Будет Буря

Еще маль­чиш­кой в те да­лекие дни, ког­да не ус­пе­ли да­же изоб­рести па­роход, Ал­фред Бул­лтоп лю­бил ла­зить по ска­лам сво­его род­но­го шта­та Мэн, взби­рать­ся на са­мые вы­сокие вер­ши­ны и смот­реть в от­кры­тое мо­ре. Он хо­тел неп­ре­мен­но пер­вым уви­деть на го­ризон­те бе­лые па­руса су­дов, воз­вра­ща­ющих­ся до­мой из да­лекой Ин­дии, Ки­тая или из Бос­то­на. А ког­да он ви­дел чер­ную ту­чу, он кри­чал:

— Бу­дет бу­ря!

По­тому его так и проз­ва­ли: «Бу­дет Бу­ря». Ма­лыш Бу­дет Бу­ря быс­тро до­гадал­ся, что чем вы­ше он под­ни­мет­ся, тем даль­ше уви­дит. И еще кое-что он смек­нул: ес­ли вы­рас­ти вы­ше скал, не при­дет­ся ка­раб­кать­ся по ос­трым кам­ням, что­бы лю­бовать­ся да­леким мо­рем. И он ре­шил вы­рас­ти боль­шим-боль­шим.

Ког­да ему ис­полни­лось де­сять лет, рост его был шесть фу­тов, а это зна­чит чуть мень­ше двух мет­ров, или, как при­нято ме­рить у мо­ряков, од­на мор­ская са­жень.

Бу­дет Бу­ря вы­рос та­ким боль­шим, что по­ра ему бы­ло при­ис­кать се­бе ка­кую-ни­будь ра­боту. Ну, а ка­кую? О ка­кой ра­боте мо­жет меч­тать че­ловек, ко­торый боль­ше все­го на све­те лю­бит гля­деть в от­кры­тое мо­ре и пред­ве­щать бу­рю? Ко­неч­но же, юн­гой на ко­раб­ле.

Так Ал­фред и сде­лал, на­няв­шись к ка­пита­ну «Кра­сот­ки Сь­юзи» ка­ют-юн­гой. Он дол­жен был сле­дить за по­ряд­ком в ка­питан­ской ка­юте и бе­гать по его по­руче­ни­ям во вре­мя длин­но­го пла­вания от род­но­го шта­та Мэн до ос­тро­ва Ма­дагас­кар и об­ратно.

Бу­дет Бу­ря точ­но вы­пол­нял все, что от не­го тре­бова­лось, и да­же кое-что сверх то­го. Нап­ри­мер, заг­ля­дывал за го­ризонт. То­му, кто сто­ял у штур­ва­ла, со­вер­шенно не ви­ден был го­ризонт, за ко­торым обыч­но пря­тались ко­вар­ные ай­сбер­ги и пи­раты. Вот Ал­фред и ре­шил еще нем­ножко под­расти, что­бы ви­деть все, что де­ла­ет­ся да­же за го­ризон­том. И он сво­его до­бил­ся.

К кон­цу пер­во­го пла­вания Бу­дет Бу­ря на­учил­ся мно­гому, так что мог уже счи­тать­ся зап­рав­ским мо­ряком. Тог­да он по­шел к ка­пита­ну боль­шо­го суд­на, ко­торое на­зыва­лось «Мор­ская Звез­да», и пред­ло­жил свои ус­лу­ги.

Ка­питан вни­матель­но ог­ля­дел Ал­фре­да и ска­зал:

— Что ж, ты па­рень рос­лый и выг­ля­дишь зап­рав­ским мо­ряком. Как твое имя?

— Ал­фред Бул­лтоп. Бу­дет Бу­ря.

Так ка­питан и за­писал в су­довом жур­на­ле: «Бу­дет Бу­ря, А. Б.».

Ка­питан не ошиб­ся, при­няв в ко­ман­ду Ал­фре­да. Бу­дет Бу­ря и в са­мом де­ле ока­зал­ся мо­ряком что на­до. Выс­ший класс! С тех пор и по­велось на­зывать опыт­ных мо­ряков клас­сом АБ. Слы­шали, на­вер­ное?

