О чём говорят на Великой Равнине

— Не­уж­то тут у вас всег­да ду­ет та­кой бе­шеный ве­тер? — спро­сил при­ез­жий гость с Вос­то­ка.

— Не, мис­тер, — от­ве­чал хо­зя­ин ран­чо, — та­кой по­ду­ет дней во­семь, де­сять, а по­том уж по­ду­ет по-нас­то­яще­му.

— Что это у те­бя в этой от­кры­той по­воз­ке? — спро­сил ков­бой фер­ме­ра.

— Как что, мой ого­род. Как уви­жу где вда­ли об­ла­ко или ту­чу, так го­ню ту­да мо­их во­лов, что­бы за­полу­чить хоть горс­тку дож­дя. Вот лишь бы ко­леса не под­ве­ли, да во­лы бы не сдох­ли, а то со­беру на сво­ем ого­роде три уро­жая за этот се­зон.

— Да-а, хо­рошее бы­ло бы здесь мес­течко, — ска­зал вновь при­быв­ший, — ес­ли бы­ла бы во­да.

— Еще бы, — сог­ла­сил­ся фер­мер, чья по­воз­ка смот­ре­ла уже но­сом на Вос­ток, — то же са­мое мож­но ска­зать и про ад.

— Что­бы раз­до­быть здесь во­ду, — за­метил дру­гой фер­мер, — мы ле­зем на не­бо, а что­бы дос­тать де­рево, ро­ем зем­лю.

Это он имел в ви­ду, что на­до лезть на баш­ню вет­ря­ной мель­ни­цы, что­бы рас­кру­тить ее ко­леса и вы­капы­вать кор­ни де­ревь­ев, что ос­та­лись пос­ле по­жара.

— Ска­жите, где чем вы даль­ше иде­те, тем мень­ше ви­дите? Чем боль­ше най­де­те ручь­ев, тем мень­ше во­ды?

Где боль­ше все­го ко­ров и мень­ше все­го мо­лока? Где чем боль­ше туч, тем мень­ше дож­дя? Где вид­но да­леко, но не вид­но ни де­рева?

— Где? На Ве­ликой Рав­ни­не.

— Что ты де­ла­ешь? — спро­сил ков­бой сво­его но­вого со­седа из Й­овы, ко­торый толь­ко не­дав­но при­ехал и ку­пил учас­ток зем­ли на дне быв­ше­го рус­ла ре­ки.

— Раз­ве не ви­дишь? Строю пло­тину.

— Пло­тину? А за­чем?

— Чтоб за­дер­жать во­ду.

— И ты ду­ма­ешь, это по­может?

— А по­чему бы нет? — воз­му­тил­ся фер­мер. — У се­бя в Й­ове я так же точ­но пос­тро­ил пло­тину, и по­мог­ло.

Ков­бой дол­го мол­чал, за­думав­шись. Пос­то­ял на од­ном бе­регу. Пе­решел на дру­гой. Пот­ро­гал, по­копал сво­ими вы­соки­ми каб­лу­ками дно быв­шей ре­ки. По­том, сдви­нув на за­тылок бе­лую ши­роко­полую стет­со­нов­скую шля­пу, вы­мол­вил, на­конец:

— А ты ре­ку спро­сил?

Увы, в бли­жай­шее же по­ловодье пло­тина бы­ла сме­тена, а с нею и по­лови­на учас­тка не­задач­ли­вого фер­ме­ра из Й­овы.

Про Ве­ликую Рав­ни­ну го­ворят:

— Ес­ли вы не ис­тле­ли там от за­сухи и су­хове­ев и не за­мер­зли от снеж­ных бурь и лив­ней с гра­дом, вас неп­ре­мен­но сож­рет са­ран­ча или бир­же­вые дель­цы и по­лити­каны.

Что ж, та­кое ут­вер­жде­ние по­казы­ва­ет лишь од­но: от сто­ициз­ма до бун­та все­го один шаг.