Ромео и Джульетта из штата Виргиния

В шта­те Вир­ги­ния жил один вер­ный пат­ри­от и прек­расный ад­во­кат по име­ни Пат­рик Ген­ри.

Он прос­ла­вил­ся не толь­ко зна­мени­тым при­зывом, об­ле­тев­шим всю стра­ну в го­ды вой­ны за не­зави­симость: «Сво­бода или смерть!», но и муд­ры­ми ре­шени­ями в обыч­ной жиз­ни и в су­де. Ка­ких толь­ко ис­то­рий о нем не рас­ска­зыва­ют и на Се­вере и на Юге, но боль­ше все­го в шта­те Вир­ги­ния. Од­ну из них мы вам сей­час пе­рес­ка­жем. А вы, в свою оче­редь, пе­рес­ка­жите ее ко­му-ни­будь еще, она то­го сто­ит, по­тому что в ней есть над чем пос­ме­ять­ся. Жил на све­те юно­ша, ко­торый влю­бил­ся в мо­лодень­кую де­вуш­ку, что час­то слу­ча­ет­ся еще со вре­мен Ада­ма. Да, но этой вир­гин­ской Джуль­ет­те бы­ло еще слиш­ком ма­ло лет, и за­кон зап­ре­щал на ней же­нить­ся. Ху­же то­го, отец де­вуш­ки не хо­тел, что­бы она вы­ходи­ла за­муж имен­но за это­го юно­шу.

Од­на­ко для влюб­ленных за­кон и от­цов­ские же­лания не указ, так бы­ло всег­да, с тех пор как лю­ди уз­на­ли про лю­бовь.

За­то в Вир­ги­нии был прек­расный ста­рин­ный обы­чай убе­гать из до­ма ро­дите­лей и тай­но вен­чать­ся. Ког­да де­ло бы­ло сде­лано, боль­шинс­тво ро­дите­лей про­щали мо­лодых и за­быва­ли все. Но для этой па­роч­ки бегс­тво из до­ма су­лило серь­ез­ные неп­ри­ят­ности. Ибо по за­конам шта­та Вир­ги­ния мо­лодо­го че­лове­ка, умык­нувше­го слиш­ком юную не­вес­ту, са­жали в тюрь­му, и на­дол­го. Так что са­ми ви­дите, сколь­ко труд­ностей бы­ло впе­реди у мо­лодых влюб­ленных, ес­ли бы они сбе­жали из до­му и по­жени­лись.

Мо­лодой вир­ги­нец го­лову сло­мал, об­ду­мывая свои лю­бов­ные неп­ри­ят­ности. Что же все-та­ки де­лать?

И тут он вспом­нил про Пат­ри­ка Ген­ри, о ко­тором еще отец всег­да го­ворил ему, что у Пат­ри­ка са­мая свет­лая го­лова, ник­то во всем шта­те луч­ше его не раз­би­ра­ет­ся в за­конах. И он по­шел к Пат­ри­ку и по­ведал ему свою грус­тную ис­то­рию.

Зна­мени­тый ад­во­кат вни­матель­но все выс­лу­шал, и улыб­ка за­иг­ра­ла на его ли­це.

— Вы очень лю­бите эту мо­лодую ле­ди? — спро­сил он.

— Боль­ше жиз­ни! Я бы зап­ла­тил что угод­но, толь­ко бы мне же­нить­ся на ней и не сесть в тюрь­му.

— Зап­ла­тили бы что угод­но? Это хо­рошее на­чало для раз­го­вора. Да­же сто зо­лотых ги­ней?

— С ра­достью, сэр! Отец, ко­неч­но, даст мне эти день­ги.

— Что ж, даль­ше луч­ше, та­кой раз­го­вор мне нра­вит­ся еще боль­ше. Уве­рен, что су­мею все ус­тро­ить с ва­шей же­нить­бой так, что­бы вы ос­та­лись спо­кой­но жить в сво­ем прек­расном до­ме и не се­ли бы в тюрь­му.

— О, мис­тер Ген­ри, я ни­ког­да не за­буду ва­шей ус­лу­ги!

— Прек­расно, прек­расно. При­ходи­те с мо­лодой ле­ди зав­тра ко мне в кон­то­ру, и я рас­ска­жу, как мы ус­тро­им все ва­ши де­ла.

И вот влюб­ленная па­роч­ка приш­ла в кон­то­ру к Пат­ри­ку Ген­ри: мо­лодой че­ловек, пол­ный ре­шимос­ти, и юная ле­ди в при­под­ня­том нас­тро­ении, столь свой­ствен­ном вир­гин­ским де­вуш­кам.

Пат­рик Ген­ри теп­ло при­нял их и об­ра­тил­ся к не­вес­те:

