Чизэмский тракт

Рас­ска­жу, ре­бята, про на­шу ма­ету,
Как мы ско­тину гна­ли на Чи­зэм­ском трак­ту.

При­пев. Ка­ма та яй ип­пи, ип­пи ей, ип­пи ей,
Ка­ма та яй ип­пи, ип­пи ей.

Де­сять дол­ла­ров за ло­шадь и со­рок за сед­ло,
На ра­боте этой мне жут­ко не вез­ло.

Как-то я прос­нулся еще при све­те звезд,
В од­ной ру­ке ве­рев­ка, в дру­гой — ко­ровий хвост.

В ок­тябре, две­над­ца­того, мы пус­ти­лись в путь,
И не приш­лось ни ра­зу хоть чу­ток пе­редох­нуть.

Вдос­таль на­тер­петь­ся до­велось в ту по­ру мне:
За­тем­но вста­ешь и ло­жишь­ся при лу­не.

Ту­чи со­бира­ют­ся над са­мой го­ловой,
В фур­го­не зап­ря­тан плащ мой дож­де­вой.

Ве­тер за­выва­ет, дождь ужас­ти как ль­ет,
По­хоже, по­коле­ет по­голов­но скот.

Тут в сед­ло вско­чил я, схва­тил­ся за лу­ку —
Пох­лес­тче вы ков­боя не ви­дали на ве­ку.

Бо­бы да гру­дин­ка да бо­бы опять —
По мне то уж луч­ше се­но бы нам жрать.

Бык по­шел бу­янить, босс его убить ве­лел,
Я трах­нул ско­вород­кой — бык тут же прис­ми­рел.

К бос­су по­шел я, го­ворю: «Пла­ти-ка, босс».
Пар­ши­вых де­вять дол­ла­ров он су­ет мне в нос.

День-день­ской ар­ка­нишь, вя­жешь да тав­ришь,
Адо­ва ра­бота, а в уп­ла­ту — шиш.

Та­кая речь не нра­вилась бос­су мо­ему,
И по мор­де шля­пой вре­зал я ему.

Реб­ром пе­ред ре­бята­ми пос­та­вил я воп­рос,
Про­голо­сова­ли, и умыл­ся босс.

Мы те­перь в со­юзе, он что ни день рас­тет,
Босс к нам не су­ет­ся, и все на лад идет.

Не дож­дусь по­ры я — во бу­дет бла­годать! —
Ког­да пе­рес­та­ну я скот пе­рего­нять.