Свадьба в Серебряных Ключах

Са­мая проз­рачная во­да в шта­те Фло­рида, а то и во всей стра­не бь­ет в Се­реб­ря­ных Клю­чах — так ут­вер­жда­ют мес­тные жи­тели. Вы мо­жете пе­рес­чи­тать все ка­меш­ки на дне это­го ис­точни­ка.

Во­ды его рас­цве­чены не толь­ко раз­ноцвет­ны­ми рыб­ка­ми и шо­колад­ны­ми че­репа­хами, но и бла­го­уха­ющи­ми во­дяны­ми ли­ли­ями, кув­шинка­ми и про­чими цве­тами и во­дорос­ля­ми. Из­да­лека сю­да при­ходят лю­ди, что­бы по­любо­вать­ся на Се­реб­ря­ные Клю­чи и их пес­трых во­дяных оби­тате­лей.

Сколь­ко-то лет на­зад в этих мес­тах жил гор­дый и бо­гатый че­ловек. Его зва­ли ка­питан Гар­динг Дуг­лас. У не­го был единс­твен­ный сын по име­ни Клэр, кра­савец со­бою, юно­ша весь­ма бла­город­ный. Отец гор­дился сы­ном, впро­чем, как всем, чем он вла­дел.

С ни­ми по со­седс­тву жи­ла од­на слав­ная и хо­рошень­кая де­вуш­ка — Бер­нис Мэй. Клэр влю­бил­ся в нее с пер­во­го взгля­да. Сна­чала они не ду­мали ни о чем, кро­ме люб­ви. Но лю­ди час­то ви­дели их вмес­те, и по­пол­зли сплет­ни. Клэр знал, что отец при­дет в ярость, ког­да он ска­жет ему, что хо­чет же­нить­ся на Бер­нис Мэй, так как она бы­ла из бед­ной семьи.

Они встре­чались на бе­регу озе­ра, в ко­тором би­ли Се­реб­ря­ные Клю­чи, воз­ле хи­жины ста­рой те­туш­ки Сил­ли. Од­ним сол­нечным днем они си­дели у проз­рачной во­ды, лю­бова­лись во­дяны­ми ли­ли­ями и зо­лоты­ми рыб­ка­ми и об­сужда­ли до­сужие сплет­ни, ко­торые не да­вали им по­коя.

— Я ре­шил по­гово­рить с от­цом рань­ше, чем эти слу­хи дой­дут до не­го, — ска­зал Клэр. — Я ска­жу, что люб­лю те­бя и хо­чу на те­бе же­нить­ся.

Бер­нис не уме­ла мно­го го­ворить, но ее гла­за бы­ли вы­рази­тель­ней слов. Она вни­матель­но пос­мотре­ла на юно­шу, улыб­ну­лась роб­ко и пе­реве­ла взгляд на бур­ный по­ток, бь­ющий пря­мо из сер­дца озе­ра.

— Де­лай, как те­бе ка­жет­ся луч­ше, Клэр, и да по­может нам бог.

Клэр по­гово­рил с от­цом, при этом не обош­лось без гнев­ных слов. Ка­питан меч­тал сов­сем об иной судь­бе для сво­его сы­на. Он не хо­тел, что­бы сын же­нил­ся на бед­ной де­вуш­ке.

Спор меж­ду ка­пита­ном Дуг­ла­сом и его сы­ном Клэ­ром длил­ся не один день, но сын не ус­ту­пал же­лани­ям от­ца. Под ко­нец ка­питан ре­шил, что на све­те мно­го спо­собов при­мани­вать мо­шек — тут мож­но поп­ро­бовать и мед. И он ска­зал од­нажды:

— Я ви­жу, сын мой, что ты силь­но лю­бишь эту де­вуш­ку. Что ж, я не бу­ду пре­пятс­тво­вать ва­шей люб­ви. Но преж­де чем вы сыг­ра­ете свадь­бу, я поп­ро­шу те­бя съ­ез­дить в Ев­ро­пу и вы­пол­нить для ме­ня од­но важ­ное по­руче­ние. Толь­ко те­бе я мо­гу до­верить это де­ло. А по воз­вра­щении ты мо­жешь же­нить­ся.

