Длинный Джон Освободитель

За­дол­го до то­го, как Джон Ген­ри одо­лел в сос­тя­зании па­ровой бур, по све­ту гу­ляла сла­ва еще про од­но­го Джо­на.

Он был ра­бом на план­та­ци­ях Юга. Дру­гие нег­ры, то­же ра­бы, проз­ва­ли его Длин­ный Джон Ос­во­боди­тель.

От­ча­ян­ный он был ма­лый. Не по­бо­ял­ся да­же под­нести лед­ку са­мому дь­яво­лу, что­бы ох­ла­дить его дь­яволь­ское пла­мя. Да что там дь­явол, он обу­чил при­мер­но­му по­веде­нию да­же гре­мучих змей. И ни од­на из них не пос­ме­ла уку­сить нег­ра, по­ка не ис­текли че­тыре го­да пос­ле от­ме­ны рабс­тва.

Но глав­ное не это. Ку­да бы Длин­ный Джон ни при­шел, что бы ни сде­лал, с ним не­раз­лу­чен был смех. Ох, и лю­бил он шу­тить, и про­делы­вать раз­ные трю­ки, и со­чинять пе­сен­ки, и рас­ска­зывать вся­кие не­были­цы. Ве­селье ни­ког­да не ос­тавля­ло его, по­тому как чу­ял он — сво­бода гря­дет.

Пос­той­те, вы еще по­дума­ете, что Длин­ный Джон был си­лачом и ги­ган­том вро­де Джо­на Ген­ри, со сталь­ны­ми мус­ку­лами и мо­гучей спи­ной? Ни­чего по­доб­но­го! Ес­ли бы вы его уви­дели, то, на­вер­ное, ска­зали бы, что он му­жичок с но­готок. Нет, не за рост, а за лов­кие свои про­дел­ки по­лучил он проз­ви­ще Длин­ный Джон Ос­во­боди­тель.

И все-та­ки наз­вать Джо­на за­мух­рышкой то­же нель­зя бы­ло. А по­чему, вы са­ми уви­дите. К при­меру, вот вам слу­чай, ког­да у его хо­зя­ина ста­ла про­падать с по­ля ку­куру­за. К ко­му же за по­мощью пер­вым де­лом об­ра­тил­ся бе­лый хо­зя­ин? К Длин­но­му Джо­ну!

Он ве­лел Длин­но­му Джо­ну пой­мать во­ра, и, ког­да спус­ти­лась ночь, Длин­ный Джон вы­шел на охо­ту. Он спря­тал­ся на ку­куруз­ном по­ле и стал ждать.

Ждал он дол­го, но толь­ко око­ло по­луно­чи ему буд­то по­чуди­лось что-то. Слов­но лег­кий хруст, как хрус­тит ку­куруз­ный по­чаток, ког­да его об­ла­мыва­ют со стеб­ля.

Длин­ный Джон на цы­поч­ках проб­рался сквозь гус­тые ря­ды ку­куру­зы к то­му мес­ту, от­ку­да до­носил­ся хруст. И там он уви­дел… Нет, вов­се не во­ра, а боль­шу­щего мед­ве­дя, бре­дуще­го впе­рева­лоч­ку на зад­них ла­пах, дер­жа в охап­ке де­сят­ка три ку­куруз­ных по­чат­ков.

Мед­ведь не лю­бил, ког­да ему ме­шали со­бирать ку­куру­зу, по­это­му он ки­нул­ся на Длин­но­го Джо­на, и они ус­тро­или жар­кую по­тасов­ку.

По­нача­лу их шан­сы как буд­то бы­ли рав­ны. То мед­ведь брал верх над Джо­ном, то Джон над ним. Джон был вер­ткий, под­вижный, но пос­те­пен­но все-та­ки на­чал ус­та­вать. Ему на­до­ело бо­роть­ся, и он вска­раб­кался мед­ве­дю на спи­ну и ух­ва­тил ко­сола­пого за уши.

Хит­рец Длин­ный Джон ре­шил дать се­бе пе­редыш­ку, что­бы по­том про­дол­жать борь­бу с но­выми си­лами. Но мед­ведь ре­шил ина­че. Он стал но­сить­ся по ку­куруз­но­му по­лю ху­же ура­ган­но­го вих­ря. Приш­лось Длин­но­му Джо­ну вце­пить­ся ему в заг­ри­вок, лишь бы не упасть и не свер­нуть се­бе шею. Он быс­тро вы­дох­ся при та­кой скач­ке и рас­тя­нул­ся у мед­ве­дя на спи­не, так что­бы мед­ведь не мог его ни уку­сить, ни уда­рить, ни при­жать к гру­ди.

