Охота на крошку Билли

Даль­ше со­бытия раз­ви­вались очень быс­тро.

Убий­ство бы­ло со­вер­ше­но в по­недель­ник, а уже в сре­ду ше­риф Брэ­ди и его по­мощ­ник Джордж Хин­дмэн вы­еха­ли в нап­равле­нии ран­чо Чи­сама, что­бы арес­то­вать Крош­ку Бил­ли. Ник­то, кро­ме них, не знал об этом — они сов­сем не хо­тели, что­бы Крош­ка Бил­ли при­гото­вил­ся к встре­че.

— Приз­на­юсь, мне не очень све­тит это де­ло, — за­метил Хин­дмэн сво­ему на­чаль­ни­ку, ког­да они толь­ко по­кину­ли Лин­кольн.

— Ты что, бо­ишь­ся? — уди­вил­ся ше­риф Брэ­ди.

— Ник­то не пос­ме­ет ска­зать, что Джордж Хин­дмэн хоть раз поб­леднел, гля­дя на ствол ружья в ру­ках у вра­га. И все-та­ки чую я, не вый­ти нам жи­выми из этой схват­ки.

— Крош­ка Бил­ли опа­сен, я знаю, — сог­ла­сил­ся ше­риф. — Но ес­ли мы зас­та­нем его врас­плох, мы арес­ту­ем его без кро­воп­ро­лития.

— Ло­ви кош­ку, по­ка она спит. Но Бил­ли ок­ру­жен сво­ими людь­ми, и они бу­дут сто­ять за не­го до кон­ца. Го­ворю те­бе, дох­лое это де­ло. Но де­вать­ся уже не­куда.

Пред­чувс­твия их не об­ма­нули.

В ту сре­ду Крош­ке Бил­ли бы­ло то­же не по се­бе. Он так ска­зал од­но­му из друж­ков:

— Се­год­ня у ме­ня бу­дет встре­ча. И один из нас ум­рет.

Он вы­шел из сво­ей па­лат­ки с за­ряжен­ным пис­то­летом 41-го ка­либ­ра. Око­ло по­луд­ня он уви­дел вда­ли двух всад­ни­ков, приб­ли­жав­шихся с за­пада. Он при­кинул — до ран­чо им ос­та­ет­ся пол­ных пять миль. Зна­чит, че­рез со­рок ми­нут они бу­дут здесь. Но уз­нать, кто та­кие, мож­но бу­дет уже ми­нут че­рез двад­цать.

В нуж­ный мо­мент он под­нес к гла­зам би­нокль.

— Ше­риф!

Это­го бы­ло дос­та­точ­но. Не те­ряя спо­кой­ствия, Бил­ли от­пра­вил­ся к до­му, сто­яв­ше­му оди­ноко на от­ши­бе, что­бы ук­рыть­ся там. Он при­гото­вил­ся. Прош­ли пять… де­сять… пят­надцать… двад­цать ми­нут. За уг­лом раз­дался цо­кот ко­пыт. Бил­ли вы­шел навс­тре­чу. Вот он пе­ред ни­ми, ли­цом к ли­цу с ше­рифом и его по­мощ­ни­ком.

В тот же миг он вски­нул к пле­чу пис­то­лет и на­жал на ку­рок, при­целив­шись ше­рифу в са­мое сер­дце. Рез­кая вспыш­ка. От­да­ча. Бе­лое об­лачко взви­лось вверх. Еще вспыш­ка — от­да­ча… Юж­ный ве­тер быс­тро очис­тил воз­дух. Сде­лав шаг впе­ред с опу­щен­ным пис­то­летом, Бил­ли уви­дел обо­их — ше­рифа и его по­мощ­ни­ка — у сво­их ног.

Вок­руг уже соб­ра­лась тол­па. Но ник­то, да­же ес­ли счи­тал нуж­ным, не ос­ме­лил­ся арес­то­вать Бил­ли. Нап­ро­тив, рас­по­ряжал­ся всем он, ве­лев сво­им лю­дям соб­рать­ся че­рез час в пол­ном сна­ряже­нии, при ору­жии и на ко­нях, что­бы ук­рыть­ся в го­рах, так как здесь ско­ро бу­дет слиш­ком жар­ко, ког­да друзья ше­рифа Брэ­ди уз­на­ют о со­вер­шенном зло­де­янии.

Крош­ка Бил­ли соб­рал вок­руг се­бя шай­ку убийц и раз­бой­ни­ков и бро­сил вы­зов влас­тям графс­тва, про­вин­ции, все­го шта­та.

Са­мо со­бой, влас­ти то­же не си­дели сло­жа ру­ки и выс­ла­ли за ним по­гоню — по­мимо ков­бо­ев и фер­ме­ров из про­тив­ной пар­тии, еще ка­вале­рию и пе­хоту, — с при­казом арес­то­вать его. Пер­вые стыч­ки с от­ря­дом Бил­ли про­изош­ли в уз­ком кань­оне у под­но­жия не­высо­ких хол­мов, по­рос­ших сос­на­ми. С пе­ремен­ным ус­пе­хом. Уби­тых бы­ло нем­но­го с обе­их сто­рон. Эти сра­жения дли­лись два дня.

