Как гремучие змеи старину Пайка спасли

Го­ворят, рань­ше на За­паде гре­мучих змей во­об­ще бы­ло ви­димо-не­види­мо, они пе­река­тыва­лись по зем­ле, слов­но вол­ны по мо­рю. И буд­то бы ков­бо­ям при­ходи­лось ста­вить ско­тину на хо­дули, что­бы и змея не уку­сила. И все-та­ки бы­ли же змеи, нас­тро­ен­ные дру­жес­твен­но. Возь­мем хо­тя бы к при­меру слу­чай со ста­рате­лем, ко­торый от­пра­вил­ся ис­кать зо­лото го­ду этак в 1848. Сда­ет­ся, зва­ли его Ста­рина Пайк. Так вот, хо­зя­ин при­ис­ка на­нял его с на­пар­ни­ком на свою шах­ту и ве­лел им спус­тить­ся пог­лубже, пог­ля­деть, нет ли там зо­лота.

Еще по до­роге на при­иск Ста­рина Пайк не­наро­ком су­нул ру­ку в кар­ман и вы­тащил от­ту­да мы­шон­ка, очень сим­па­тич­но­го. А пос­коль­ку жи­вот­ных он во­об­ще лю­бил, то ре­шил его при­ручить и прих­ва­тить с со­бой в шах­ту, для ве­селья.

Спус­тившись в шах­ту, друзья-ста­рате­ли об­на­ружи­ли там хит­ро­ум­ное подъ­ем­ное ус­трой­ство, ко­торое поз­во­ляло спус­кать и под­ни­мать ве­рев­ку с по­мощью што­ка и ру­ко­яти. Ста­рина Пайк был от при­роды тощ и су­хопар и ре­шил пер­вым ис­пы­тать подъ­ем­ник. При­вязал к по­ясу ве­рев­ку и ве­лел на­пар­ни­ку спус­тить его пог­лубже.

Он бла­гопо­луч­но опус­тился на глу­бину в трид­цать фу­тов, как вдруг ве­рев­ка обор­ва­лась, и Ста­рина Пайк слов­но гру­зило по­летел вниз и шмяк­нулся о са­мое дно. На­пар­ник, ос­тавший­ся на­вер­ху, гля­нул в глу­бину, ни­чего не раз­гля­дел и не ус­лы­шал, но ре­шил, что Пайк убил­ся нас­мерть, и дал де­ру.

Од­на­ко Ста­рина Пайк вско­ре при­шел в се­бя и за­думал­ся: как же выб­рать­ся из этой шах­ты? Ка­раб­кать­ся вверх по от­весной сте­не не­чего бы­ло и ду­мать, а ко­нец обор­ванной ве­рев­ки был слиш­ком да­леко от не­го. Что­бы уте­шить­ся, Пайк вы­тащил из кар­ма­на мы­шон­ка. Сла­ва бо­гу, он ни­чуточ­ки не пос­тра­дал от па­дения, толь­ко вот усы у не­го по­седе­ли — на­вер­ное, от стра­ха.

Ста­рина Пайк су­нул мы­шон­ка об­ратно в кар­ман и тут вдруг за­метил, как свер­ху что-то па­да­ет, сколь­зит по сте­не и рас­плас­ты­ва­ет­ся не­под­вижно у его ног. Ока­залось, это боль­шу­щая гре­мучая змея се­ми фу­тов дли­ной, не мень­ше. От па­дения она, вид­но, по­теря­ла соз­на­ние. Ста­рина Пайк быс­трень­ко нас­ту­пил на нее но­гой и при­давил ей го­лову к зем­ле. Он лег­ко бы спра­вил­ся со зме­ей, но от при­роды лю­бил жи­вот­ных и по­тому от­нял но­гу, толь­ко не сов­сем.

На­конец змея от­кры­ла гла­за и ста­ла из­ви­вать­ся, же­лая выс­во­бодить­ся, а Ста­рина Пайк стал уве­щевать ее, го­воря, что ни­чего пло­хого ей де­лать не со­бира­ет­ся. Кор­чить­ся змея пе­рес­та­ла, но пог­ля­дыва­ла на Пай­ка ис­пу­ган­но и с не­дове­ри­ем, Тут Пайк вспом­нил о мыш­ке. Он знал, что змеи очень лю­бят мы­шей, и, хо­тя ему бы­ло боль­но и неп­ри­ят­но, он ре­шил по­жер­тво­вать мышью, что­бы за­доб­рить змею.

Дру­гого вы­хода он прос­то не ви­дел.