«Мор­ская Звез­да» дер­жа­ла курс на Корк в Ир­ландии и шла с гру­зом ле­са. Для Ал­фре­да эта по­суди­на ока­залась чуть ма­лова­та, по­тому что он все про­дол­жал рас­ти. Но с де­лом сво­им он справ­лялся от­лично, и она то­же, по­ка не слу­чилось неч­то неп­редви­ден­ное. Пос­ре­ди Се­вер­но­го мо­ря «Мор­ская Звез­да» вдруг ста­ла — и ни с мес­та. Мож­но бы­ло по­думать, что со дна оке­ана вдруг под­ня­лись ги­гант­ские ри­фы и дер­жат ее, не пус­ка­ют ид­ти даль­ше. Но в тех ши­ротах не бы­ло ри­фов, и ве­тер пол­нил па­руса до от­ка­за, а все-та­ки «Мор­ская Звез­да» не дви­галась. Что за чу­деса?

Ник­то не бо­ял­ся, что суд­но по­тонет. Оно бы­ло из проч­но­го де­рева и те­чи не да­вало. Да и груз вез­ло под­хо­дящий — мач­то­вый лес. Но ка­питан и вся ко­ман­да бы­ли в тре­воге, по­тому что кон­чи­лись га­леты и чер­ная па­тока, а им так хо­телось есть.

Тог­да Бу­дет Бу­ря ре­шил ра­зуз­нать, в чем же де­ло. Не по­бо­яв­шись ки­тов и акул, об­сту­пив­ших суд­но со всех сто­рон, он прыг­нул пря­мо с бор­та в мо­ре и скрыл­ся в вол­нах. Пол­ча­са под во­дой шла ка­кая-то воз­ня и борь­ба, на­верх всплы­вали воз­душные пу­зыри, мо­ре бур­ли­ло и пе­нилось.

И вдруг мор­ская пу­чина раз­вер­злась, и от­ту­да весь мок­рый вы­ныр­нул Бу­дет Бу­ря. Он так спе­шил, что не ус­пел вос­поль­зо­вать­ся тра­пом, а пря­мо взле­тел на па­лубу. И в тот же миг «Мор­скую Звез­ду» лег­ко по­нес­ло на вол­нах.

Ка­питан и вся ко­ман­да уми­рали от лю­бопытс­тва: что же за­дер­жа­ло их на этом мес­те? От­ды­шав­шись, Бу­дет Бу­ря рас­ска­зал им. Ока­залось, к ки­лю ко­раб­ля при­сосал­ся ог­ромный ось­ми­ног. Че­тырь­мя но­гами он дер­жался за ко­рабль, а ос­таль­ны­ми че­тырь­мя — за мор­ское дно, слов­но че­тырех­зу­бый якорь.

— Как же ты от­це­пил его? — уди­вил­ся ка­питан.

— Очень прос­то, — от­ве­чал Бу­дет Бу­ря. — Пер­вым де­лом — раз! — я под­ста­вил ему фо­нарь под глаз. По­том — раз! — под дру­гой. Ось­ми­ног ос­во­бодил две но­ги, что­бы за­щищать­ся, тут я — раз! — и свя­зал их двой­ным мор­ским.

Он имел в ви­ду двой­ной мор­ской узел, ка­ким на­мер­тво вя­жут шко­ты.

— Еще две но­ги я свя­зал ему выб­ле­ноч­ным уз­лом — раз и раз! Две но­ги, ко­торы­ми он приш­варто­вал­ся ко дну, я свя­зал ри­фовым уз­лом. Ито­го шесть ног, счи­та­ете? По­том я отор­вал от пес­ка его седь­мую но­гу, скру­тил ее, как лис­сель-фал, и наб­ро­сил на вось­мую мер­твой пет­лей. Все очень прос­то, толь­ко на пос­ледний узел у ме­ня уш­ло мно­го вре­мени, по­тому что ось­ми­ногу вся эта ку­терь­ма с уз­ла­ми по­ряд­ком на­до­ела и он ока­зывал мне соп­ро­тив­ле­ние. Я и за­дер­жался слег­ка. За­то те­перь будь­те уве­рены, он не ста­нет тре­вожить нас, во вся­ком слу­чае не­кото­рое вре­мя, раз­ве что ко­му-ни­будь взбре­дет на ум одол­жить ему свой ос­трый мар­линь, что­бы раз­ре­зать мои уз­лы. Сам я уж точ­но ему не дам!