Мед­ведь го­нял всю ночь, и бед­ный Джон го­тов был уже сдать­ся, ког­да на по­ле вы­шел его бе­лый хо­зя­ин, что­бы пос­мотреть, что за при­чина ра­зыг­равшей­ся су­мато­хи.

Хо­зя­ин пред­ло­жил Длин­но­му Джо­ну, что он по­дер­жит мед­ве­дя за хвост, по­ка Джон сбе­га­ет и по­зовет ко­го-ни­будь на по­мощь.

Длин­но­му Джо­ну та­кое пред­ло­жение очень пон­ра­вилось. Он по­менял­ся мес­та­ми с хо­зя­ином, а по­том, от­бе­жав в сто­рону, усел­ся на мяг­кую трав­ку и прис­ло­нил­ся спи­ной к де­реву.

— Эй, че­го ты рас­селся? — крик­нул ему хо­зя­ин. — Бе­ги!

Но бед­ный Джон еще не от­ды­шал­ся пос­ле ноч­ной тряс­ки. Он пос­мотрел на хо­зя­ина, и вдруг на не­го на­пал смех.

— Я спу­щу… на те­бя… мед­ве­дя, ес­ли ты… не по­бежишь… звать на по­мощь! — зак­ри­чал хо­зя­ин.

— Пос­мотрим, как у вас это по­лучит­ся! — крик­нул Длин­ный Джон, дер­жась за бо­ка.

Но, по прав­де го­воря, эта скач­ка вер­хом на мед­ве­де бы­ла дет­ской за­бавой! А слу­чались у Длин­но­го Джо­на схват­ки и с са­мим дь­яво­лом. Как-то ре­шил он обой­ти весь бе­лый свет в по­ис­ках но­вых пе­сен о во­ле. И заб­рел не­наро­ком в ад. Там он неп­ло­хо ус­тро­ил­ся. Же­нил­ся на дь­яволь­ской доч­ке и зас­та­вил выб­рать се­бя, так ска­зать, пре­зиден­том ада.

Ста­рику дь­яво­лу это по­чему-то не пон­ра­вилось. А уж ког­да Длин­ный Джон слег­ка при­гасил его ад­ское пла­мя, что­бы удоб­нее бы­ло жа­рить на нем по­росен­ка, он и вов­се из се­бя вы­шел. Нет, ка­ково, лезть так на­халь­но в дь­яволь­ские де­ла! И дь­явол ре­шил пос­чи­тать­ся с Длин­ным Джо­ном.

Но его доч­ка не дре­мала, она рас­кры­ла Длин­но­му Джо­ну мсти­тель­ные пла­ны сво­его от­ца, они взя­ли из дь­яво­ловой ко­нюш­ни двух ска­кунов и ум­ча­лись от по­гони быс­трее вет­ра.

Что и го­ворить, хит­рая ли­са был этот Длин­ный Джон.

— В во­де не уто­нет, в ог­не не сго­рит, — го­вори­ли про не­го лю­ди.

А ког­да дел осо­бых не бы­ло, он шут­ки ра­ди от­ка­лывал раз­ные но­мера. Вот од­нажды он ре­шил при­кинуть­ся про­рица­телем. Ве­чером спря­тал­ся в боль­шом до­ме и под­слу­шал, о чем шла речь у бе­лого хо­зя­ина.

— Зав­тра по­ра на­чинать убор­ку ку­куру­зы, — ска­зал хо­зя­ин.

С этим из­вести­ем Длин­ный Джон от­пра­вил­ся по со­седям и всем хвас­тал, что уме­ет пред­ска­зывать бу­дущее. К при­меру, мо­жет да­же ска­зать, что им зав­тра пред­сто­ит де­лать. А не ве­рят, са­ми убе­дят­ся. И со­об­щил всем:

— Вот уви­дите, зав­тра нас зас­та­вят со­бирать ку­куру­зу.