По­том Бил­ли от­сту­пил к Лин­коль­ну, где на­шел убе­жище в рос­кошном до­ме Мак­су­эй­на. Дом тут же прев­ра­тили в кре­пость, а сад — в по­ле боя. Мис­сис Мак­су­эйн, что­бы под­нять дух гар­ни­зона, иг­ра­ла для них на ро­яле во­ен­ные мар­ши и пе­ла за­жига­тель­ные бо­евые пес­ни. В от­вет от­ряд осаж­да­ющих раз­нес ро­яль в щеп­ки, обс­тре­ляв его из тя­желых охот­ничь­их ру­жей, с ко­торы­ми хо­дили на би­зонов. Же­на Мак­су­эй­на чу­дом ос­та­лась жи­ва. А сам Мак­су­эйн по­гиб в од­ном из бо­ев.

Эта бит­ва про­дол­жа­лась три дня.

Уви­дев, что дом-кре­пость оса­дой не взять, ше­риф и вой­ска шта­та ре­шили под­жечь его. Кры­шу до­ма заб­ро­сали кор­зи­нами с го­рящим дег­тем, и она вспых­ну­ла как фа­кел.

От­ря­ду Крош­ки Бил­ли приш­лось от­сту­пить, что он и сде­лал в пол­ном по­ряд­ке. Но по­тери в бой­цах на этот раз бы­ли ве­лики. Од­но­го Крош­ку Бил­ли слов­но судь­ба бе­рег­ла. Сот­ни пуль свис­те­ли ря­дом, ни од­на не бра­ла его. Он вы­шел из пе­рес­трел­ки без еди­ной ца­рапи­ны. Из всех го­лово­резов у не­го ос­та­лось не боль­ше дю­жины. Их дол­го прес­ле­дова­ли, но не схва­тили.

Пос­ле это­го от­ча­ян­но­го от­ступ­ле­ния Крош­ка Бил­ли соб­рал но­вый от­ряд и вско­ре сно­ва был го­тов на­рушать ноч­ной по­кой мир­ных жи­телей шта­та Нью-Мек­си­ко.

Итак, он при­бавил к сво­им жер­твам еще пя­терых. И та­ким об­ра­зом их ста­ло один­надцать, не счи­тая преж­них.

На­конец тер­пе­ние ско­тов­ла­дель­цев Те­хаса, Нью-Мек­си­ко и Ари­зоны лоп­ну­ло. Им на­до­ело, что Крош­ка Бил­ли и его шай­ка уго­ня­ют у них скот. Сам ко­роль ско­тов­ла­дель­цев Чар­ли Гуд­найт приг­ла­сил ше­рифа Пэ­та Гар­ре­та и его по­мощ­ни­ка Джо­на У. По, что­бы они из­ло­вили Крош­ку Бил­ли.

Джон По со­вер­шал на­бег за на­бегом в го­ры — ис­кал «сви­дания» с мо­лодым дес­пе­радо. Но луч­шие друзья Крош­ки Бил­ли уве­ряли, что не та­кой он ду­рак, что­бы ос­та­вать­ся в Шта­тах, ког­да до гра­ницы с Мек­си­кой ру­кой по­дать. Не мог­ли они да­же мыс­ли до­пус­тить, что их лю­без­ный Амур­чик пус­ка­ет стре­лы люб­ви в сер­дце пре­хоро­шень­кой мисс Дуль­ци­неи То­бос­ской из Форт-Са­нера и что ее неж­ное сер­дце не ос­та­ет­ся без от­ветных стрел.

И вот как-то в на­чале и­юля ше­риф Пэт Гар­рет по­луча­ет от сво­его че­лове­ка из Форт-Са­нера пись­мо: Крош­ка Бил­ли в го­роде. Пэт Гар­рет тут же са­дит­ся на ко­ня и вмес­те с Джо­ном По и еще од­ним бесс­траш­ным ков­бо­ем Мак­кинни ска­чет в Форт-Са­нер.

Поз­дно ве­чером 13 и­юля, ког­да уже стем­не­ло, они при­были в Форт-Са­нер и, спе­шив­шись, от­пра­вились в дом бо­гато­го ско­тово­да Пи­та Мак­су­эл­ла. Сле­ду­ет, од­на­ко, за­метить, что этот Мак­су­элл был дру­гом и Пэ­та Гар­ре­та и Крош­ки Бил­ли.

Он жил в уз­ком од­но­этаж­ном до­ме, об­ра­щен­ном фа­садом на юг. По фа­саду шла кры­тая ве­ран­да. Зе­леный па­лисад­ник пе­ред до­мом был об­не­сен час­то­колом.

Ночь сто­яла жар­кая, и две­ри дер­жа­ли от­кры­тыми. Ос­та­вив спут­ни­ков на ве­ран­де, Пэт Гар­рет во­шел в дом.