Ник­то в этом и не сом­не­вал­ся. Бу­дет Бу­ря ни­ког­да не рас­ста­вал­ся со сво­им двух­фу­товым мар­ли­нем и всег­да дер­жал его за по­ясом. Без не­го он ни­как не мог обой­тись, он сам го­ворил: что-что, а луч­шей зу­бочис­тки не най­дешь!

Боль­ше ни­чего при­меча­тель­но­го в это пла­вание не про­изош­ло, раз­ве что Бу­дет Бу­ря еще нем­но­го под­рос. Он ре­шил так вы­рас­ти, что­бы ло­вить ки­тов пря­мо с бор­та ко­раб­ля. И ког­да «Мор­ская Звез­да» вер­ну­лась в род­ной порт, Бу­дет Бу­ря спи­сал­ся с ко­раб­ля и на­нял­ся на ки­тобой­ное суд­но «Дэ­ви Джонс». На­конец-то ему пред­сто­яла нас­то­ящая ра­бота!

Но его жда­ло ра­зоча­рова­ние. Ког­да впе­ред­смот­ря­щий крик­нул: «Бь­ет фон­тан!», что оз­на­чало «Впе­реди ви­ден кит!» — тут же вся ко­ман­да бро­силась по сво­им шлюп­кам и в по­гоню за ки­том. А Бу­дет Бу­ря не умес­тился в ма­лень­кой шлюп­ке и по­тому про­пус­тил всю по­теху.

Но не для то­го он рос боль­шим, что­бы про­иг­рать на этом. Ког­да кит был пой­ман, он под­вел суд­но вплот­ную к не­му, пе­рег­нулся че­рез вы­сокий борт «Дэ­ви Джон­са», схва­тил ки­та за хвост и од­ним ма­хом под­нял на па­лубу.

Пос­ле это­го Бу­дет Бу­ря и сде­лал ин­те­рес­ное пред­ло­жение ка­пита­ну:

— Раз­ре­шите в дру­гой раз, как мы уви­дим ки­та, за­гар­пу­нить его пря­мо с па­лубы. И мне так ве­селей, и ко­ман­де не при­дет­ся во­зить­ся со шлюп­ка­ми.

Ка­питан охот­но сог­ла­сил­ся.

— Бь­ет фон­тан! — сно­ва зак­ри­чал впе­ред­смот­ря­щий.

Бу­дет Бу­ря из­го­товил­ся к брос­ку. «Дэ­ви Джонс» был при­мер­но в чет­верти ми­ли от ки­та, и тог­да он раз­махнул­ся и пос­лал гар­пун в мо­ре. Ну и тря­хану­ло бед­ное су­деныш­ко, ког­да гар­пун во­шел в ки­та!

Все ре­шили, что де­ло сде­лано. Но не тут-то бы­ло. Кит стал быс­тро уп­лы­вать, и вот по­чему: ока­зыва­ет­ся, Бу­дет Бу­ря пе­рес­та­рал­ся и бро­сил гар­пун со слиш­ком боль­шой си­лой. Вот гар­пун и про­шил ки­та нас­квозь и про­дол­жал тя­нуть за со­бой линь, слов­но игол­ка нит­ку.

Пос­ле этой не­уда­чи Бу­дет Бу­ря уже мно­го ос­то­рож­ней заб­ра­сывал гар­пун и ни­ког­да боль­ше не да­вал та­кой про­маш­ки. А шлюп­ку он то­же прис­по­собил — ему на­лива­ли в нее пох­лебку из акуль­его мя­са, прип­равлен­ную ки­товым жи­ром.

В оче­ред­ное пла­вание Бу­дет Бу­ря вы­ходил каж­дый раз на но­вом суд­не, по­тому что ему преж­нее бы­ло уже тес­но­вато. Но вот нас­тал день, ког­да он не на­шел дос­та­точ­но боль­шо­го суд­на, и приш­лось ему ос­тать­ся на бе­регу. Это был для не­го страш­ный удар. Бу­дет Бу­ря дол­го го­ревал и, что­бы уте­шить­ся, за­вел се­бе фер­му.

Но раз­ве это уте­шение? Ни бурь, ни штор­мов. Он мог с лег­костью тя­нуть плуг один вмес­то уп­ряжки из вось­ми во­лов. Ну и что? Раз­ве это срав­нится с ра­ботой на мо­ре, ког­да он один тя­нул суд­но про­тив ура­ган­но­го вет­ра?