Змея ми­гом прог­ло­тила мыш­ку и пог­ля­дела на Пай­ка уже с бла­годар­ностью. Да и во­об­ще пы­талась про­явить та­кое бла­горас­по­ложе­ние, что Пайк рис­кнул снять но­гу с ее го­ловы. А по­том за­гово­рил с ней; он во­об­ще лю­бил раз­го­вари­вать с жи­вот­ны­ми и уве­рял, что они его по­нима­ют. Он по­жало­вал­ся ей на свое бедс­твен­ное по­ложе­ние. Змея за­мор­га­ла и, ка­залось, за­дума­лась. Но тут же на­чала дей­ство­вать. Влез­ла Ста­рине Пай­ку на ру­ки и сви­лась там ка­лачи­ком. А по­том ста­ла рас­ка­чивать го­ловой, и Пайк смек­нул, что она рас­ка­чива­ет­ся, что­бы со­вер­шить пры­жок до вер­хне­го края шах­ты. Глу­бина шах­ты бы­ла из­рядная, да­же для та­кой длин­ной се­мифу­товой змеи, как эта, но иг­ра сто­ила свеч.

Рас­ка­чав­шись, змея нап­ряглась все­ми сво­ими мус­ку­лами, по­дала знак Пай­ку, он под­бро­сил ее, и она взви­лась вверх. Змея доп­рыгну­ла до крес­то­вины подъ­ем­ни­ка и вы­тяну­ла шею — собс­твен­но, вся­кая змея сос­то­ит до по­лови­ны из шеи, а по­том идет хвост. Так вот, она вы­тяну­ла шею и впи­лась зу­бами в крес­то­вину. По­вис­нув на зу­бах, она пос­те­пен­но под­тя­нулась на­верх вся и тут же ис­чезла из ви­ду.

А Ста­рина Пайк си­дел вни­зу и ждал, что бу­дет даль­ше. По прав­де го­воря, он был слег­ка обес­ку­ражен. Вы­ходит, он и мыш­ку руч­ную по­терял, и от змеи ни­чего не по­лучил — ни те­бе спа­сибо, ни до сви­данья. Он ос­тался со­вер­шенно один на дне глу­бокой шах­ты без вся­кой на­деж­ды на спа­сение.

Прош­ло сколь­ко-то ча­сов, сгус­ти­лись су­мер­ки, они бы­ли та­кие плот­ные, что Ста­рина Пайк ре­шил ус­тро­ить из них мяг­кое ло­же, что­бы пос­пать. Но го­лод не да­вал ему спать, приш­лось дос­тать нож и от­ре­зать но­сок баш­ма­ка, что­бы по­жевать его и слег­ка под­кормить­ся. И как раз в это вре­мя свер­ху в шах­ту с шу­мом по­сыпа­лись ка­муш­ки. Ста­рина Пайк под­нял гла­за. Что-то мед­ленно спус­ка­лось вниз.

Пайк зак­ри­чал от ра­дос­ти, ре­шив, что это его друг вер­нулся, что­бы спас­ти его. Но тут же упал ду­хом. То был его друг, но толь­ко не на­пар­ник, а гре­мучая змея, да не од­на, а с се­бе по­доб­ны­ми. Дер­жа друг друж­ку за хвост, они вы­тяну­лись в длин­ную ве­рев­ку, ко­торая дос­та­ла до са­мого дна шах­ты. Са­мая вер­хняя змея об­ви­лась вок­руг стол­ба, слов­но за­цепи­лась за якорь. У Пай­ка за­щеми­ло от вол­не­ния сер­дце, ког­да до не­го дош­ло, на­конец, за­чем вер­ну­лась сю­да гре­мучая змея со сво­ей спа­сатель­ной ко­ман­дой.

Змея мот­ну­ла Пай­ку го­ловой, он ух­ва­тил­ся за сколь­зкий че­шуй­ча­тый ка­нат и, пе­рех­ва­тывая ру­ками, по­лез на­верх. Он был прос­то счас­тлив, так бы и об­нял всех сво­их спа­сите­лей по оче­реди.

Еще не доб­равшись до се­реди­ны шах­ты, он вдруг ус­лы­шал, буд­то кто-то то­нень­ко по­пис­ки­ва­ет у не­го в кар­ма­не. Вот так так! Да это его мыш­ка с се­дыми уса­ми! Ока­зыва­ет­ся, гре­мучая змея из дру­жес­ких чувств взя­ла да вы­чих­ну­ла мыш­ку це­лую и нев­ре­димую, раз­ве что за уша­ми у нее чуть вспо­тело.

Ког­да Ста­рину Пай­ка ви­дели в пос­ледний раз, руч­ная мыш­ка бы­ла все еще при нем, пря­талась в его кар­ма­не. Он ведь был от при­роды боль­шой лю­битель жи­вот­ных, му­хи бы не оби­дел, не по­падись толь­ко она не­наро­ком под хло­пуш­ку, ко­торой он об­ма­хивал­ся в жар­кую по­году. Что же до гре­мучих змей, их Ста­рина Пайк счи­тал и вов­се луч­ши­ми друзь­ями че­лове­ка.

Боль­шинс­тво с этим мо­жет не сог­ла­сить­ся, но ведь боль­шинс­тво и не па­дало на дно глу­бокой шах­ты. А по­том, мо­жет, в на­ши дни гре­мучие змеи ста­ли уже не те, что бы­ли сто лет на­зад, хо­тя толь­ко на прош­лой не­деле рас­ска­зыва­ли ис­то­рию про змею, ко­торая учи­лась иг­рать на ги­таре. Прав­да, не все­му верь, что слы­шишь…