Великий Дядюшка Понедельник

Дав­ным-дав­но жил в Аф­ри­ке ве­ликий кол­дун. Он был не толь­ко кол­ду­ном, но и вер­ным дру­гом всех зве­рей и в осо­бен­ности кро­коди­лов. А по­тому, сто­ило ему за­хотеть, и он мог обер­нуть­ся в лю­бого из них. Кро­коди­лов он да­же на­зывал сво­ими брать­ями.

Од­нажды его, как бес­сло­вес­но­го зве­ря, схва­тили тор­говцы ра­бами и при­вез­ли в Аме­рику. Его про­дали в рабс­тво хо­зя­ину план­та­ции в Ка­роли­не. Но он не был рож­ден ра­бом и дол­го там не за­дер­жался. Из Ка­роли­ны он по­пал в Джор­джию, а от­ту­да во Фло­риду. Там он вер­шил ве­ликие свои кол­дов­ские де­ла, по­могая всем, кто нуж­дался в его по­мощи. Лю­ди проз­ва­ли его Дя­дюш­ка По­недель­ник, по­тому что он все дни не­дели ос­та­вал­ся свеж и бодр, слов­но в пер­вый день пос­ле вос­крес­но­го от­ды­ха.

Слу­чилось это в ту по­ру, ког­да ин­дей­ское пле­мя се­мино­лов сра­жалось за зем­лю, с ко­торой их хо­тели прог­нать приш­лые бе­лые лю­ди. Это бы­ла зем­ля ин­дей­цев, они ро­дились на ней и жи­ли из по­коле­ния в по­коле­ние, так за­чем же им бы­ло ухо­дить с нее?

Дя­дюш­ка По­недель­ник был в друж­бе с ин­дей­ца­ми, он кол­до­вал для них и при­нимал учас­тие в их сра­жени­ях. Он не знал стра­ха и был муд­рым во­ином, но, хо­тя он был с ни­ми в каж­дой бит­ве, се­мино­лы тер­пе­ли по­раже­ние за по­раже­ни­ем. У бе­лых бы­ло слиш­ком мно­го хо­рошо обу­чен­ных сол­дат и без чис­ла ог­нес­трель­но­го ору­жия, так что ин­дей­цы и их чер­ный соб­рат вы­нуж­де­ны бы­ли от­сту­пать, по­ка не дош­ли до озе­ра Мэй­тленд. Там они да­ли пос­леднее сра­жение и про­иг­ра­ли.

Дя­дюш­ка По­недель­ник был не толь­ко бесс­тра­шен, но и мудр. Воз­можно, по­это­му он так хо­рошо кол­до­вал. Он по­сове­товал ин­дей­цам по­ка при­ос­та­новить борь­бу, все рав­но они не мог­ли по­бедить.

А что ду­ма­ет де­лать он сам? — спро­сили ин­дей­цы.

Толь­ко не быть ра­бом! Ес­ли на­до, он уй­дет да­леко или ос­та­нет­ся здесь сре­ди дру­зей, ко­торые не при­чинят ему зла.

Он хо­тел бы жить там, где есть мир меж­ду людь­ми, будь они чер­ные, крас­ные или бе­лые.

Та­ков был от­вет ве­лико­го кол­ду­на, нег­ра по име­ни Дя­дюш­ка По­недель­ник. Ин­дей­цы все по­няли и дол­го хра­нили мол­ча­ние.

Но вот нас­тал день, ког­да Дя­дюш­ка По­недель­ник ска­зал, что дол­жен прос­тить­ся со сво­ими друзь­ями. Ин­дей­цы ре­шили ус­тро­ить в его честь боль­шой праз­дник.

Спус­ти­лась ночь, все ин­дей­цы пле­мени сош­лись, что­бы про­водить Дя­дюш­ку По­недель­ник, они би­ли в ба­раба­ны и пе­ли свои ин­дей­ские пес­ни. По ин­дей­ским обы­ча­ям они тан­це­вали та­нец вой­ны. И луч­ше всех тан­це­вал сре­ди них чер­ный аф­ри­кан­ский кол­дун. Он из­ви­вал­ся и из­ги­бал­ся, ло­жил­ся и вска­кивал. И пел при этом, из­да­вая при­зыв­ные кри­ки и во­инс­твен­ные кли­чи. Эти пес­ни и кри­ки гром­ким эхом от­да­вались в глу­бинах озе­ра и в да­леких ле­сах.

И вдруг при све­те кос­тра ин­дей­цы уви­дели не­видан­ное чу­до. На их гла­зах аф­ри­канец стал ме­нять свой об­лик. Про­дол­жая ди­кий та­нец, он стал свет­леть ко­жей, прев­ра­тил­ся пос­те­пен­но в смуг­ло-ко­рич­не­вого. Ли­цо у не­го стран­но вы­тяну­лось, за­ос­три­лось. Рот рас­тя­нул­ся, гу­бы рас­пухли и от­висли, вы­лез­ли длин­ные ос­трые зу­бы. Ру­ки и но­ги уко­роти­лись и по­тол­сте­ли, на них вы­рос­ли длин­ные ког­ти.

Но он про­дол­жал свой та­нец, и те­ло его все вы­тяги­валось и рос­ло на гла­зах, спи­на пок­ры­лась тол­стой че­шу­ей и где на­до вы­рос длин­ный тол­стый хвост, как у кро­коди­ла.

Чер­ный кол­дун прев­ра­тил­ся в кро­коди­ла! Са­мого боль­шо­го кро­коди­ла, ка­кого ви­дели лю­ди.

Кро­кодил все кру­жил­ся и из­ви­вал­ся в тан­це, под­пры­гивая на ко­рот­ких тол­стых но­гах и шле­па­ясь на зем­лю с та­ким шу­мом, слов­но гре­мел гром, от че­го дро­жали листья на де­ревь­ях и да­же тя­желые вет­ки.

А по­том ин­дей­цы уви­дели но­вое чу­до, еще бо­лее стран­ное и не­быва­лое. Они пе­рес­та­ли петь и пля­сать и ус­та­вились на во­ды озе­ра. Сна­чала из во­ды до­нес­ся от­ветный рев, вспе­нив­ший по­вер­хность озе­ра. По­том из глу­бин вып­лы­ли, выс­тро­ив­шись в два ря­да, ог­лу­ша­ющие гром­ким во­ем и ре­вом зу­бас­тые кро­коди­лы. И чер­ный кол­дун, обер­нувший­ся ги­гант­ским кро­коди­лом, мед­ленно проп­лыл меж­ду сво­ими соб­рать­ями и ушел в глу­бину. И все кро­коди­лы за ним сле­дом.

На во­де и в ле­су нас­та­ла ти­шина. Ин­дей­цы то­же мол­ча­ли, слов­но оце­пене­ли. Они го­рева­ли, что по­теря­ли вер­но­го дру­га и бесс­траш­но­го во­ина.

Но чер­ный брат не по­кинул их. Он ос­тался в во­дах Фло­рид­ско­го озе­ра. Иног­да он обо­рачи­ва­ет­ся сно­ва че­лове­ком и по­яв­ля­ет­ся сре­ди ин­дей­цев, что­бы по­кол­до­вать в по­мощь сво­им друзь­ям и в на­каза­ние вра­гам.

Ког­да он вы­леза­ет из озе­ра, кро­коди­лы по­дыма­ют гром­кий рев, они зо­вут на­зад сво­его во­жака.