Од­нажды Бу­дет Бу­ря ус­лы­шал, что стро­ит­ся но­вое суд­но, боль­ше всех, ка­кие бы­ли рань­ше, и на­зывать­ся оно бу­дет «Бо­евой Конь».

Вско­ре суд­но это бы­ло го­тово. Бе­лее мор­ской пе­ны, оно сто­яло на рей­де не­дале­ко от Бос­то­на, ожи­дая, ког­да его ос­настят и во­ору­жат па­руса­ми. Шить па­руса для не­го приг­ла­сили луч­ших мас­те­ров. А по­лот­ни­ща для них пот­ре­бова­лись та­кие длин­ные, что про­тяну­лись бы от Но­вой Ан­глии до пус­ты­ни Са­хары.

Ког­да «Бо­евой Конь» одел­ся па­руса­ми, Бу­дет Бу­ря пер­вым взо­шел на его борт, пос­ле ка­пита­на, ра­зуме­ет­ся. И от­пра­вил­ся ос­матри­вать суд­но. На­чал он с но­са — это бы­ло ран­ним ут­ром в по­недель­ник — и за­кон­чил свой бег­лый ос­мотр пос­ле по­луд­ня в сре­ду на кор­ме. По до­роге он нас­чи­тал сем­надцать мачт, та­ких вы­соких, что кон­чи­ка их он так и не раз­гля­дел, но их мож­но бы­ло скла­дывать — так уж они бы­ли ус­тро­ены, а ина­че они ме­шали бы лу­не, ког­да суд­но проп­лы­вало под ней.

На тех мес­тах, где обыч­но по­лага­ет­ся ви­сеть спа­сатель­ным шлюп­кам, бы­ли при­най­то­ваны па­рус­ные шху­ны нор­маль­ной ве­личи­ны. Это бы­ло очень удоб­но с двух то­чек зре­ния, как объ­яс­нил ка­питан. Во-пер­вых, они мог­ли нес­ти спа­сатель­ную служ­бу, а во-вто­рых — пе­рево­зить груз с «Бо­ево­го Ко­ня» на бе­рег и об­ратно, ибо «Бо­евой Конь» был так ве­лик, что не по­мещал­ся ни в од­ном пор­ту ми­ра и ос­та­нав­ли­вал­ся на рей­де в от­кры­том мо­ре.

Но са­мым уди­витель­ным ока­залась ко­нюш­ня.

Да, да, ко­нюш­ня с ло­шадь­ми. И на­ходи­лась она на по­лу­юте. Бу­дет Бу­ря сро­ду та­кого не ви­дывал. Од­на­ко, про­делав пу­тешес­твие по ко­раб­лю, он до­гадал­ся, за­чем они. Без ло­шадей мат­ро­сы бы прос­то не спра­вились, ког­да на­до бы­ло быс­тро обой­ти-объ­ехать длин­ную па­лубу.

Бу­дет Бу­ря ос­тался очень до­волен ос­мотром «Бо­ево­го Ко­ня». На­конец-то наш­лось суд­но как раз по нем.

Нас­та­ло вре­мя вы­ходить в пер­вое пла­вание. Выб­ра­ли якорь ве­личи­ной с Чер­ную Го­ру, и 719 мат­ро­сов взле­тели на реи, что­бы под­нять па­руса.

Спус­тя не­делю, как суд­но на­ходи­лось в пла­вании, Бу­дет Бу­ря стал тре­вожить­ся о судь­бе ко­ман­ды. К сто­лу яв­ля­лось лишь 193 мат­ро­са, а ос­таль­ные не ус­пе­вали за обе­ден­ный пе­рерыв спус­тить­ся с рей, и Бу­дет Бу­ря бо­ял­ся, как бы они не умер­ли там с го­лоду.

Но ка­питан ус­по­ко­ил его. Он ска­зал, что на каж­дой мач­те есть свой кам­буз, где го­товят обед, ужин и зав­трак. Ма­ло то­го, там есть не толь­ко сто­лы, но и кой­ки. Вот это суд­но! Бы­ло чем гор­дить­ся, и Бу­дет Бу­ря гор­дился. Он да­же сог­ла­шал­ся иног­да пос­то­ять у штур­ва­ла, а ког­да его вах­та кон­ча­лась, его сме­няло двад­цать семь мат­ро­сов клас­са АБ.

