Горбатая кантина и золотая лихорадка

Ис­то­рия зна­ла кое-ко­го из зо­лото­ис­ка­телей, про­мыш­лявших в ка­лифор­ний­ской пус­ты­не Май­ав, у ко­торых бы­ла лю­бопыт­ная встре­ча с ди­ковин­ной ры­бой. Ры­ба в пус­ты­не — это всег­да ди­ковин­ка, будь то в на­ши дни или в ис­то­ричес­ком прош­лом, осо­бен­но в та­кой за­суш­ли­вой пус­ты­не, как Май­ав, ко­торая не зна­ет вла­ги боль­шую часть го­да. Там нет ни озер, ни рек, дос­той­ных упо­мина­ния. Од­на­ко все ме­ня­ет­ся, ког­да нас­ту­па­ет се­зон дож­дей, и по­токи во­ды вы­лива­ют­ся на хол­мы и кань­оны. На­чина­ет­ся нас­то­ящее на­вод­не­ние, та­кое, что в нем мо­жет зах­лебнуть­ся да­же кит.

Как-то ле­том в по­ис­ках зо­лота ту­да заб­ре­ли два ста­рате­ля: италь­янец с шот­ланд­ским име­нем Пэт Мак­карти и шот­ландец с италь­ян­ским име­нем Ан­то­нио Джа­коми­ни. Чуднó, прав­да? Но все чуднó пе­репу­талось в ту бес­по­кой­ную по­ру зо­лотой ли­хорад­ки.

Двое дру­зей выс­тро­или жал­кую хи­жину на скло­не кань­она, в ко­тором на­де­ялись най­ти зо­лото. Но во­ды в тех мес­тах не бы­ло на мно­гие ми­ли вок­руг, прав­да, они прих­ва­тили с со­бой од­ну боч­ку для питья, но и та бы­ла поч­ти уже пус­та.

В один осо­бо зной­ный день они спус­ти­лись в кань­он на по­ис­ки зо­лота и наш­ли неп­ло­хой са­моро­док. Ок­ры­лен­ные ус­пе­хом, они про­дол­жа­ли ис­кать и наш­ли еще нес­коль­ко дра­гоцен­ных кус­ков. Они так ув­леклись, что не за­мети­ли, как уш­ли от сво­ей хи­жины да­леко-да­леко и как фля­ги их опус­те­ли. Вре­мени до за­ката сол­нца ос­та­валось толь­ко-толь­ко, что­бы ус­петь зас­ветло доб­рать­ся до хи­жины. Од­на­ко, преж­де чем по­вора­чивать на­зад, они со­ору­дили на том мес­те, где наш­ли зо­лото, опоз­на­ватель­ный знак из кам­ня, де­рева и как­ту­сов.

Они бы­ли уже поч­ти у до­ма, ког­да не­бо вдруг пок­ры­лось пур­пурны­ми об­ла­ками и его, слов­но ог­ненная змея, про­чер­ти­ла мол­ния. Ту­чи раз­вер­злись, и на выж­женную пус­ты­ню хлы­нул дождь. К со­жале­нию, там не бы­ло ни тра­вы, ни де­ревь­ев, ко­торые пос­пе­шили бы на­пить­ся бла­жен­ной вла­ги. По пес­ча­ной зем­ле по­нес­лись бур­ные ре­ки. Со скло­нов кань­она то­же хлы­нули во­дяные по­токи, пря­мо на Мак­карти и Джа­коми­ни. Они зак­ру­тили их, за­вер­те­ли и унес­ли за со­бой. Бед­ные зо­лото­ис­ка­тели из пос­ледних сил би­лись, что­бы вып­лыть.

На­конец по­ток прор­вался сквозь кань­он. Не­ча­ян­но Мак­карти ух­ва­тил ру­кой что-то сколь­зкое. Ис­пу­гав­шись, что это змея, он пе­реки­нул ее че­рез пле­чо, и она шлеп­ну­лась пря­мо на бе­рег. Од­на­ко ког­да во­об­ра­жа­емая змея мель­кну­ла в воз­ду­хе, Мак­карти ус­пел раз­гля­деть, что это вов­се не змея, а ры­ба. Че­рез мгно­вение их обо­их, то есть Мак­карти и его на­пар­ни­ка, ок­ру­жили сот­ни рыб. Их так­же вы­нес­ло по­током из кань­она, но они ка­зались в во­де еще бо­лее бес­по­мощ­ны­ми, чем друзья-ста­рате­ли, и пы­тались вска­раб­кать­ся им на пле­чи.

