Чёрный Билл

В ста­рину раз­бой­ни­ки встре­чались пов­сю­ду. И в Ала­баме, и в дру­гих шта­тах.

Про этих от­ча­ян­ных, ко­торые не бо­ялись ни бо­га, ни чер­та, ни за­кона, ни ше­рифа, рас­ска­зыва­ют в на­роде нес­четное чис­ло раз­ных ис­то­рий.

Нап­ри­мер, про Сти­ва Рен­фро, ко­торый сам был ког­да-то ше­рифом, а по­том сде­лал­ся раз­бой­ни­ком. Его объ­яви­ли вне за­кона, а он возь­ми да явись в го­род Ли­винг­стон вер­хом на бе­лом ко­не. Длин­ные во­лосы раз­ве­ва­ют­ся по вет­ру, се­реб­ря­ные шпо­ры на са­погах так и блес­тят. Чу­жие зам­ки и за­совы слу­шались его, слов­но руч­ные зве­ри.

Или вот про Ру­ба Бар­роу, Оди­ноко­го Вол­ка, пок­ро­вите­ля бед­ня­ков, не ве­дав­ше­го стра­ха.

И на­конец, про Чер­но­го Бил­ла, ко­торый стал зна­мени­тостью на Юге поч­ти так же, как Крош­ка Бил­ли из Нью-Мек­си­ко. Толь­ко за ним во­дились и доб­рые де­ла, не раз он по­могал сво­им друзь­ям, вы­ручая их из бе­ды.

Негр Билл был че­рен, как эбо­нит, и си­лен, как Сам­сон из ста­рин­ных биб­лей­ских ска­заний.

Од­нажды Билл пос­мел пос­по­рить с за­коном, и ему приш­лось спа­сать­ся бегс­твом. С тех пор род­ным до­мом для не­го стал тем­ный лес. Во мра­ке лес­ном он вы­учил­ся ша­манс­тву и кол­довс­тву. Те­перь он умел обо­рачи­вать­ся лю­бым лес­ным зве­рем, и ни ше­риф, ни его по­мощ­ни­ки, ник­то не мог пой­мать его. Каж­дый но­вый ше­риф клял­ся, что из­ло­вит Чер­но­го Бил­ла, но обе­щания его уп­лы­вали, как во­ды ре­ки Ала­бамы.

Но вот стра­жем за­кона из­бра­ли Эда Мак­милла­на, и он то­же дал за­рок, что схва­тит Чер­но­го Бил­ла.

— Билл ра­ботал у ме­ня на пе­регон­ке ски­пида­ра, — ска­зал ше­риф Эд сво­им род­ным брать­ям. — Уж я-то знаю все его по­вад­ки и при­выч­ки. Бу­ду я не я, ес­ли не пой­маю его и не пос­тавлю пе­ред ли­цом за­кона.

— Бе­регись, Эд! — пре­дуп­ре­дили его братья. — Билл са­мый от­ча­ян­ный из всех раз­бой­ни­ков, ка­ких зна­ла Ала­бама. Бе­регись его, Эд!

Но раз­ве мож­но бы­ло ос­та­новить Эда, ес­ли он что за­думал? Храб­рости у не­го хва­тило бы на це­лую ар­мию. Страх пря­тал­ся в кус­ты, ес­ли Эд вы­ходил на до­рогу.

Чер­но­му Бил­лу пе­реда­ли эти сло­ва ше­рифа, ког­да он си­дел у се­бя в лес­ной хи­жине с друж­ка­ми.

— Ты слы­шал, Билл? Эд Мак­миллан пус­тился за то­бой в по­гоню. У не­го твер­дая ру­ка и вер­ный глаз. Он си­лач и кре­мень. Луч­ше бы те­бе спря­тать­ся на вре­мя или уй­ти во Фло­риду.

— Эду Мак­милла­ну не пой­мать ме­ня! Ни­кому не пой­мать ме­ня. Сто­ит мне обер­нуть­ся ов­цой или со­бакой, и ник­то не пой­ма­ет ме­ня. Но я люб­лю Эда. Я ра­ботал у не­го на пе­регон­ке ски­пида­ра, он слав­ный ма­лый. Луч­ше бы он не го­нял­ся за мной, не то при­дет­ся мне взять­ся за пис­то­лет. Я на­пишу ему пись­мо.

И Билл дос­тал кло­чок бу­маги, ог­ры­зок ка­ран­да­ша и пе­чат­ны­ми бук­ва­ми вы­вел:

не ищи­те ме­ня, мис­тер эд. с лю­бовью билл.

— От­не­сите ему пос­ко­рей мое пись­мо, — ска­зал Билл сво­им друж­кам, — по­ка он не по­шел ме­ня ис­кать.