Ник­то ему не хо­тел ве­рить. А на­ут­ро и в са­мом де­ле от бе­лого хо­зя­ина при­шел при­каз со­бирать ку­куру­зу.

Что ж тут удив­лять­ся, что пос­ле это­го кое-кто по­верил, буд­то Длин­ный Джон и впрямь про­видец. Но дру­гие по­жима­ли пле­чами и го­вори­ли:

— Не так уж труд­но бы­ло до­гадать­ся, что нас зас­та­вят сни­мать ку­куру­зу. На­чалась ведь по­ра убор­ки.

И тог­да Длин­ный Джон по­нял, что ему на­до чем-то под­кре­пить свою ре­пута­цию про­вид­ца. День за днем он пря­тал­ся в боль­шом до­ме и до­жидал­ся по­лез­ных све­дений.

На дру­гой раз бе­лый хо­зя­ин рас­хвас­тался по­чище са­мого Джо­на, ког­да тот бы­вал в уда­ре. Ему, ви­дите ли, ма­ло бы­ло прос­то раз­бо­гатеть, а за­хоте­лось еще и по­бах­ва­лить­ся этим, чтоб все уз­на­ли, ка­кой он бо­гач. И он на­думал ни боль­ше ни мень­ше, как от­пустить на во­лю са­мого до­рого­го нег­ра. Пусть все ви­дят, что де­нег у не­го ку­ры не клю­ют. Да что де­нег, да­же ра­бов он не зна­ет, ку­да де­вать.

Длин­ный Джон так и под­ско­чил от ра­дос­ти при этом из­вестии и тут же бро­сил­ся вон из боль­шо­го до­ма.

Пос­ту­пил он, на­до ска­зать, очень не­ос­то­рож­но. А что, ес­ли бы его уви­дели?

Вер­нувшись к се­бе, он сра­зу соб­рал всех нег­ров, дру­зей и со­седей и объ­явил им:

— Слу­шай­те все! У ме­ня есть для вас уди­витель­ней­шее со­об­ще­ние: я пред­ска­зываю, что на бли­жай­шее рож­дес­тво бе­лый хо­зя­ин от­пустит на во­лю Блу Джо­на.

Все так и по­кати­лись со сме­ху. Нет, вы пос­лу­шай­те, что не­сет этот ли­повый про­видец! Что-ни­будь не­лепее вы слы­хали? Да наш хо­зя­ин ско­рее даст от­сечь се­бе пра­вую ру­ку, чем от­пустит на во­лю ра­ба!

— Вот по­годи­те до рож­дес­тва, тог­да уви­дите, — сто­ял на сво­ем Длин­ный Джон.

И все слу­чилось точ­но, как он пред­ска­зал. Бе­лый хо­зя­ин ре­шил уди­вить сво­их гос­тей, соб­равших­ся в боль­шом до­ме на рож­дес­тво, и объ­явил им, что от­пуска­ет на сво­боду са­мого до­рого­го нег­ра — Блу Джо­на.

Са­ми по­нима­ете, пос­ле это­го Длин­ный Джон воз­несся до не­бес. Ему очень нра­вилось быть про­рица­телем. Он так во­шел во вкус, что од­нажды от­ва­жил­ся выс­ту­пить в этой ро­ли пе­ред са­мим хо­зя­ином. А слу­чилось все вот как.

Од­нажды Длин­ный Джон про­ходил по­зади боль­шо­го до­ма, ког­да вдруг из ок­на кто-то вып­леснул вед­ро во­ды и на зем­ле ос­та­лось ле­жать что-то блес­тя­щее. Длин­ный Джон гля­нул, а это ока­зал­ся брил­ли­ан­то­вый пер­стень бе­лой мис­сис, же­ны хо­зя­ина. Но толь­ко он про­тянул ру­ку, что­бы схва­тить коль­цо, как его — хоп! — прог­ло­тил ин­дюк.

Од­на­ко Длин­ный Джон ре­шил не от­сту­пать. Он тут же пос­пе­шил к хо­зя­ину и за­явил, что мо­жет ска­зать, где ис­кать пер­стень ста­рой гос­по­жи.

— Ес­ли ты его най­дешь, — по­обе­щал хо­зя­ин, — я те­бе по­дарю са­мую жир­ную свинью!