Клэр рас­ска­зал об этом пред­ло­жении Бер­нис. Ей бы­ло, что воз­ра­зить, но она смол­ча­ла.

При­шел день рас­ста­вания, и они ре­шили про­гулять­ся по ле­су.

— Зна­ешь что, Бер­нис, — ска­зал Клэр, — да­вай возь­мем лод­ку и по­ката­ем­ся по озе­ру.

Они быс­тро доп­лы­ли до се­реди­ны озе­ра, где стру­ились клю­чи и во­да в ис­кря­щем­ся тан­це би­ла вверх, от­ли­вая все­ми цве­тами ра­дуги.

Оба мол­ча­ли, труд­но бы­ло го­ворить в миг рас­ста­вания. В гла­зах у Бер­нис сто­яли сле­зы. У нее бы­ло пред­чувс­твие, что они рас­ста­ют­ся нав­сегда. Они без слов смот­ре­ли на се­реб­ря­ные пу­зырь­ки бь­ющей клю­чом во­ды, на ве­селых ры­бок, на во­дяные цве­ты.

Клэр вы­нул из кар­ма­на зо­лотую це­поч­ку и ска­зал:

— Это те­бе мой по­дарок, Бер­нис. Но­си ее на ру­ке, как брас­лет, по­ка я не вер­нусь к те­бе. Я дол­го не за­дер­жусь. И бу­ду час­то те­бе пи­сать.

Он взял­ся за вес­ла и пог­реб к бе­регу. Они поп­ро­щались и ра­зош­лись с тос­кой на сер­дце…

В Па­риже и Лон­до­не жизнь пол­на впе­чат­ле­ний, осо­бен­но для но­вич­ка. И Клэр с ра­достью пог­ру­зил­ся в нее. Он пи­сал Бер­нис, но отец его пос­та­рал­ся сде­лать так, что­бы его пись­ма до нее не до­ходи­ли. И де­ла он рас­счи­тал так, что­бы Клэр как мож­но доль­ше не воз­вра­щал­ся. Про­лета­ли дни, не­дели, ме­сяцы. Клэр ра­довал­ся жиз­ни, как ни­ког­да. Он ред­ко вспо­минал Бер­нис Мэй. Она же нап­ро­тив.

Каж­дое ут­ро она с на­деж­дой жда­ла пись­ма, и, ког­да его не бы­ло, ве­чером она за­сыпа­ла с мыслью: «А мо­жет быть, зав­тра!» Она пе­рес­та­ла есть, из­бе­гала встре­чать­ся с людь­ми и мед­ленно увя­дала.

Она лю­била уп­лы­вать в лод­ке по озе­ру к то­му мес­ту, где би­ли Се­реб­ря­ные Клю­чи. Она дол­ги­ми ча­сами си­дела и смот­ре­ла на ры­бок, на во­дорос­ли и цве­ты, на проз­рачные струи во­ды и меч­та­ла. Толь­ко меч­ты эти бы­ли пе­чаль­ны.

Слу­чалось, ми­мо хи­жины Бер­нис про­ходи­ла те­туш­ка Сил­ли. Она всег­да уте­шала де­вуш­ку. Но сло­ва пло­хие ле­карс­тва. Бер­нис чувс­тво­вала се­бя бро­шен­ной и нес­час­тной и от го­ря за­боле­ла. Ще­ки ее поб­лекли, ра­дос­тный свет по­тух в гла­зах, она сла­бела день ото дня, ко­нец ее был бли­зок.

«Я хо­чу уме­реть воз­ле Се­реб­ря­ных Клю­чей, где мы час­то си­дели вмес­те и где Клэр дал мне обе­щание ско­ро вер­нуть­ся», — ре­шила Бер­нис.

Она пош­ла к озе­ру и се­ла на бе­регу. Сил, что­бы грес­ти, у нее не ос­та­лось.

Те­туш­ка Сил­ли в этот день соб­ра­лась удить ры­бу и за­мети­ла на бе­регу Бер­нис. Она ис­пу­галась, уви­дев, как по­худе­ла и поб­ледне­ла Бер­нис.

