Охота на ведьм

Грейс Шер­вуд — ведь­ма!

Так счи­тали мно­гие, кто жил в при­мор­ском графс­тве Прин­сис Энн, штат Вир­ги­ния. Но дру­гие — а их бы­ло ни­чуть не мень­ше — ут­вер­жда­ли, что вся эта бол­товня про ведьм лишь глу­пые сплет­ни ста­рых ку­мушек, не­дос­той­ные об­ра­зован­ных и ум­ных лю­дей.

Грейс Шер­вуд бы­ла му­жес­твен­ная жен­щи­на, не ве­дав­шая стра­ха. Она хо­дила всег­да свы­соко под­ня­той го­ловой и за сло­вом в кар­ман не лез­ла. Ког­да Джейн Гин­сбе­ри поп­ро­бова­ла бы­ло об­ви­нить Грейс в том, что она-де на­вела пор­чу на ее уро­жай и ско­тину, Грейс в от­вет за­яви­ла, что чес­тный упор­ный труд спа­са­ет от вся­кой пор­чи и уро­жай, и ско­тину, и вся­кое та­кое про­чее.

На­ходи­лись да­же лю­ди, ко­торые на­шеп­ты­вали, буд­то Грейс Шер­вуд пе­ресек­ла в я­ич­ной скор­лу­пе бур­ный оке­ан в по­ис­ках ядо­витых рас­те­ний, что­бы вы­садить их в па­лисад­ни­ке пе­ред сво­им до­мом. А од­на бол­тушка Эли­забет Барнс ска­зала, что сво­ими гла­зами ви­дела, как Грейс обер­ну­лась чер­ным ко­том, вспрыг­ну­ла к ней на пос­тель, хлес­тну­ла ее хвос­том и ис­чезла. Дру­гая же ут­вер­жда­ла, что ви­дела Грейс, ле­тев­шую вер­хом на по­меле.

И вот Грейс пред­ста­ла пе­ред су­дом.

— За­кон при­зовет ее к от­ве­ту! — ра­дова­лись ку­муш­ки.

Суд за­седал дол­го. Од­ни до­казы­вали, что Грейс ведь­ма, дру­гие это от­ри­цали. Од­на­ко шу­му и раз­ных тол­ков вок­руг вдо­вы бы­ло слиш­ком мно­го, ее столь­ко раз вы­зыва­ли в суд, что на­конец судья при­нял ре­шение из­брать при­сяж­ных за­седа­телей из од­них жен­щин, что­бы они про­вери­ли, есть ли у мис­сис Грейс на те­ле та­инс­твен­ные зна­ки, как у каж­дой ведь­мы.

Жен­ский суд при­сяж­ных об­сле­довал мис­сис Грейс и на­шел та­инс­твен­ные зна­ки на ее те­ле, а по­тому ее приз­на­ли ведь­мой.

И все-та­ки судья не хо­тел ве­рить это­му вздо­ру и от­пра­вил де­ло на ре­шение в Вер­ховный суд шта­та.

Суд шта­та то­же не по­верил вся­кой бол­товне нас­чет «осо­бых зна­ков». Од­на­ко жи­тели графс­тва про­дол­жа­ли охо­тить­ся на Грейс Шер­вуд. На этот раз они так ожес­то­чен­но взя­лись за де­ло, что судья вы­нуж­ден был сог­ла­сить­ся на ис­пы­тание во­дой.

Ес­ли она ви­нов­на, то пой­дет ко дну, а нет, так вып­лы­вет.

Ко­неч­но, спра­вед­ли­вос­ти в этом не бы­ло. Но судьи все же ре­шили пос­лать вслед за Грейс лод­ку, что­бы в слу­чае че­го не дать ей уто­нуть.

В тот день яр­кое сол­нце так и пля­сало на во­де. Зри­тели рас­се­лись пря­мо на тра­ве, а не­кото­рые да­же при­нес­ли с со­бой ска­мей­ки. Все жда­ли на­чала су­дили­ща.

Грейс по­сади­ли в лод­ку. Два греб­ца нап­ра­вили лод­ку на се­реди­ну пру­да. Там с нее сор­ва­ли лиш­нюю одеж­ду и со свя­зан­ны­ми ру­ками бро­сили в во­ду.

Но Грейс Шер­вуд и не ду­мала то­нуть. Она хо­рошо пла­вала и, ког­да ее бро­сили в во­ду, тут же поп­лы­ла.

— Вы без­моз­глые ту­пицы! — крик­ну­ла она. — Ско­рей вы са­ми за­дох­не­тесь от злос­ти, чем я по­тону.

Но раз­ве уй­мет­ся оду­рев­шая тол­па, ко­торая ви­дит ведь­му в каж­дом чер­ном ко­те? Грейс вта­щили об­ратно в лод­ку и от­пра­вили сно­ва в тюрь­му.

Че­рез ка­кое-то вре­мя опять ус­тро­или суд и сно­ва не приш­ли ни к ка­кому ре­шению. И толь­ко, ког­да тем, кто бе­лое при­вык на­зывать чер­ным и день ночью, на­до­ело прес­ле­довать Грейс, от нее на­конец от­ста­ли.

Не­кото­рые по­лага­ли, что ей еще очень по­вез­ло.