Но сто­ило Длин­но­му Джо­ну за­ик­нуть­ся, что пер­стень-де на­до ис­кать в жи­воте у ин­дю­ка, как хо­зя­ин ре­шил, что-то тут не­чис­то, и от­ка­зал­ся ре­зать ин­дю­ка. Ему прос­то жал­ко ста­ло.

— Нет, не мо­гу, — за­явил он. — А вдруг коль­цо не там? Я тог­да с ума сой­ду!

— Из­вес­тное де­ло, сой­де­те, — сог­ла­сил­ся Длин­ный Джон.

И все-та­ки ин­дю­ка за­реза­ли и на гла­зах у всех соб­равших­ся вы­тащи­ли из не­го брил­ли­ан­то­вый пер­стень.

Те­перь са­мому хо­зя­ину за­хоте­лось пох­вастать пе­ред все­ми, что сре­ди его ра­бов есть про­видец. Он да­же по­бил­ся об зак­лад с од­ним бо­гатым план­та­тором, что Длин­ный Джон уме­ет де­лать пред­ска­зания. Они дол­го спо­рили и все вы­ше под­ни­мали став­ки, по­ка хо­зя­ин на­конец не пред­ло­жил:

— Став­лю мою план­та­цию про­тив ва­шей, что мой Длин­ный про­видец.

Уда­рили по ру­кам.

А про­верить ре­шили так. Оп­ро­кину­ли боль­шой чу­гун­ный чай­ник и что-то спря­тали под не­го. А Длин­ный Джон дол­жен уга­дать, что имен­но. Бе­лый хо­зя­ин ска­зал Длин­но­му Джо­ну:

— Ну как, уга­да­ешь? Ох, ес­ли не уга­да­ешь, я с ума сой­ду.

— Из­вес­тное де­ло, сой­де­те, — ска­зал Длин­ный Джон.

Но на ду­ше у не­го кош­ки скреб­ли, он сов­сем в се­бе не был уве­рен.

Он обо­шел оп­ро­кину­тый чай­ник вок­руг раз, и два, и три. По­чесал у се­бя в за­тыл­ке, нах­му­рил бро­ви, да­же взмок от вол­не­ния.

Нет, ни­чего не мог он при­думать!

— Ну, по­палась хит­рая ли­са, — про­бор­мо­тал он, имея, ко­неч­но, в ви­ду се­бя.

Все так и воз­ли­кова­ли. Под чай­ни­ком-то си­дела всам­де­лиш­ная ли­са!

Ста­ло быть, ста­рый хо­зя­ин вы­иг­рал па­ри и сде­лал­ся вдвое бо­гаче. У не­го те­перь бы­ло две план­та­ции и вдвое боль­ше ра­бов. Вот как! И он ска­зал Длин­но­му Джо­ну, что та­кое со­бытие на­до от­ме­тить. Он возь­мет ста­рую мис­сис, свою же­ну, в пу­тешес­твие, что­бы по­казать ей Фи­ладель­фию и Нью-Й­орк. Они там про­будут не­делю, дру­гую, а мо­жет стать­ся, и ме­сяц.

А в наг­ра­ду он ос­тавля­ет Длин­но­го Джо­на вмес­то се­бя уп­равля­ющим на план­та­ции, по­ка они с же­ной не вер­нутся.

Длин­ный Джон про­водил бе­лого хо­зя­ина с гос­по­жой на стан­цию и по­желал им счас­тли­вого пу­ти. Он, ко­неч­но, и знать не знал, что хо­зя­ин со­бирал­ся на сле­ду­ющей стан­ции сой­ти и вер­нуть­ся по­тихонь­ку на­зад, что­бы пос­мотреть, как там Длин­ный Джон бу­дет уп­равлять­ся с де­лами.

Длин­ный Джон пос­пе­шил пря­мо до­мой и соз­вал всех сво­их дру­зей.

— Ус­тро­им се­год­ня праз­дник! — пред­ло­жил он.

Он да­же ра­зос­лал приг­ла­шения на со­сед­ние план­та­ции. Толь­ко для ра­бов, ра­зуме­ет­ся.

А сам на­рядил­ся в па­рад­ный кос­тюм бе­лого хо­зя­ина и при­гото­вил­ся к при­ему гос­тей.

Все приш­ли, ник­то не от­ка­зал­ся. Приг­ла­сили скри­пачей и ги­тарис­тов, что­бы гос­ти тан­це­вали под му­зыку. Вы­бирал тан­цы Длин­ный Джон, как ис­тинный хо­зя­ин ба­ла.