— Моя юная ле­ди, ког­да ваш ве­лико­душ­ный отец, ко­торый про­тивит­ся бра­ку с этим дос­той­ным юно­шей, от­лу­чит­ся из до­му, пой­ди­те к се­бе на ко­нюш­ню и вы­бери­те там луч­ше­го ска­куна. А по­том ска­чите как мож­но быс­трей к мес­ту сви­дания с ва­шим из­бран­ни­ком сер­дца, ко­торый бу­дет там ждать вас… Ког­да мисс при­будет на мес­то сви­дания, вы, мо­лодой че­ловек, ся­дете вер­хом на то­го же ко­ня, но толь­ко по­зади нее. Пом­ни­те: по­зади нее! Она бу­дет уп­равлять ко­нем и по­ведет его к свя­щен­ни­ку, ко­торый об­венча­ет вас. За­пом­ни­те, моя юная кра­сави­ца, по­водья в ру­ках дол­жны дер­жать вы и нап­равлять ко­ня то­же, а же­них пусть си­дит сза­ди и об­ни­ма­ет вас за та­лию. Пос­ле вен­ча­ния иди­те к от­цу и ска­жите, что вы по­жени­лись. А ес­ли ваш бла­город­ный отец бу­дет сто­ять на сво­ем и по­даст на вас в суд, я бу­ду ва­шим за­щит­ни­ком. И за­пом­ни­те, юная ле­ди, на су­де вы дол­жны рас­ска­зывать точ­но, как бы­ло со­вер­ше­но бегс­тво, и тог­да, обе­щаю вам, вы вер­не­тесь бла­гопо­луч­но до­мой и вам не при­дет­ся на­вещать ва­шего воз­люблен­но­го в тюрь­ме. Глав­ное, рас­ска­зывать все как есть — как вы убе­жали и как по­жени­лись. Де­вуш­ка по­обе­щала ис­полнить все в точ­ности. Они поб­ла­года­рили ад­во­ката и уш­ли.

Вско­ре пос­ле это­го мо­лодая ле­ди уз­на­ла, что ее отец дол­жен от­лу­чить­ся из до­му, и ус­ло­вилась о встре­че со сво­им же­нихом. Путь был сво­боден, она выб­ра­ла в ко­нюш­не луч­ше­го ко­ня и прис­ка­кала на мес­то сви­дания. Он вско­чил на ко­ня по­зади нее, как ве­лел ему сде­лать ад­во­кат, и она пус­ти­ла ко­ня быс­трой рысью пря­мо к свя­щен­ни­ку, ко­торый тут же об­венчал их по всем пра­вилам. По­том они пред­ста­ли пе­ред ее от­цом и во всем ему приз­на­лись.

Бла­город­ный гос­по­дин силь­но раз­гне­вал­ся. Он по­садил дочь под за­мок и по­дал на мо­лодо­го му­жа в суд. Он тре­бовал для не­го по­жиз­ненно­го зак­лю­чения.

Нас­тал день су­да. Пос­коль­ку на су­де при­сутс­тво­вали обе семьи, зал су­да был пе­репол­нен. К то­му же про­шел слух, что в за­щите бу­дет выс­ту­пать сам Пат­рик Ген­ри, и лю­ди сте­кались отов­сю­ду, толь­ко что­бы пос­лу­шать его.

Ад­во­кат об­ви­нения со сто­роны раз­гне­ван­но­го от­ца под­нялся и дер­жал речь, но не­дол­го. Он лишь ска­зал, что мо­лодой не­годяй увез де­вуш­ку, ко­торой по за­конам шта­та Вир­ги­ния бы­ло еще ра­но вы­ходить за­муж, а по­тому суд дол­жен при­нять со­от­ветс­тву­ющее спра­вед­ли­вое ре­шение и от­пра­вить его в тюрь­му.

За­тем встал Пат­рик Ген­ри.

— Ва­ша честь, — об­ра­тил­ся он к судье, — лич­но я ма­ло что мо­гу ска­зать по дан­но­му де­лу. Я пред­ла­гаю луч­ше поп­ро­сить прек­расную, как ан­гел, мо­лодую не­вес­ту рас­ска­зать нам все о со­вер­шенном по­беге, из-за ко­торо­го выд­ви­га­ет свое об­ви­нение мой кол­ле­га. Тог­да, ва­ша честь, вам лег­че бу­дет су­дить, дол­жен этот ми­лый мо­лодой че­ловек от­пра­вить­ся в хо­лод­ную тюрь­му или к се­бе до­мой вмес­те с лю­бимой не­вес­той.

За­тем, об­ра­ща­ясь к де­вуш­ке, он ска­зал:

— Про­шу вас, юная ле­ди, рас­ска­жите его чес­ти все в точ­ности, как про­изош­ло. Пом­ни­те, все в точ­ности!

Рас­крас­невша­яся не­вес­та под­ня­лась на сви­детель­ское мес­то. Она чуть вол­но­валась, но го­вори­ла яс­но и без за­пинок.

— Вот как все бы­ло, ва­ша честь. В прош­лую сре­ду ут­ром я пош­ла в на­шу ко­нюш­ню, выб­ра­ла Прин­ца Звез­ду и пос­ка­кала на сви­дание с мо­им же­нихом. Он сел на ко­ня по­зади ме­ня. Пра­вила ко­нем я, он си­дел по­зади ме­ня. Мы по­еха­ли к свя­щен­ни­ку, и свя­щен­ник нас об­венчал.

Тут под­нялся Пат­рик Ген­ри:

— Вы хо­тите ска­зать, что по­сади­ли его по­зади се­бя на ко­ня и увез­ли к свя­щен­ни­ку?

— Да, сэр, имен­но так. Я увез­ла его.

В за­ле су­да раз­дался гром­кий смех.

— Так что ви­дите, ва­ша честь, — ска­зал Пат­рик Ген­ри, — мо­лодой че­ловек вов­се не уво­зил эту пре­лес­тную, как цве­ток, юную ле­ди. Де­ло яс­ное: са­ма де­вуш­ка убе­жала вмес­те с мо­лодым че­лове­ком. А по­сему вы, ко­неч­но, не бу­дете са­жать в тюрь­му это­го прек­расно­го джентль­ме­на, раз лич­но он ни­кого не уво­зил.

Судья дол­го сме­ял­ся, и все при­сутс­тво­вав­шие в за­ле то­же, и да­же раз­гне­ван­ный отец. Так все раз­ре­шилось ко все­об­ще­му удо­воль­ствию бла­года­ря ум­но­му со­вету Пат­ри­ка Ген­ри.