Дэниел Уэбстер на рыбалке

Сво­им охот­ничь­им ружь­ям Дэ­ни­ел, по ста­рин­но­му обы­чаю, да­вал са­мые не­ожи­дан­ные име­на. Бы­ла у не­го и «Мис­сис Пэт­рик», и «Бен­джа­мин Фран­клин», и «Крош­ка Бил­ли», и дру­гие про­чие. А удоч­ку, ко­торой он ло­вил в во­дах Сэн­дви­ча и Мар­шфил­да неж­ную фо­рель, он наз­вал «Ста­руш­ка Буль­буль». Эту удоч­ку сде­лал для не­го не кто иной, как сам Джон Фо­рель. Имен­но с этой удоч­кой в ру­ках, ког­да он пе­рехо­дил вброд Мар­шфилд-Ри­вер, Дэ­ни­ел У­эб­стер со­чинил свою зна­мени­тую речь для выс­тупле­ния в Бин­кер-Хил­ле, о чем он со­об­ща­ет нам в сво­ем жиз­не­опи­сании.

И хо­тя со вре­менем он стал че­лове­ком из­вес­тным и всег­да был об­ре­менен важ­ны­ми го­сударс­твен­ны­ми де­лами, лю­бимым его за­няти­ем всю жизнь ос­та­вались охо­та и рыб­ная лов­ля. Ник­то луч­ше его не умел рас­ска­зывать про слу­чаи на ре­ке или в ле­су. Он лег­ко сво­дил друж­бу с прос­ты­ми людь­ми и имел при­выч­ку за­бирать­ся в са­мые глу­хие угол­ки.

Но, по­жалуй, глав­ное удо­воль­ствие он по­лучал, пой­мав не ры­бу, а удач­но­го со­бесед­ни­ка.

Од­нажды он от­пра­вил­ся ры­бачить на по­лу­ос­тров Кейп-Код. Про­текал там один осо­бен­ный ру­чей, о ко­тором Дэ­ни­ел прос­лы­шал у се­бя до­ма и хо­тел уви­деть собс­твен­ны­ми гла­зами. Про­текал он ми­лях в вось­ми — де­сяти от ре­ки Сэн­двич. Ид­ти ту­да бы­ло сос­но­вым бо­ром, за ко­торым рас­ки­нулась ши­рокая лу­гови­на, слу­жив­шая ло­жем это­му ручью. А на хол­ме сто­ял дом хо­зя­ина тех мест.

Дэ­ни­ел подъ­ехал пря­мо к из­го­роди и, за­метив во дво­ре ста­рика хо­зя­ина, веж­ли­во поп­ро­сил у не­го раз­ре­шения при­вязать на ча­сок-дру­гой сво­его ко­ня. Хо­зя­ин с го­тов­ностью сог­ла­сил­ся.

Зва­ли его Бей­кер. Дэ­ни­ел на­чал с ним раз­го­вор, как во­дит­ся, с воп­ро­са о по­годе. Тот от­ве­тил. Дэ­ни­ел за­нял­ся сво­ей удоч­кой, про­верил ле­су, крю­чок, а раз­го­вор тек сво­ей че­редой.

У­ЭБ­СТЕР. Мис­тер Бей­кер, с ва­шего поз­во­ления, я хо­тел бы по­удить в ва­шем ручье фо­рель.

БЕЙ­КЕР. Ми­лос­ти про­сим, сэр, ми­лос­ти про­сим.

У­ЭБ­СТЕР. Слы­шал я, у вас тут от­личная лов­ля.

БЕЙ­КЕР. Что и го­ворить, сэр, мно­го лю­дей тут пе­ребы­вало. Слу­чалось, не­мало фо­рели они уно­сили от­сю­да.

У­ЭБ­СТЕР. И ут­ро как раз под­хо­дящее для кле­ва. А с ка­кого мес­та они обыч­но на­чина­ли удить, поз­во­лю се­бе спро­сить?

БЕЙ­КЕР. Охот­но вам по­кажу, сэр. Пой­дем­те.

Мис­тер Бей­кер про­водил Дэ­ни­ела У­эб­сте­ра к ручью и по­казал мес­то. Над во­дой сви­сали гус­тые вет­ви оль­ша­ника, но­ги увя­зали в топ­кой гря­зи. Дэ­ни­ел сра­зу про­валил­ся по щи­колот­ку.

У­ЭБ­СТЕР. Ну и топ­ко здесь у вас, мис­тер Бей­кер.

БЕЙ­КЕР. Да. Ху­же не бы­ва­ет, сэр.

У­эб­стер нес­коль­ко раз поп­ро­бовал бы­ло за­кинуть удоч­ку, но крю­чок цеп­лял за оль­хо­вые вет­ки.

У­ЭБ­СТЕР. Эти оль­хо­вые вет­ки од­на по­меха, сог­ласны, мис­тер Бей­кер?

БЕЙ­КЕР. Да, ху­же не бы­ва­ет, сэр.

На­лете­ли ко­мары, от­бою от них не бы­ло. Ру­ка ус­та­ла хло­пать по ли­цу и по дру­гой ру­ке, ко­торой У­эб­стер дер­жал удоч­ку.

У­ЭБ­СТЕР. Ну и ко­маров у вас тут, мис­тер Бей­кер, ту­ча! Из­го­лода­лись, вид­но.

БЕЙ­КЕР. Да, сэр, ху­же не бы­ва­ет.

А жа­рища сто­яла в ни­зине! Ну прос­то не­чем бы­ло ды­шать. Дэ­ни­ел вы­тер со лба пот и сде­лал не­боль­шую пе­редыш­ку.

У­ЭБ­СТЕР. Ну и жа­рища здесь, под эти­ми кус­та­ми, мис­тер Бей­кер.

БЕЙ­КЕР. Да, сэр, ху­же не бы­ва­ет.

Пос­ле пе­редыш­ки У­эб­стер про­дол­жал удить. Час, не мень­ше, он са­мо­от­вержен­но бо­рол­ся с жа­рой и с оль­хо­выми вет­ка­ми, и с топ­кой грязью, и с ко­мара­ми…

И вот спус­тя час.

У­ЭБ­СТЕР. А кле­ва-то у вас тут вро­де и нет, мис­тер Бей­кер?

БЕЙ­КЕР. Да, сэр, ху­же не бы­ва­ет.

На это воз­ра­зить бы­ло не­чего. Дэ­ни­ел У­эб­стер свер­нул удоч­ку и от­пра­вил­ся вос­во­яси.

Ког­да его спра­шива­ли про ры­бал­ку на ручье воз­ле Сэн­дви­ча, он всег­да сме­ял­ся в от­вет и го­ворил:

— О-о, сэр, ху­же не бы­ва­ет!