И на­до же бы­ло та­кому слу­чить­ся, что ча­сом рань­ше к Пи­ту Мак­су­эл­лу с со­сед­ней ов­це­вод­ческой фер­мы в го­рах прис­ка­кал и Крош­ка Бил­ли. Но он не стал бу­дить Пи­та, а про­шел пря­мо в зад­ние ком­на­ты к слу­ге-мек­си­кан­цу, ко­торый всег­да был рад встре­че с Бил­ли и по его прось­бе со­бирал для не­го все га­зеты.

Слу­га уже лег. Бил­ли сам за­жег лам­пу, по­том снял кур­тку и баш­ма­ки и сел к ог­ню, что­бы бег­ло прос­мотреть га­зеты, нет ли в них его име­ни. Не об­на­ружив в га­зетах ни­чего ин­те­рес­но­го, он раз­бу­дил слу­гу, поп­ро­сил при­гото­вить ужин — ему вдруг очень за­хоте­лось есть.

Под­нявшись, слу­га по­шел на кух­ню за едой, но вско­ре при­шел на­зад с пус­ты­ми ру­ками — не на­шел ни кус­ка мя­са во всем до­ме. Тог­да Крош­ка Бил­ли ре­шил пой­ти к са­мому Пи­ту Мак­су­эл­лу и да­же прих­ва­тил ку­хон­ный нож, что­бы от­ре­зать для се­бя ку­сок мя­са. Он так и от­пра­вил­ся, как был, — бо­сиком, без кур­тки и с не­пок­ры­той го­ловой.

Крош­ка Бил­ли про­шел все­го в нес­коль­ких фу­тах от то­го кон­ца ве­ран­ды, где си­дели Джон У. По и Кин Мак­кинни. Мак­кинни звяк­нул шпо­рами, и звук этот прив­лек вни­мание Крош­ки Бил­ли. В тот же миг Джон По под­нялся с мес­та — навс­тре­чу ему шел по­лу­оде­тый че­ловек. Они при­няли его за слу­гу.

Крош­ка Бил­ли схва­тил­ся за пис­то­лет, Джон По сде­лал то же. Они бы­ли друг от дру­га на рас­сто­янии вы­тяну­той ру­ки, не бо­ле.

Нас­та­вя пис­то­лет на По и за­дав быс­тро воп­рос: «Кто это?», Крош­ка Бил­ли от­сту­пил к ком­на­те Мак­су­эл­ла. Вой­дя в ком­на­ту, он на ощупь приб­ли­зил­ся к кро­вати Пи­та, в но­гах ко­торой си­дел Пэт Гар­рет, и спро­сил:

— Кто там те двое, Пит?

Тут он об­на­ружил, что на кро­вати си­дит чу­жой, и с на­целен­ным пис­то­летом стал пя­тить­ся вон из ком­на­ты, про­дол­жая за­давать все тот же воп­рос: «Кто там?»

Пит Мак­су­элл чуть слыш­но шеп­нул ше­рифу:

— Это он, Пэт.

В это вре­мя Бил­ли ока­зал­ся как раз в тон­кой по­лос­ке лун­но­го све­та, про­никав­ше­го в ком­на­ту че­рез юж­ное ок­но.

Пэт Гар­рет выс­тре­лил. Сно­ва взвел ку­рок и сно­ва выс­тре­лил. Но про­мазал — про­делал лишь дыр­ку в сте­не. И выс­ко­чил че­рез дверь на ве­ран­ду, где ос­та­вил сво­их двух по­мощ­ни­ков. Пит Мак­су­элл вы­бежал за ним сле­дом и чуть не по­лучил пу­лю в грудь от Джо­на По.

— Не стре­лять! — ско­ман­до­вал Пэт Гар­рет.

Заж­гли све­чу и тог­да толь­ко уви­дели рас­прос­тертое на по­лу те­ло Крош­ки Бил­ли. Он ле­жал на спи­не, пу­ля прош­ла че­рез грудь чуть по­выше сер­дца. У пра­вой его ру­ки ле­жал кольт 41-го ка­либ­ра, у ле­вой — ку­хон­ный нож.

Ста­ли со­бирать­ся мес­тные жи­тели — мно­гие из них бы­ли друзь­ями Бил­ли. Пэт Гар­рет раз­ре­шил им пе­ренес­ти те­ло в дом нап­ро­тив, где бы­ла мас­тер­ская плот­ни­ка. Его по­ложи­ли на скамью и заж­гли вок­руг све­чи. Вот все, что ос­та­лось от то­го, кто еще не­дав­но был са­мым от­ча­ян­ным и хлад­нокров­ным го­лово­резом, гу­ляв­шим по этой зем­ле.

На дру­гой день Крош­ку Бил­ли по­хоро­нили ря­дом с его преж­ним друж­ком То­мом О’Фал­лардом на ста­ром во­ен­ном клад­би­ще.

Он был убит в ночь на 14 и­юля 1881 го­да в воз­расте двад­ца­ти од­но­го го­да се­ми ме­сяцев и двад­ца­ти од­но­го дня, ус­пев убить двад­цать од­но­го че­лове­ка, не счи­тая ин­дей­цев, ко­торых за лю­дей не приз­на­вал.