Доброе утро, блюз

Я прос­нулся на рас­све­те — блюз сва­лил­ся на кро­вать.
Да, я прос­нулся на рас­све­те — блюз сва­лил­ся на кро­вать
Зав­трак съ­есть ре­шил, и что же? — вмес­то хле­ба — блюз опять.

Блюз, при­вет! Как по­жива­ешь? Бро­дишь все, в тру­бу тру­бя?
Блюз, при­вет! Как по­жива­ешь? Бро­дишь все, в тру­бу тру­бя?
У ме­ня, брат, все в по­ряд­ке, ну а как там у те­бя?

Да, я прос­нулся — и к по­душ­ке по­тянул­ся нес­прос­та.
Да, я прос­нулся — и к по­душ­ке по­тянул­ся нес­прос­та:
нет со мной мо­ей лю­бимой, и по­душ­ка — глянь! — пус­та.

Ну, я ду­маю, мой чер­ный, чер­ный день мой нас­ту­пил.
Да, я ду­маю, мой чер­ный, чер­ный день мой нас­ту­пил,
слов­но в шторм поп­лыл на лод­ке без ру­ля и без вет­рил.

Коль и зав­тра бу­дет пло­хо, так же пло­хо, как сей­час,
да, коль и зав­тра бу­дет пло­хо, так же пло­хо, как сей­час, —
мне ко дну пой­ти, ей-бо­гу, бу­дет, зна­чит, в са­мый раз.

Ка­бы стал бу­тыл­кой вис­ки блюз мой, — я б на­пил­ся пь­ян.
Да, ка­бы стал бу­тыл­кой вис­ки блюз мой, — я б на­пил­ся пь­ян,
лишь бы от се­бя, ей-бо­гу, убе­жать ко всем чер­тям.