ча­ще на­пева­ла зап­ре­щен­ный хо­зя­ева­ми спи­ричу­элс: «Сой­ди, Мо­исей! В Еги­пет сой­ди!» Ра­бы зна­ли о том, что, по пре­данию, про­рок Мо­исей вы­вел свой на­род из еги­пет­ско­го рабс­тва. Пес­ня эта ста­ла на­деж­дой на спа­сение, клю­чом к сво­боде.

Од­нажды в по­бег от­пра­вилось один­надцать че­ловек. Это зна­чило для план­та­тора по­терю один­надца­ти ты­сяч дол­ла­ров, а ста­ло быть, бу­дет жес­то­кая по­гоня.

До­рога бы­ла не­веро­ят­но труд­ной. Скуд­ные за­пасы еды кон­чи­лись. При­ходи­лось пи­тать­ся листь­ями тра­вы.

Ра­бы уже про­сили Гар­ри­ет от­пустить их об­ратно:

— Луч­ше уме­реть ра­бом, чем сдох­нуть в ле­су.

Гар­ри­ет по­нима­ла: вер­нись хоть один из них, над­смотрщи­ки пыт­ка­ми или уго­вора­ми су­ме­ют выр­вать приз­на­ние. А это зна­чило, что они уз­на­ют и до­рогу, и мес­та для ос­та­новок, и про­вод­ни­ка.

— Или с на­ми, или прис­тре­лю! — крик­ну­ла Гар­ри­ет. — У нас вы­бор один — сво­бода или смерть!

На «стан­ции», ку­да они все же доб­ра­лись, им не толь­ко да­ли при­ют, но да­же снаб­ди­ли обувью и одеж­дой.

А по­том Гар­ри­ет дол­жна бы­ла еще про­вес­ти их в Ка­наду. Не все на Се­вере бы­ли на сто­роне або­лици­онис­тов. Ведь не слу­чай­но кон­гресс США в свое вре­мя от­верг пер­во­началь­ный ва­ри­ант Дек­ла­рации не­зави­симос­ти, сос­тавлен­ный аме­рикан­ским прос­ве­тите­лем и вид­ным по­лити­чес­ким де­яте­лем То­масом Джеф­ферсо­ном, в ко­тором он страс­тно об­ли­чал рабс­тво. А по­эт и пуб­ли­цист У­иль­ям Гар­ри­сон по­пал в го­род­скую тюрь­му за «про­поведь весь­ма опас­но­го уче­ния о том, что лю­ди соз­да­ны рав­ны­ми».

Из­вес­тно, что Гар­ри­ет бы­ла свя­зана с му­жес­твен­ным бор­цом про­тив рабс­тва Джо­ном Бра­уном. В 1856 го­ду он вмес­те со сво­ими сы­новь­ями и друзь­ями вел нас­то­ящую пар­ти­зан­скую вой­ну с ра­бов­ла­дель­ца­ми. От Гар­ри­ет он уз­на­вал бе­зопас­ные, на­деж­ные мес­та в ле­су, све­дения о на­ибо­лее жес­то­ких план­та­торах.

2 де­каб­ря 1859 го­да в Чарл­сто­не был по­вешен Джон Бра­ун. За го­лову Гар­ри­ет бы­ло обе­щано воз­награж­де­ние в шесть­де­сят ты­сяч дол­ла­ров.

Но это бы­ло уже пе­ред вой­ной. В 1861 го­ду на­чалась Граж­дан­ская вой­на Се­вера с Югом, в ко­торой Гар­ри­ет Таб­мен при­няла са­мое ак­тивное учас­тие в ар­мии се­верян.

Пос­ледние го­ды Гар­ри­ет бы­ли очень тя­желы­ми. Нес­мотря на свои зас­лу­ги, ни­како­го воз­награж­де­ния она не по­лучи­ла, хо­тя не­од­нократ­но об­ра­щалась в раз­личные ко­мис­сии кон­грес­са США. Свой век она до­жива­ла в нуж­де, су­щес­твуя бук­валь­но на по­да­яния. 12 и­юля 1914 го­да, год спус­тя пос­ле смер­ти Гар­ри­ет Таб­мен, жи­тели го­рода Обер­на от­кры­ли ме­мори­аль­ную брон­зо­вую дос­ку, на ко­торой есть та­кие сло­ва:

«…Во вре­мя Граж­дан­ской вой­ны нег­ри­тян­ский на­род проз­вал ее Мо­исе­ем. Про­явив ред­кое му­жес­тво, она вы­вела из рабс­тва свы­ше трех­сот нег­ров и ока­зала не­оце­нимые ус­лу­ги как ме­дицин­ская сес­тра и раз­ведчи­ца.

С не­зыб­ле­мой ве­рой она му­жес­твен­но встре­чала лю­бые опас­ности и пре­одо­лева­ла все пре­пятс­твия. Она об­ла­дала ред­ким да­ром пред­ви­дения и уме­ни­ем пра­виль­но раз­би­рать­ся в об­ста­нов­ке, что поз­во­лило ей с пол­ным ос­но­вани­ем ска­зать: „На „под­поль­ной до­роге“ по мо­ей ви­не не про­изош­ло ни од­ной ава­рии, и я не по­теря­ла ни од­но­го пас­са­жира“»