Даю слово Йоркширца

Все й­ор­кшир­цы ро­дом из Ан­глии, из графс­тва Й­ор­кшир.

Но вот й­ор­кши­рец при­ехал в Аме­рику — в Но­вую Ан­глию, как на­зыва­ют вос­точные шта­ты, — и стал са­мым нас­то­ящим ян­ки.

Из­вес­тно, что ян­ки очень лю­бят хит­рить, тем­нить, тор­го­вать­ся, ког­да зак­лю­ча­ют сдел­ку. Но ес­ли уж они уда­рили по ру­кам, то от сво­его сло­ва ни­ког­да не от­сту­пят­ся.

Од­нажды фер­мер-й­ор­кши­рец па­хал на сво­ем по­ле, и вдруг ло­шадь его па­ла пря­мо по­середь бо­роз­ды. Фер­мер ос­та­вил ее ле­жать, где упа­ла, и тут же пос­пе­шил к сво­ему со­седу, чья фер­ма на­ходи­лась ми­лях в пя­ти от его.

Он под­нялся на крыль­цо, пос­ту­чал в дверь. Фер­мер приг­ла­сил сво­его дру­га-со­седа зай­ти в дом, и они по­гово­рили о том о сем.

На про­щание й­ор­кши­рец спра­шива­ет:

— Ты зна­ешь мою бе­лую ко­былу?

— Са­мо со­бой, — от­ве­ча­ет гос­тепри­им­ный со­сед.

— Хо­чешь об­ме­нять ее на тво­его гне­дого?

— Доб­ро! — сог­ла­ша­ет­ся фер­мер.

— Ста­ло быть, по ру­кам? — И они уда­рили по ру­кам. Тог­да й­ор­кши­рец за­меча­ет как бы меж­ду про­чим:

— Она, ста­ло быть, ле­жит на бо­роз­де в по­ле. Па­ла нын­че ут­ром, ког­да я па­хал на ней.

— Что ж, — за­меча­ет фер­мер, — а мой гне­дой пал во втор­ник. Шку­ра его ви­сит в ко­нюш­не.