В са­мый раз­гар ве­чера Длин­ный Джон вдруг уви­дел в две­рях бе­лых муж­чи­ну и жен­щи­ну. Они бы­ли в пот­ре­пан­ной одеж­де и ка­зались ус­та­лыми и го­лод­ны­ми. Длин­ный Джон про­явил ве­лико­душие и от­пра­вил их на кух­ню под­кре­пить­ся ос­татка­ми от праз­днич­но­го сто­ла, сло­вом, вел се­бя ну точ­но как его бе­лый хо­зя­ин.

Спус­тя ка­кое-то вре­мя бе­лые гос­ти сно­ва по­яви­лись в за­ле. Они ус­пе­ли по­чис­тить­ся и пе­ре­одеть­ся, и Длин­ный Джон сра­зу уз­нал их — это ока­зались его хо­зя­ин и гос­по­жа.

Как хо­зя­ин на­пус­тился на бед­но­го Джо­на!

— Те­бя убить ма­ло! — кри­чал он.

— Из­вес­тное де­ло, убить, — сог­ла­сил­ся Длин­ный Джон. — Толь­ко вы­пол­ни­те, по­жалуй­ста, мою пос­леднюю прось­бу. Я бы хо­тел поп­ро­щать­ся с мо­им луч­шим дру­гом.

Бе­лый хо­зя­ин не стал про­тивить­ся, но ве­лел пос­пе­шить.

И по­ка Длин­ный Джон раз­го­вари­вал со сво­им дру­гом, он уже ус­пел при­гото­вить ве­рев­ку, что­бы по­весить Длин­но­го Джо­на на су­ку си­комо­ры.

— Дос­тань ско­рей спич­ки, — ска­зал Длин­ный Джон сво­ему дру­гу, — и лезь вон на ту си­комо­ру. Я бу­ду сто­ять под де­ревом и мо­лить­ся. А как упо­мяну в сво­их мо­лит­вах мол­нию, ты — бжиг! — за­жигай тут же спич­ку.

И Длин­ный Джон по­шел к си­комо­ре и опус­тился там на ко­лени, что­бы про­читать свою пос­леднюю мо­лит­ву.

— О Гос­по­ди ми­лос­ти­вый, — ска­зал он, — ес­ли ты со­бира­ешь­ся до рас­све­та по­разить нас­мерть на­шего бе­лого хо­зя­ина, по­дай знак, гос­по­ди, пош­ли на нас мол­нию!

И тут же при­ятель Длин­но­го Джо­на, си­дев­ший в вет­вях си­комо­ры, чир­кнул спич­кой.

— Хва­тит мо­лить­ся, — рас­сердил­ся бе­лый хо­зя­ин.

Но Длин­ный Джон его не пос­лу­шал­ся и про­дол­жал свою мо­лит­ву.

— О гос­по­ди ми­лос­ти­вый, — ска­зал он, — ес­ли ты со­бира­ешь­ся до рас­све­та по­разить нас­мерть же­ну на­шего бе­лого хо­зя­ина, по­дай знак, гос­по­ди, пош­ли на нас мол­нию.

«Бжиг!» — чир­кну­ла в вет­вях си­комо­ры вто­рая спич­ка. На этот раз бе­лый хо­зя­ин смол­чал, ис­пу­гав­шись, вид­но, не на шут­ку, а Длин­ный Джон про­дол­жал мо­лить­ся.

— О гос­по­ди спра­вед­ли­вый, ес­ли ты со­бира­ешь­ся до рас­све­та по­разить нас­мерть всех на­ших бе­лых хо­зя­ев, по­дай знак, гос­по­ди, чир­кни мол­ни­ей.

Но при­ятель Длин­но­го Джо­на, си­дев­ший на си­комо­ре, не ус­пел в тре­тий раз чир­кнуть спич­кой. Бе­лый хо­зя­ин опе­редил его и быс­трее мол­нии от­пустил на во­лю всех сво­их ра­бов, а сам ско­рей но­ги унес, что­бы его здесь боль­ше не ви­дели.

Вот как Длин­ный Джон при­нес нег­рам сво­боду. От­то­го его проз­ва­ли Длин­ный Джон Ос­во­боди­тель, до­гада­лись?