Ше­риф Эд Мак­миллан по­лучил пись­мо Бил­ла и про­читал его вслух сво­им род­ным брать­ям. Те мол­ча выс­лу­шали, по­том ска­зали:

— Эд, а не луч­ше ли ос­та­вить Бил­ла в по­кое?

— Ме­ня выб­ра­ли ше­рифом, — ска­зал Эд, — и я дол­жен ох­ра­нять за­кон. Я пой­маю Бил­ла! Как ска­зал, так и сде­лаю. Графс­тво Ис­кэмби уже ус­та­ло от его про­делок.

В один прек­расный день ше­рифу пе­реда­ли, что ви­дели Чер­но­го Бил­ла не­пода­леку от Блафф-Сприн­га.

— Час про­бил, — ска­зал Эд.

И, прих­ва­тив двух по­мощ­ни­ков, по­шел ло­вить раз­бой­ни­ка Бил­ла.

Они про­бира­лись ле­сом, шли ос­то­рож­но, ози­ра­ясь по сто­ронам и прис­лу­шива­ясь, с вин­честе­ром на­из­го­тове.

По до­роге им повс­тре­чал­ся ста­рый негр. Ше­риф Эд ос­та­новил его.

— Ты, чер­но­мазый, — ска­зал он, — где Чер­ный Билл? От­ве­чай мне, не то ся­дешь в тюрь­му!

Негр дол­го мол­чал, а бе­лые дол­го го­вори­ли. Под ко­нец они на­цели­ли на не­го свои ду­ла, и негр, за­ика­ясь от стра­ха, про­бор­мо­тал:

— Он там… как прой­де­те Блафф-Спринг, в пус­той хи­жине воз­ле раз­вилки до­рог.

Ше­риф и двое по­мощ­ни­ков пус­ти­лись по сле­ду. Вин­честер в ру­ке, ник­то ни сло­ва. Сквозь де­ревья мель­кну­ла хи­жина. Пря­чась за тол­стые ство­лы де­ревь­ев, они с раз­ных сто­рон под­кра­лись к хи­жине.

И вдруг их ок­ликну­ли гром­ко:

— Кто идет?

Вмес­то от­ве­та раз­дался выс­трел. Но пу­ля не наш­ла ми­шени. Тог­да ше­риф Эд выс­ту­пил из-за зе­лено­го ук­ры­тия и сно­ва вски­нул вин­честер.

Раз­дался от­ветный выс­трел. Ше­риф упал на листья. Его по­мощ­ни­ки да­ли залп по хи­жине, но без тол­ку. Хи­жина уже опус­те­ла. Из нее выс­ко­чила пыш­нохвос­тая ры­жая ли­са.

По­мощ­ни­ки бро­сились к уми­ра­юще­му ше­рифу, на ли­су они да­же не взгля­нули.

А нап­расно! Ры­жая ли­са и бы­ла Чер­ным Бил­лом. Он не зря учил­ся кол­до­вать и вот обер­нулся хит­рым зве­рем и ушел от охот­ни­ков.

Ше­рифу Эду Мак­милла­ну ус­тро­или пыш­ные по­хоро­ны. По­мощ­ни­ки ше­рифа и его род­ные братья пок­ля­лись отом­стить Чер­но­му Бил­лу. Они под­ня­ли про­тив не­го всех бе­лых муж­чин в графс­тве Ис­кэмби.

И на­чалась охо­та за кол­ду­ном и раз­бой­ни­ком.

Спус­тя ка­кое-то вре­мя пос­ле по­хорон ше­рифа Чер­ный Билл за­шел в лав­ку Тид­мо­ра, что по до­роге в го­род Эт­мор.

Бе­лые «охот­ни­ки» кра­лись за ним по пя­там, хо­ронясь за де­ревь­ями, слов­но злые ду­хи.

За при­лав­ком си­дел сам хо­зя­ин. За­ряжен­ный вин­честер ле­жал ря­дом. Толь­ко Чер­ный Билл по­вер­нулся к не­му спи­ной, гря­нул выс­трел! По­том вто­рой! Тре­тий…

Чер­ный Билл ле­жал на по­лу, ис­те­кая кровью. Не ус­пел он на этот раз обер­нуть­ся ли­сой или вол­ком! Не хва­тило у не­го ни сил, ни вре­мени.

Так рас­ска­зыва­ют про Чер­но­го Бил­ла бе­лые лю­ди. А чер­ные ала­бам­цы ус­ме­ха­ют­ся и го­ворят, что все бы­ло сов­сем ина­че. Они го­ворят, что Чер­ный Билл и по сей день бро­дит где-то меж­ду Бэй-Май­нот­том, Фло­мей­то­ном и Блафф-Сприн­гом, толь­ко ког­да в об­ли­ке ов­цы, а ког­да со­баки, иног­да и ка­бана, а то и кро­лика, и по­теша­ет­ся над сказ­ка­ми бе­лых.