Сло­вом, Бу­дет Бу­ря был всем до­волен, кро­ме од­но­го: «Бо­евой Конь» ока­зал­ся слиш­ком ос­той­чив и ни один са­мый бе­шеный ура­ган не в си­лах был выз­вать ми­лую его сер­дцу кач­ку, ни бор­то­вую, ни ки­левую, вот до­сада!

Но од­нажды на­летел триж­ды бе­шеный ура­ган, он дул в хвост и в гри­ву и заг­нал «Бо­ево­го Ко­ня» ни боль­ше ни мень­ше, как пря­миком в Се­вер­ное мо­ре, как раз меж­ду Ан­гли­ей и Нор­ве­ги­ей. Но и там не же­лал ос­та­вить его в по­кое. Единс­твен­ный путь вер­нуть­ся в Ат­ланти­ку был че­рез Ан­глий­ский ка­нал, или, как его ча­ще на­зыва­ют, Ла-Манш.

Ка­питан пос­та­вил к штур­ва­лу сво­его луч­ше­го мат­ро­са на суд­не, и все-та­ки тре­вога не от­пуска­ла его. Су­ме­ет ли Бу­дет Бу­ря про­вес­ти ог­ромный бе­лый ко­рабль че­рез уз­кий про­лив меж­ду Фран­ци­ей и Ан­гли­ей? Удас­тся ли им прос­коль­знуть?

Бу­дет Бу­ря за­верил ка­пита­на, что прос­коль­знут, ес­ли все 719 мат­ро­сов ко­ман­ды при­мут­ся на­мыли­вать бо­ка «Бо­ево­му Ко­ню». Ка­питан от­дал при­каз, и мат­ро­сы взя­лись за де­ло. И мы­ло по­мог­ло! «Бо­евой Конь» с лег­костью прос­коль­знул че­рез уз­кий Ла-Манш, лишь слег­ка за­дев от­весные ска­лы у Дув­ра. По­тому-то бе­рега юж­ной Ан­глии у Дув­ра ос­та­лись бе­лыми и по­ныне.

Ког­да «Бо­евой Конь» вы­шел в от­кры­тый оке­ан, тут уж ура­ган во­ис­ти­ну по­казал св: ой но­ров. Он вдруг по­дул в об­ратную сто­рону и прог­нал «Бо­ево­го Ко­ня» че­рез весь Ат­ланти­чес­кий оке­ан и даль­ше че­рез Сар­гассо­во мо­ре, где сро­ду не гу­ляли ни­какие вет­ры.

Бу­дет Бу­ря очень ос­то­рож­но про­вел суд­но ми­мо Фло­риды и Ку­бы, а ура­ган все не от­ста­вал, он прес­ле­довал их бук­валь­но по пя­там. «Бо­евой Конь» уже пе­ресек Мек­си­кан­ский за­лив, и за го­ризон­том Бу­дет Бу­ря раз­ли­чил зе­леные джун­гли Па­намы.

Он был оза­дачен: где же ему те­перь раз­вернуть суд­но, что­бы уй­ти от на­зой­ли­вого прес­ле­дова­теля? И вдруг да­леко-да­леко за па­нам­ски­ми джун­гля­ми он уви­дел но­вую по­лосу во­ды. Он вмиг при­нял ре­шение — дру­гого вы­хода все рав­но не ос­та­валось: при­бавил па­русов и на пол­ной ско­рос­ти по­летел впе­ред. «Бо­евой Конь» пе­ресек джун­гли и вы­шел в Ти­хий оке­ан.

Ог­ля­нув­шись, Бу­дет Бу­ря за­метил, что глу­бокая бо­роз­да, ко­торую про­чер­тил киль «Бо­ево­го Ко­ня», уже на­пол­ни­лась во­дой и по ней плы­вут ко­раб­ли, це­лая це­поч­ка ко­раб­лей.

Так «Бо­евой Конь» про­ложил Па­нам­ский ка­нал.

Вот ка­ков он был, прос­лавлен­ный Бу­дет Бу­ря, рос­том в че­тыре мор­ских са­жени. Он во­дил са­мое боль­шое на све­те суд­но и про­делал са­мый боль­шой су­доход­ный ка­нал.

Са­мый со­леный из всех мо­ряков на всех се­ми мо­рях зем­ли.

Каж­дый мат­рос клас­са АБ зна­ет и пом­нит Ал­фре­да Бул­лто­па Бу­дет Бу­ря и гор­дится им.