Мак­карти и Джа­коми­ни об­на­ружи­ли, что их от­несло к пес­ча­ной кот­ло­вине, в ко­торой те­перь об­ра­зова­лось озе­ро. Ед­ва ды­ша, они все же дос­та­ли но­гами дно у са­мого бе­рега. Ры­ба би­лась и тре­пыха­лась, ста­ра­ясь дер­жать­ся поб­ли­же к ним.

Жа­реная рыб­ка пос­ре­ди пус­ты­ни — это ли не ла­комс­тво? Друзья ста­ли хва­тать ры­бу и выш­вы­ривать ее на пес­ча­ный бе­рег.

Вко­нец вы­мотав­шись, Мак­карти бро­сил это за­нятие.

— Я и рань­ше слы­шал о рыб­ном дож­де, — приз­нался он, — но толь­ко те­перь по­верил в та­кое чу­до. Хва­тит с нас, мы наб­ра­ли ры­бы на це­лую не­делю!

— Эта ры­ба взя­лась вов­се не с не­ба, — за­метил Джа­коми­ни. — Это сов­сем дру­гая ры­ба, она гор­ба­тая. Толь­ко в пус­ты­не Май­ав во­дит­ся та­кая ры­ба — гор­ба­тая кан­ти­на. Она жи­вет в ма­лень­ких бо­чаж­ках, раз­бро­сан­ных по пес­ча­ной рав­ни­не. Ты не об­ра­тил раз­ве вни­мания, ка­кой стран­ный у нее вид?

Тут толь­ко Мак­карти вни­матель­но приг­ля­дел­ся к ры­бам, об­ле­пив­шим его со всех сто­рон. Вот чу­деса, у рыб на спи­не кра­совал­ся нас­то­ящий горб, сов­сем как у вер­блю­да!

Джа­коми­ни под­це­пил еще од­ну ры­бину, но не спе­шил бро­сать ее на бе­рег.

— Ви­дишь, у нее на спи­не кан­ти­на, вро­де как ре­зер­ву­ар? В ней она дер­жит за­пас­ную во­ду. Эта ры­ба чувс­тву­ет, ког­да во­да в бо­чаж­ке вот-вот пе­ресох­нет, и на­бира­ет ее в свой ре­зер­ву­ар, а по­том идет че­рез всю пус­ты­ню, по­ка не встре­тит еще один бо­чаг со све­жей во­дой. Ду­маю, она чу­ет во­ду за двад­цать миль, а то и боль­ше. Эти бед­ные соз­да­ния, на­вер­ное, пе­ресе­кали кань­он как раз, ког­да хлы­нул дождь. Они бо­ят­ся глу­бокой во­ды. Ес­ли бы мы не вы­кину­ли поч­ти всю ры­бу на бе­рег, она бы прос­то по­тону­ла, по­нима­ешь?

— Но ког­да ты ус­пел все уз­нать про гор­ба­тую кан­ти­ну? — уди­вил­ся Мак­карти.

— Да толь­ко что! — от­ве­чал Джа­коми­ни. — Уви­дел и все по­нял.

В это вре­мя од­на рыб­ка, ко­торая бы­ла еще в во­де, с моль­бой пос­мотре­ла на Мак­карти. Мак­карти сжа­лил­ся и вы­кинул ее на бе­рег, при­со­еди­нив к ос­таль­ным. И толь­ко тут он вдруг осоз­нал, что, собс­твен­но, вы­киды­вали-то они с Джа­коми­ни ры­бок на бе­рег, что­бы ус­тро­ить слав­ное пир­шес­тво! Но и ос­тавлять их в во­де зна­чило об­речь на по­гибель, по­тому они с та­ким от­ча­яни­ем и смот­ре­ли на дру­зей-ста­рате­лей, что бо­ялись уто­нуть.

Нет, вы­нес­ти их стра­даль­чес­ко­го взгля­да бы­ло не­воз­можно, и Мак­карти с Джа­коми­ни за­нялись спа­сени­ем ос­таль­ных ры­бок. А ког­да во­да пос­те­пен­но спа­ла и уш­ла в пе­сок, им и са­мим уда­лось выб­рать­ся на бе­рег.