— Не уби­вай­ся так, моя го­луб­ка, — ска­зала она, об­няв Бер­нис за пле­чи. — Он те­бя лю­бит и вер­нется к те­бе.

— Он обе­щал мне пи­сать и ни ра­зу не на­писал.

— Не тре­вожь се­бе сер­дце по­нап­расну. На све­те есть и дру­гие, ко­торые ра­ды бу­дут ос­час­тли­вить те­бя.

— Мне ник­то не ну­жен. Я хо­чу уме­реть.

— Ты слиш­ком мо­лода. Смерть для та­ких ста­рух, как я.

— Я знаю, что все рав­но ско­ро ум­ру. Обе­щай мне ис­полнить од­ну мою прось­бу, те­туш­ка Сил­ли. Ког­да я ум­ру, от­ве­зи ме­ня в лод­ке на се­реди­ну озе­ра, где бь­ют Се­реб­ря­ные Клю­чи, и опус­ти там на дно.

Те­туш­ка Сил­ли горь­ко пла­кала, но, ког­да при­шел срок, все вы­пол­ни­ла, как про­сила Бер­нис.

Вско­ре вер­нулся до­мой Клэр. Он был так пе­репол­нен впе­чат­ле­ни­ями, что сна­чала да­же не вспом­нил о Бер­нис. К то­му же отец по­забо­тил­ся, что­бы до­ма ему не приш­лось ску­чать. Он приг­ла­сил в гос­ти даль­нюю его ку­зину, пре­хоро­шень­кую де­вуш­ку, с ко­торой, он на­де­ял­ся, Клэ­ру при­ят­но бу­дет про­водить вре­мя.

А ут­ром отец пред­ло­жил мо­лодым лю­дям:

— Я тут не­дав­но ку­пил па­рус­ную лод­ку. Не про­катить­ся ли нам до Се­реб­ря­ных Клю­чей?

Толь­ко тут Клэр вспом­нил о Бер­нис. Он за­думал­ся, по­том ска­зал:

— Что ж, по­едем.

И ку­зина, ко­неч­но, с ра­достью сог­ла­силась.

По­года сто­яла сол­нечная, ти­хая, и во­ды озе­ра бы­ли проз­рачны, как хрус­таль. Ту­да-сю­да сно­вали зо­лотые рыб­ки, го­рели на сол­нце яр­кие цве­ты и зе­леные во­дорос­ли.

Лод­ка мед­ленно плы­ла по озе­ру, приб­ли­жа­ясь к Се­реб­ря­ным Клю­чам. Ка­питан Дуг­лас и ку­зина ве­село бол­та­ли. Клэр не го­ворил ни сло­ва. Вдруг де­вуш­ка вос­клик­ну­ла с ужа­сом:

— Смот­ри­те! Там ру­ка и на ней зо­лотая це­поч­ка!

Все гля­нули вниз, в проз­рачную во­ду.

Клэр сра­зу уз­нал: это бы­ла це­поч­ка, ко­торую он по­дарил Бер­нис при про­щании.

Под­водные ска­лы вдруг рас­сту­пились, и они уви­дели Бер­нис, по­ко­ящу­юся на дне.

— Бер­нис! — вос­клик­нул Клэр, и, преж­де чем отец ус­пел ос­та­новить, он бро­сил­ся в озе­ро.

Тут же под­водные ри­фы сно­ва сом­кну­лись, ос­та­вив Бер­нис и Клэ­ра нав­сегда вмес­те.

Ког­да лю­ди при­ходят к Се­реб­ря­ным Клю­чам и слы­шат, как стру­ит­ся и жур­чит во­да, они го­ворят:

— Там идет свадь­ба! Вы слы­шите, во­да рас­ска­зыва­ет ис­то­рию люб­ви же­ниха и не­вес­ты.

Иног­да на­верх всплы­ва­ют пер­ла­мут­ро­вые ра­куш­ки, слов­но сле­зы Бер­нис. А на ска­ле рас­тут бе­лые цве­ты, по­хожие на во­дяные ли­лии. Их на­зыва­ют сва­деб­ным вен­ком Бер­нис. И ес­ли де­вуш­ке да­рят эти цве­ты, зна­чит, че­рез год она ста­нет счас­тли­вой не­вес­той.