Спа­сен­ная кан­ти­на стол­пи­лась вся на­вер­ху. Счастье и бла­годар­ность бы­ли на­писа­ны на их ли­цах, и друзья-ста­рате­ли от­бро­сили вся­кую мысль вос­поль­зо­вать­ся ими для сво­его пир­шес­тва. Вмес­то это­го они по­бежа­ли ско­рей к дру­гому во­до­ему, где ос­та­валось еще мно­го во­ды, на­пол­ни­ли свои фля­ги и пос­пе­шили с ни­ми к хи­жине. Там они пе­рели­ли во­ду из фляг в боч­ку и вер­ну­лись к убы­ва­ющей во­де за вто­рой пор­ци­ей. Ведь во­да бы­ла им нуж­на не толь­ко для питья, им еще пред­сто­яло про­мывать пе­сок, взя­тый из кань­она, что­бы до­быть из не­го зо­лото. Им очень хо­телось раз­бо­гатеть, что­бы вер­нуть­ся с по­бедой до­мой: италь­ян­цу с шот­ланд­ским име­нем Мак­карти в свою сол­нечную Ита­лию, а шот­лан­дцу с италь­ян­ским име­нем Джа­коми­ни в ле­сис­тую Шот­ландию.

Ког­да они в тре­тий раз приш­ли к во­до­ему, они по­няли всю тщет­ность сво­их уси­лий. Во­да ухо­дила в пе­сок слиш­ком быс­тро, в луч­шем слу­чае им удас­тся еще ра­за два на­пол­нить фля­ги, а раз­ве столь­ко во­ды им нуж­но? Это же кап­ля в мо­ре!

И вот под­хо­дят они с на­пол­ненны­ми фля­гами к хи­жине, ог­ля­дыва­ют­ся, а за ни­ми сле­дом длин­ной ве­рени­цей выс­тро­ились те са­мые рыб­ки, ко­торых они спас­ли от по­топа. Идут, под­пры­гивая на хвос­те, в гла­зах вос­торг и ре­шимость. Друзья-ста­рате­ли так и зас­ты­ли на мес­те: что даль­ше бу­дет?

Сто­ят смот­рят и что же ви­дят: во­жак рыбь­его шес­твия взби­ра­ет­ся по ста­рым дос­кам и шта­белям дров, сло­жен­ным воз­ле боч­ки с во­дой и, дос­тигнув вер­ха, нак­ло­ня­ет­ся и вы­лива­ет из сво­ей кан­ти­ны всю во­ду в боч­ку. А за ним и ос­таль­ные ры­бы про­делы­ва­ют то же са­мое. Опус­то­шив свои кан­ти­ны, ры­бы по сиг­на­лу во­жака выс­тра­ива­ют­ся сно­ва длин­ной це­поч­кой и быс­тро то­па­ют к во­до­ему, что­бы еще раз по­пол­нить свои ре­зер­ву­ары.

Они пов­то­ряли это пу­тешес­твие до тех пор, по­ка боч­ка не на­пол­ни­лась во­дой до кра­ев. И те­перь уже в гла­зах у ста­рате­лей сто­яли вос­торг и бла­годар­ность. Про­ща­ясь с гор­ба­той кан­ти­ной, счас­тли­вые зо­лото­ис­ка­тели да­же прос­ле­зились от уми­ления.

Мно­го лет спус­тя, ког­да Мак­карти и Джа­коми­ни на­конец раз­бо­гате­ли, они вер­ну­лись в пус­ты­ню Май­ав и по­пыта­лись най­ти сво­их ста­рых дру­зей, что­бы от­бла­года­рить их. Они заг­ля­дыва­ли во все во­до­емы этой не­объ­ят­ной пус­ты­ни, но так и не наш­ли ни од­ной гор­ба­той кан­ти­ны. Их дру­зей боль­ше не ста­ло. То ли рыб­ки уто­нули, ког­да еще раз слу­чил­ся по­топ, то ли по­гиб­ли от жаж­ды, прих­ва­тив слиш­ком ма­ло во­ды, ког­да вер­ну­лись от хи­жины к во­до­ему.

Так или ина­че, са­мо­от­вержен­ный пос­ту­пок их до­казал, что и ры­ба то­же по­мощ­ник в бе­де, осо­бен­но то­му, кто от­пра­вил­ся ис­кать зо­лото в пус­ты­ню Май­ав и очень нуж­да­ет­ся в во­де.